16 июня 2013

Сирия, новый мировой порядок и европейские гуманисты

Илья ПОЛОНСКИЙ    

Начало второго десятилетия XXI века в арабском мире отметилось глобальными социально-политическими потрясениями, получившими во многих информационных источниках название «Арабской весны». Что-что, а «весной», то есть возрождением, жизнью, большинство арабских контрреволюций и не пахнет. С самого начала, когда на площади североафриканских и ближневосточных городов повалили первые демонстранты, американская и европейская общественность заговорила о феномене «арабских революций» как о попытке освобождения Востока от «тиранических режимов», которые десятилетиями находятся у власти и не думают демократизировать политическую жизнь в своих странах. Что было дальше – мы увидели очень скоро.

Весна, похожая на осень

На смену «креативщикам» с площадей Каира и Туниса пришли более многочисленные и агрессивные исламисты, а в Ливии антиправительственные волнения перешли в затяжную кровопролитную войну, в результате которой был не только низвергнут социалистический режим Муаммара Каддафи, существовавший в стране на протяжении последних сорока лет, но и полностью разрушена инфраструктура страны и кардинально подорваны сами основы ливийской государственности.

На смену «креативщикам» с площадей Каира и Туниса пришли более многочисленные и агрессивные исламисты, а в Ливии антиправительственные волнения перешли в затяжную кровопролитную войну. На фото: митинг на площади Тахрир в Каире. (REUTERS/Mohamed Abd El Ghany)

На смену «креативщикам» с площадей Каира и Туниса пришли более многочисленные и агрессивные исламисты, а в Ливии антиправительственные волнения перешли в затяжную кровопролитную войну. На фото: митинг на площади Тахрир в Каире. (REUTERS/Mohamed Abd El Ghany)

Сегодня повторение ливийского сценария мы видим в Сирии. Конечно, Сирия – не Ливия. Находящийся у власти в стране клан Асадов никогда не отличался экстравагантностью покойного Каддафи, не претендовал на роль носителя новой революционной идеологии. Сорокавосьмилетний Башар Асад – интеллигентный человек, в прошлом – врач-офтальмолог, всегда считавшийся интеллектуалом и гораздо более умеренным политиком, чем его отец Хафез. Тем не менее, его также, как и «полковника пустыни» Каддафи, обвиняют в установлении тоталитарной диктатуры и геноциде мирного населения Сирии.

Здесь следует заметить, что под мирным населением пресловутая мировая общественность в Сирии, как и за пару лет до этого в Ливии, понимает исключительно фундаменталистски настроенных повстанцев и им сочувствующих. Представители алавитского, друзского, христианского меньшинств, проживающие на территории Сирии, к мирному населению, очевидно, не относятся.

Кстати, к вопросу о меньшинствах. Как и в странах Северной Африки, авангард «весны, похожей на осень» в Сирии составили исламские фундаменталисты – представители наиболее радикальных мусульманских суннитских организаций, среди которых значительную часть составляют не только сирийцы, но и представители интернационального исламистского подполья – ветераны войн в Афганистане, Ираке, в той же Ливии. А за бородатыми физиономиями экстремистов и наёмников, прославившихся своими злодеяниями, отчетливо маячат Катар и Саудовская Аравия. Нефтяные монархии Персидского залива давно являются надёжнейшими союзниками США в регионе. При этом американское правительство, а вслед за ним и вся «прогрессивная мировая общественность», ни капельки не обеспокоены тем, что Сирия или Ливия при Каддафи по сравнению с эмиратами и королевствами Залива – просто эталоны политической демократии.

Понятно, что Соединённым Штатам Америки выгодно укрепление своих позиций в регионе Ближнего Востока, расширение своего политического и экономического влияния. В этой борьбе годятся любые средства. Как в своё время мировой капитал, включая и еврейскую олигархию, финансировал нацистскую партию Гитлера, так и в новейшей истории англо-саксонские псевдодемократы готовы вступить для достижения своих целей в сговор и с арабскими шейхами, и с теми же исламистами, единомышленники которых режут англичан на улицах их собственных городов или взрывают мирное население городов американских.

Очевидно, что «Новый мировой порядок», окончательным утверждением которого так обеспокоена англо-американская элита, выражающая интересы мирового финансового капитала, сметает на своём пути, прежде всего, те государства, существование которых в этот самый «порядок» не вписывается. Реакционные феодальные монархии Персидского залива в этом контексте гораздо более приемлемы, чем светский национально и социально ориентированный режим Сирии.

На протяжении последних пятидесяти лет Сирия играла одну из ключевых ролей в ближневосточной политике, оставаясь оплотом антиимпериалистической линии в регионе. Сирия – многонациональное государство. Здесь живут не только арабы-сунниты, которые составляют большинство населения страны, но и другие этносы и субэтносы, также являющиеся коренным населением. Это, прежде всего, этноконфессиональные общности алавитов, друзов и сирийских христиан, говорящие на арабском языке и новоарамейских диалектах и сохраняющие собственные уникальные культурные традиции. Многочисленна армянская диаспора. Северные районы страны населяют ираноязычные курды, заза, достаточно многочисленны туркмены. Весь этот конгломерат этносов и субэтносов сосуществовал веками, периодически между ними случались конфликты и естественно, что сохранить политическое единство сирийской нации в этих условиях – достаточно сложная задача. С которой, однако, почти полвека справлялся режим семьи Асадов.

Асады – алавиты. Представители одного из этноконфессиональных меньшинств, которое хоть и говорит на арабском языке, но исповедует алавизм, который считается ответвлением шиизма. Естественно, что свержение режима Асадов исламистскими силами обернётся геноцидом алавитов со стороны суннитских фундаменталистов. Не сложно предугадать и судьбу другого подобного меньшинства – друзов, а также сирийских христиан, которые традиционно принадлежат к нескольким восточноправославным и восточнокатолическим церквям.

Леви, Глюксманн и другие

Однако поборников «демократии и толерантности» из числа европейских и американских «гуманистов» это, видимо, мало интересует. В своё время стремление Запада вмешиваться во внутренние дела ближневосточных государств объяснялось, в том числе, и защитой интересов тамошних христиан. Однако затем пришла пора сменить вывеску колониалистской политики. Сегодня на первый план выдвинуты абстрактные идеалы демократии и гуманизма, защита которых почему-то оборачивается физическим уничтожением тысяч мирных людей, а также всей экономической и социальной инфраструктуры тех стран, народам которых не посчастливилось стать англо-американскими «подзащитными».

Бернар Анри Леви - некогда маоист, превратившийся впоследствии в советника многих французских президентов и участника масонских клубов. Этот пламенный борец за права гомосексуалистов и иммигрантов во Франции во внешней политике предпочитает поддерживать реакционных фундаменталистов, что в Ливии, что в Сирии

Бернар Анри Леви — некогда маоист, превратившийся впоследствии в советника многих французских президентов и участника масонских клубов. Этот пламенный борец за права гомосексуалистов и иммигрантов во Франции во внешней политике предпочитает поддерживать реакционных фундаменталистов, что в Ливии, что в Сирии

Может быть, и прав французский философ Аллен де Бенуа, который утверждает, что «идеология прав человека как импортированное с Запада учение может принести только опустошительные последствия для правовых систем и конституционных систем стран Третьего мира. В некоторых обществах разрыв иерархии не принесёт ничего иного, кроме разрушения, достигнутого с таким трудом равновесия. Упадок традиционных прав, ликвидация учреждений, созданных для защиты общностей, окажутся столь же роковыми».  Примеры – перед глазами: Афганистан, Ирак, Ливия, Египет, теперь – Сирия, в которой также нарушается сложившийся порядок вещей во имя торжества интересов мировой финансовой олигархии, прикрывающейся «правами человека».

Между тем, стоит обратить внимание на то, что в большинстве европейских государств, которые так или иначе принимают участие в агрессии против Сирии, действуют достаточно многочисленные и многообразные левые движения, которые провозглашают антиколониализм и антиимпериализм одними из ключевых принципов во внешнеполитической сфере. Однако откровенно империалистическая, по сути, агрессивная политика Соединенных Штатов и Великобритании против сирийского государства, встречает у левых если не прямую поддержку, то косвенное одобрение. Связано это с тем, что многие европейские левые давно перестали быть таковыми. Они не социалисты, не коммунисты и не анархисты, а лишь радикальный авангард неолиберализма. Кстати, к тому «старому доброму» классическому либерализму его современное извращение имеет весьма опосредованное отношение. Неолиберализм – идеология мировой финансовой аристократии, заинтересованной лишь в упрочении собственного господства. Золотой телец, а не эфемерные «права человека» – вот настоящий бог неолибералов.

Типичный представитель так называемых «евро-левых», поддерживавший французских социалистов, начиная от Франсуа Миттерана и заканчивая Франсуа Олландом – философ Бернар Анри Леви. Личность достаточно примечательная – некогда маоист, превратившийся впоследствии в советника многих французских президентов и участника масонских клубов. Этот пламенный борец за права гомосексуалистов и иммигрантов во Франции во внешней политике предпочитает поддерживать реакционных фундаменталистов, что в Ливии, что в Сирии. Более тридцати лет назад он активно критиковал советскую политику в Афганистане, также очевидно предпочитая исламскую оппозицию светскому режиму НДПА. И в югославском конфликте этот патологический русофоб поддерживал боснийских мусульман, старательно оправдывая их зверства в отношении сербского населения.

Другой известный французский философ, также бывший маоист, Андре Глюксманн поддержал действия исламистов против режима Асада, высказав изумительную по уровню лицемерия фразу – «мятежники – далеко не ангелы с небес: им тоже не чужды бесчинства, которые только набирают обороты по мере того, как весь мир оставляет их безоружными». И Глюксманн, и Леви – по происхождению евреи. Казалось бы, они должны напротив негативно относиться к фундаменталистской экспансии на Ближнем Востоке. Однако, судя по всему, этнические корни ориентируют их в сторону поддержки мировой финансовой олигархии, тогда как интересы рядовых израильтян, как и арабов, сербов, французов, русских, им абсолютно безразличны.

Поддерживая войну в Сирии, как до этого поддерживали кампании в Ливии и Ираке, европейские «левые гуманисты» фактически признают, что политическая конъюнктура для них – гораздо важнее сохранения жизней десятков тысяч людей, мира и стабильности в странах Ближнего Востока. Как в своё время правые социал-демократы, поддерживавшие «цивилизаторскую миссию» колониальных держав в Африке и Азии, современные слуги Нового мирового порядка из Социнтерна и многочисленных троцкистских «интернационалов» ратуют за свержение Башара Асада, совершенно не понимая, что победа фундаменталистских сил в Сирии станет концом этой страны как светского и благополучного по меркам Востока государства. Аналогичной позиции придерживаются и анархисты, в частности на сайте российского «Автономного действия».

Призывая к участию в антиасадовских волнениях, европейские и ближневосточные леваки не понимают, что в силу малочисленности играть самостоятельную роль в сирийской внутренней политике леворадикальные фракции троцкистов или анархистов не в состоянии. Таким образом, отдельные группки леваков, участвуя в общем сопротивлении режиму Асада, фактически будут лить воду на мельницу исламистов, причём первое, что сделают исламисты после окончательного укрепления своих позиций – физически уничтожат представителей всех левых течений, в том числе и тех дурачков, которые сегодня призывают к единому фронту с фундаменталистской «оппозицией».

Андре Глюксманн поддержал действия исламистов против режима Асада, высказав изумительную по уровню лицемерия фразу – «мятежники – далеко не ангелы с небес: им тоже не чужды бесчинства, которые только набирают обороты по мере того, как весь мир оставляет их безоружными»

Андре Глюксманн поддержал действия исламистов против режима Асада, высказав изумительную по уровню лицемерия фразу – «мятежники – далеко не ангелы с небес: им тоже не чужды бесчинства, которые только набирают обороты по мере того, как весь мир оставляет их безоружными»

Как не странно, именно европейские «новые правые» сегодня в большей степени обеспокоены колониалистской экспансией США и союзников на Ближнем Востоке, нежели их леворадикальные оппоненты. Можно утверждать, что превращение значительной части евро-левых в фактических пособников неолиберализма и, таким образом, Нового мирового порядка, означает их политическую смерть как антиимпериалистов, оставление политического фланга антиимпериалистической борьбы той части левых радикалов, которые, сохраняя адекватность восприятия действительности, понимают, что режим Асада предпочтительнее фундаменталистской диктатуры, а «права человека» не следует использовать как ширму для защиты религиозных фанатиков и бандитов.

Итальянский геополитик профессор Клаудио Мутти утверждает, что вооружённая агрессия против сирийского режима является лишь одним из компонентов в единой цепи дальнейшего наступления англо-американских сил на пространстве Евразии. Действительно, легко представить себе и развитие событий после окончательной дестабилизации ситуации в Сирии и нейтрализации этой страны как политического актора на Ближнем Востоке. Следующей целью станет Иран, а там недалеко и до просторов постсоветских государств.

Из общего контекста череды псевдореволюций Арабского Востока выбивается антиправительственное сопротивление в Турции. В отличие от Сирии, Ливии или Египта в Турции протестуют не исламские фундаменталисты, а сторонники светского государства. Ведь неолиберальный по сути и исламистский по форме режим Реджепа Эрдогана в последние годы существенно изменил тот вектор развития турецкого общества, который был задан еще в первой половине ХХ века Мустафой Кемалем Ататюрком.

На улицы Стамбула и других турецких городов поддержать протестантов с площади Таксим вышли кемалисты, представители турецких социалистических и коммунистических партий, анархисты. Получается, что в данном случае «мировая общественность» оказалась в весьма двусмысленной ситуации. С одной стороны, поддержка режима Эрдогана против вышедших протестантов – наглядное опровержение собственной позиции по Сирии и ранее – по Ливии, Египту и Тунису. Но с другой стороны свержение Эрдогана в Турции нарушает планы США относительно дальнейшего сценария сирийского конфликта. Более того, неизвестно, что вообще может произойти с Турцией в случае установления в этой стране левого политического режима. Останется ли она союзником США? Или будет искать собственный путь во внешнеполитических противоречиях?

Почему Асад лучше

Но если в случае Турции симпатии всех антиимпериалистически настроенных людей должны быть на стороне протестующих против Эрдогана «людей с площади Таксим», то относительно Сирии следует более конкретно наметить основные пункты, которые говорят о необходимости поддержки как раз режима Асада:

В Сирии на стороне повстанцев воюют, что уже неоднократно доказано и не отрицается ведущими западными газетами и журналами, джихадисты из самых разных мусульманских стран

В Сирии на стороне повстанцев воюют, что уже неоднократно доказано и не отрицается ведущими западными газетами и журналами, джихадисты из самых разных мусульманских стран

1. Сирия – многонациональное государство. Режиму Асадов удавалось поддерживать более-менее гармоничные отношения различных этносов страны до начала иностранного вмешательства путём провокаций мятежников. Дальнейшая эскалация насилия в стране, в том числе с участием иностранной военщины, и возможность победы арабо-суннитских фундаменталистов приведёт к геноциду более малочисленных этноконфессиональных меньшинств. Мы видим судьбу коптов в Египте после свержения Мубарака – неужели такая же судьба должна ждать и сирийских христиан, алавитов, друзов?

2. Сирийский политический режим – светский по своей природе. Башар Асад, другие представители сирийской элиты, а также население крупнейших городских центров страны – люди светского менталитета, для которых религия играет далеко не основную роль в жизни. Следует отметить, что в составе сирийского правительства – представители различных этноконфессиональных общностей, есть и женщины (а вот есть ли они в правительстве союзных США Катара и Саудовской Аравии – можно даже не спрашивать). Победа так называемых «повстанцев» будет означать разрушение светского общества и стремительную исламизацию по сценарию «талибанизации» Афганистана.

3. Сирия имеет давние дружественные связи с Россией. Речь не только о военной базе РФ, о налаженных экономических отношениях, но и о том, что в Сирии проживают тысячи российских граждан, много смешанных арабо-русских семей, значительно православное меньшинство. Именно в Сирии находится Антиохийский патриархат, приверженцы только Антиохийской православной церкви составляют в стране более миллиона человек. Россия всегда была для них заступником и союзником. Позволить фанатикам утвердить свою власть в Сирии означает фактически подписать смертный приговор сирийским православным.

4. Сирия – плацдарм для дальнейшего наступления на Иран, террористических атак на республики Центральной Азии, северо-кавказские территории Российской Федерации. То есть крушение политической власти Асадов в Сирии и дестабилизация ситуации в стране с возможным риском её «талибанизации» превращает Сирию в потенциальную угрозу южным рубежам России.

5. Сирия – одно из немногих государств Ближнего Востока, которое умело сочетает традиционалистские и модернистские ценности. Светскость сирийского политического режима отнюдь не препятствует его национальной ориентированности, сохранению населением страны, как мусульманским, так и христианским, традиционных культурных ценностей. Более того, в Сирии легально действует не только правящая партия БААС, но и другие политические партии, в частности – Сирийская коммунистическая партия.

В этом контексте следует отметить, что хотя режим Башара Асада не является антикапиталистическим, а партия БААС (Арабского социалистического возрождения), находящаяся у власти в стране, вряд ли может быть названа социалистической не на словах, а на деле, возможная альтернатива «талибанизации Сирии» или её «сомализации», то есть установления исламистской диктатуры или, наоборот, полное разрушение государственности в стране и хаотизация социальной жизни, приемлемы в гораздо меньшей степени. И в первую очередь – для самого населения Сирийской Арабской Республики.

Дальнейшая социальная модернизация сирийского общества, как и всех других, возможна только в рамках светского политического режима, гарантирующего населению те права и свободы, которые неминуемо будут им утрачены в случае прихода к власти фундаменталистов или превращения страны в поле боевых действий между различными кланами и политико-криминальными группировками.

15 июня 2013 г.

Статьи на ту же тему:

Руслан КОСТЮК. СИРИЯ. Осудить нельзя поддержать

Михаэль ДОРФМАН. Это уже совсем другая Сирия

Михаэль ДОРФМАН. ЕГИПЕТ: исламистов губит не ислам, а неолиберализм

Михаэль ДОРФМАН. «Исламская ярость», или вшивые снова про баню

Михаэль ДОРФМАН. В Ливии исламисты не победили, ибо их там нет

Михаэль ДОРФМАН. Ближний Восток сжигает корабли

Энн МАРЛОУ. Война в шлёпанцах: панк-революция в Ливии

Дмитрий СТЕПНЯК. Чем обернётся победа «революции» в Ливии

Руслан КОСТЮК. Осень: пора считать цыплят «арабской весны»

Сеймус МИЛН. Запад и «арабская весна»: семь исторических уроков

Руслан КОСТЮК. Египет выбрал «братьев-мусульман»

Михаэль ДОРФМАН. Арабская весна: прошла эйфория – осталась надежда

Руслан КОСТЮК, Алёна ЗЕЛЕНСКАЯ. Социнтерн ждёт продолжения арабской весны

Михаэль ДОРФМАН. Чем закончится противостояние в Египте

Михаэль ДОРФМАН. Как стреляла «Аврора» арабских революций

Руслан КОСТЮК. ЕГИПЕТ: суд и абсурд

Михаэль ДОРФМАН. Арабская весна переходит в израильское лето

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Вирус революций: вакцины нет и не будет

Михаэль ДОРФМАН. В России чувствуется аромат «арабской весны»

Михаэль ДОРФМАН. Арабская весна и мировое сообщество

Михаэль ДОРФМАН. Тунис, Египет… на очереди Америка?

Михаэль ДОРФМАН. В Египет прилетел «чёрный лебедь»

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Восстание в Египте подняли «парни с ноутбуками»

  • Слава

    «Типичный представитель так называемых «евро-левых», поддерживавший французских социалистов, начиная от Франсуа Миттерана и заканчивая Франсуа Олландом – философ Бернар Анри Леви.» — товарищ, вы как-то не в курсе, что Бернар Леви еще с начала 80ых сдал резко вправо и поддерживает как раз Саркози с его антимигрантскими инициативами.

    • О Леви

      Бернар-Анри Леви: Я не обращаю на это внимание. Думаю, нужно дать Олланду время на то, чтобы заявить о себе. Это очень честный человек. И мне кажется, что он выжидает перед тем, как по-настоящему заявить о себе, оценить положение дел, задачи, вопросы. Хотя, конечно, нельзя не признать, что этот процесс начал слишком уж затягиваться…

      Читать далее: http://www.inosmi.ru/world/20121128/202737846.html#ixzz2WUzy5Trl
      Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

    • О Леви

      Бернар Анри Леви и Франсуа Олланд — питомцы масонской ложи, которую возглавляет соплеменник Леви алжирский еврей Аттали. Соответственно, если даже формально Анри Леви и Олланд могут и не состоять в одной партии, фактически они сообщники и единомышленники — представляют интересы Бильдербергского клуба

  • http://newmobilphone.com Жанна

    Ну, бернар леви обыкнорвенный педераст. С какого боку он стал «философом»? Да и зачем про него писать, он ведь как живой труп после Ливии — где и когда настигнет его кара — мы не ведаем))) но геена ждет