17 мая 2013

«Священные коровы» нашей национальной идентичности

Илья ПОЛОНСКИЙ

В Советском Союзе атрибутов идентичности было хоть отбавляй

В Советском Союзе атрибутов идентичности было хоть отбавляй

Для любого государства важно иметь свои символы. Государственный гимн, флаг или герб – лишь его внешние атрибуты, позволяющие идентифицировать конкретное государство среди прочих. Для внутреннего же потребления гораздо более значимы более сложные конструкты, с помощью которых создается общенациональная идентичность.

Советская идентичность

В Советском Союзе таких атрибутов идентичности было хоть отбавляй – начиная с Мавзолея В. И. Ленина и заканчивая новогодним салатом «оливье». Каждый советский человек проживал примерно одинаковую жизнь, сталкиваясь с одними и теми же социальными структурами. Октябрятская звёздочка, пионерский галстук, комсомольский билет, дембельский альбом, праздничные демонстрации, профсоюзные и партийные собрания – лишь «отщепенцы» из числа криминальных и полукриминальных элементов или открытых «противников советской власти» разрывали привычную цепочку символов где-то на звене пионерского галстука. Общность образа жизни сплачивала советский народ, создавала ощущение принадлежности к единому целому, в котором русский и узбек, литовец и казах – друг другу братья и сограждане.

Советский Союз канул в небытие. И, спустя какое-то время, когда окончательно развеялись надежды на то, что «шоковая терапия» оказалась не кошмарным сном, а не менее кошмарной явью, ностальгия по привычным советским символам осталась уделом пожилых людей и немногочисленных активистов коммунистических партий. Суверенная же Россия столкнулась не только с идеологическим, но и с символическим вакуумом, что вполне понятно – когда нет идеологии, национальной идеи, то о каких национальных символах может идти речь?

В итоге сегодня мы видим белогвардейский триколор в сочетании с красным знаменем Вооружённых сил РФ, двухглавого раскоронованного орла, сталинский гимн с очередной вариацией стихотворчества Сергея Михалкова. Было бы высшей степенью лицемерия утверждать, что совокупность этих противостоящих друг другу символов может выражать единство современного российского общества.

Кризис идентичности давно стал одной из ключевых для современной России проблем. Глобализация заставила многочисленные этносы вспомнить о своих корнях и национальной культуре, разрушение же советской системы на фоне идеологической импотенции постсоветских режимов искоренило ощущение общности, присущее, по крайней мере, городской интернациональной среде советских граждан. В результате, пытаясь хоть как то выправить ситуацию, руководство страны использует для консолидации общества несколько «священных коров».

Этот День Победы

Первая «священная корова» — дискурс Великой Победы. В 1945 году, задолго до рождения большинства первых лиц современного российского государства, страна под названием Советский Союз одержала долгожданную победу над гитлеровской Германией. Миллионы советских граждан, вне зависимости от социального положения и национальности, возраста и пола, как могли — приближали победу.

Чем дальше 9 мая 1945 года, тем больше лжеветеранов... женщина 1930 года рождения, которой на момент окончания войны было всего лишь 15 лет, никогда и нигде не воевала, не имеет не то, что генеральского, но даже ефрейторского звания, и, разумеется, никаких подтверждений «звезд Героя» на генеральском мундире тоже не имеет

Чем дальше 9 мая 1945 года, тем больше лжеветеранов… Женщина 1930 года рождения, которой на момент окончания войны было всего лишь 15 лет, никогда и нигде не воевала, не имеет не то, что генеральского, но даже ефрейторского звания, и, разумеется, никаких подтверждений «звезд Героя» на генеральском мундире тоже не имеет

Прошли десятилетия. Подавляющее большинство ветеранов Великой Отечественной войны, реально принимавшее участие в боях, умерли. Самые молодые ветераны – это глубокие старики, им далеко за восемьдесят. И чем этих уважаемых всеми людей становится меньше, тем больше государство стремится демонстрировать свою заботу о воинах–победителях. В повседневной жизни многие из этих стариков никому не нужны, и даже высокие по российским (но не по мировым) меркам пенсии не спасают их от болезней и одиночества. Но каждое 9 мая начинается праздничный вывод еле живых ветеранов на парад, произносятся пафосные речи, гремят салюты. Праздник. Вопрос только в том, для кого? Германию победило совсем другое государство, с иными идеологическими ориентирами и системой ценностей, с другими людьми. С другой символикой.

Когда ветераны Великой Отечественной вынужденно идут по разукрашенным центральным улицам городов, в голове вертится мысль – не вспоминают ли они при этом, как в далёком 45-м году бросали трёхцветные, бело-сине-красные, флаги «Русской Освободительной Армии» генерала Власова к подножию Мавзолея? Среди гуляющих по центральным улицам и площадям в этот день зашкаливает процент представителей тех республик СССР, которые в годы войны находились в глубоком тылу. Да, их деды тоже, конечно, воевали. И республики помогали, как могли. Большое им за это спасибо, а долг платежом красен – и сполна покрывается той инфраструктурой, которая создавалась в том числе и эвакуированными из западных регионов СССР советскими людьми. Но, всё же, основной удар принимали на себя европейские территории Союза и РСФСР. Мои деды воевали, воевали деды практически всех моих друзей и знакомых. А сколько в процентном соотношении воевало дедов у тех ребят с лицами отрицательных героев «Белого солнца пустыни»? Но в этом и смысл Дня Победы для современной России. Объединить давно чужих друг другу людей пытаются посредством ссылок на события минувших лет, имевшие место в другой стране и при другом режиме.

После бурного празднования Дня Победы 9 мая 2012 года в Интернет-сообществе России разгорелся скандал, из которого ни государство, ни общество, похоже, так и не вынесло полезных выводов. На трибуне, в непосредственной близости от главы государства, среди отдающих честь генералов и полковников, ветеранов Великой Отечественной войны, действующих и бывших военачальников, была замечена женщина в костюме генерал-майора, со звездами Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда, прикладывавшая руку к непокрытой голове в характерном воинском приветствии. Как выяснилось, женщина 1930 года рождения, которой на момент окончания войны было всего лишь 15 лет, никогда и нигде не воевала, не имеет не то, что генеральского, но даже ефрейторского звания, и, разумеется, никаких подтверждений «звезд Героя» на генеральском мундире тоже не имеет.

Государство сегодня само производит лжеветеранов в массовом порядке. К участникам ВОВ в официальном статусе приравнены многие категории граждан, трудившихся в тылу или успевших послужить в советской армии крайне непродолжительное время в самые последние месяцы войны и далеко от линии фронта

Государство сегодня само производит лжеветеранов в массовом порядке. К участникам ВОВ в официальном статусе приравнены многие категории граждан, трудившихся в тылу или успевших послужить в советской армии крайне непродолжительное время в самые последние месяцы войны и далеко от линии фронта

Вслед за разоблачением лжегенеральши Интернет взорвался множеством фотографий подобных персонажей, демонстрирующих свои золотые погоны и звезды на каждый День Победы. Глядя на ряженых и сопоставляя возраст настоящих ветеранов с относительной многочисленностью пожилых людей в орденах на улицах городов именно 9 мая, закрадываются сомнения… Сколько же в процентном соотношении сегодня насчитывается настоящих ветеранов, героев Победы и проходимцев или шизофреников, которые по своему тщеславию или чёрному умыслу пытаются выдать себя за воевавших. Впрочем, лжеветеранство вполне укладывается в рамки идеологии «священных коров» — не удивлюсь, если и через двадцать/тридцать лет на девятое мая будут выходить ничуть не постаревшие «дважды и трижды герои».

Ведь государство сегодня само производит лжеветеранов в массовом порядке. К участникам ВОВ в официальном статусе приравнены многие категории граждан, трудившихся в тылу или успевших послужить в советской армии крайне непродолжительное время в самые последние месяцы войны и далеко от линии фронта. Без всякой попытки умаления заслуг этих людей и с большим уважением относясь к их трудовым и воинским заслугам, следует всё же отметить, что к реальным ветеранам войны они не имеют практически никакого отношения. Более того, несколько десятилетий назад попытки «уравнять в правах с ветеранами ВОВ» закончились бы большим скандалом. Но нуждающееся в ветеранах государство сегодня стремится наштамповать их побольше, главное – чтобы кто-то по-прежнему приходил в школы, стоял на трибунах, чтобы было кому дарить сирень и поздравлять с праздником. Иначе, каким же ещё путём скреплять общество, в котором столь далеко зашли процессы дезинтеграции?

Мы верим твёрдо в героев спорта

Когда на футбольное поле стадиона, построенного на деньги, которые могли бы быть выделены школам или больницам, выбегает иностранный легионер российской команды – это тоже национальная идентичность. Спортивные достижения – второй излюбленный конёк-горбунок социального порядка современной России, как без них? В Ростове-на-Дону, южной столице России, окончание строительства транспортной магистрали отложено на неопределенный срок – в связи с проведением Чемпионата мира по футболу-2018. Пускай горожане ещё пять лет помучаются в пробках, зато на сэкономленные на дорожном строительстве деньги будет возведён замечательный стадион, который затем превратится в очередной рынок. Да и то — в самом оптимальном варианте.

Постоянное акцентирование внимания на спортивной теме призвано консолидировать разрозненное российское население так же, как и совместное празднование Дня Победы

Постоянное акцентирование внимания на спортивной теме призвано консолидировать разрозненное российское население так же, как и совместное празднование Дня Победы

Постоянное акцентирование внимания на спортивной теме призвано консолидировать разрозненное российское население так же, как и совместное празднование Дня Победы. Да только выглядит «любовь к спорту» современного российского государства, мягко говоря, странно. В стране фактически ликвидирована существовавшая в Советском Союзе система детского и юношеского спортивного воспитания и образования. Подавляющее большинство спортивных залов и самих видов спорта не доступны рядовому гражданину, спортивные площадки в спальных районах городов или отсутствуют, или представляют собой жалкое зрелище. Интерес у подростков и молодёжи к спорту наблюдается отчасти лишь в боксе, борьбе, восточных единоборствах, да и то по понятным причинам – надо научиться защищать себя в крайне криминализованном социальном пространстве.

Зато именно «большой спорт» даёт, вслед за Днем Победы, ощущение единства российского общества. Как и на подступах к Рейхстагу, в спорте русский и чеченец, армянин и азербайджанец братья друг другу. В спорте – да, а в жизни? Что делает государство для того, чтобы действительно консолидировать разрозненное российское общество? Преодолеть растущую социальную и национальную неприязнь, которая не существует лишь в карманных соцопросах и отчётах чиновников. Получается, что ничего, оно лишь пытается заместить реальную идентичность её симулякром.

Возбуждение «поцреотизма»

«Проклятые американцы»  — третья «священная корова» современной России. Да-да, я не ошибся. Наличие Соединенных Штатов выгодно современной России не меньше, чем героическая Победа Советского Союза над гитлеровской Германией и великие спортивные достижения советских и российских граждан. Постоянная апология к «козням» США позволяет включить механизмы «негативной идентичности». Отечественный социолог и философ Лев Гудков понимает под негативной идентичностью самоидентификацию «от противного»: есть враги, стремящиеся к разрушению общности, и против этих врагов необходимо объединяться. Даже если враги эфемерны, а те, кого призывают объединяться, имеют гораздо больше оснований ненавидеть друг друга, нежели мифического «врага».

Георгиевские ленточки и майки «Россия» на лицах непонятных национальностей, алкогольная эйфория «Дня Победы», в которой празднующие легко могут толкнуть в сторону мешающего пройти старика – ветерана или даже ограбить его, если не хватает денег на выпивку, ярые противники «американского империализма», не мыслящие выходной без посещения «Мак-Дональдса» — всё это «поцреотизм»

Георгиевские ленточки и майки «Россия» на лицах непонятных национальностей, алкогольная эйфория «Дня Победы», в которой празднующие легко могут толкнуть в сторону мешающего пройти старика – ветерана или даже ограбить его, если не хватает денег на выпивку, ярые противники «американского империализма», не мыслящие выходной без посещения «Мак-Дональдса» — всё это «поцреотизм»

В разные исторические периоды персональные данные кандидатов на роль «Главного Злодея» менялись, трансформировались и многочисленные версии относительно подрывных сил и «пятых колонн» внутри государства. В частности, на роль «пятой колонны» в современной России может претендовать кто угодно – от глупых девиц, устроивших провокацию в церкви, до русских националистов радикального направления и дагестанских салафитов одновременно. Все они едины в том, что нарушают картину межнациональной и социальной идиллии, сложившейся в «стране, победившей фашизм» под мудрым руководством национального лидера.

Постепенно в число «врагов» записываются все те, чьи политические или культурные позиции, образ действия и даже мысли отличаются от основной массы «законопослушных граждан» и «патриотов своей страны». При этом подразумевается, что свою подрывную деятельность эти «негодяи» из «пятой колонны» осуществляют далеко не бескорыстно. Бюрократу, который без вознаграждения даже бумажку не подпишет, невдомек, что отнюдь не все граждане России, к счастью — пока ещё, продаются и покупаются. Кто-то может совершенно искренне участвовать в общественной и политической деятельности не только не получая за это ни копейки, но и вкладывая в неё свои личные средства. Не важно, ошибаются или нет эти люди – важно, что они имеют свои позиции и стремятся к их искреннему выражению. В любом случае, для недемократической по своей сути политической системы гражданская активность представляет куда большую и серьёзную угрозу, нежели бедствование населения, повальные алкоголизм и наркомания или разгул организованной преступности.

Молодёжный интернет-сленг давно дал замечательное название тем явлениям, которые я пытаюсь здесь описать – «поцреотизм». Георгиевские ленточки и майки «Россия» на лицах непонятных национальностей, алкогольная эйфория «Дня Победы», в которой празднующие легко могут толкнуть в сторону мешающего пройти старика – ветерана или даже ограбить его, если не хватает денег на выпивку, ярые противники «американского империализма», не мыслящие выходной без посещения «Мак-Дональдса» — всё это «поцреотизм». Его отличие от действительного патриотизма в том, что последнему нет смысла ссылаться на «великое прошлое» или искать мифических врагов среди окружающих. Социальное благополучие, физическое и нравственное здоровье своих сограждан — гораздо более важные показатели, нежели количество миллиардов, затраченных на строительство потёмкинских стадионов. Патриотизм – это любовь к своей Родине, а культ «священных коров» к России не имеет никакого отношения.

17 мая 2013 года