18 марта 2013

Синяя блуза Франции

Посвящается памяти Парижской коммуны 1871 года

Дмитрий ЖВАНИЯ

Великая революция во Франции, которая началась через полтора века после революции английской, стала классическим типом буржуазной революции

Великая революция во Франции, которая началась через полтора века после революции английской, стала классическим типом буржуазной революции. Картина Луи Леопольда Буайльи (1761-1845) «Санкюлот»

«Франция, Париж!» — вздыхают мещане с претензией на эстетство. «Paris toujours Paris», «Париж — город любви», «Париж — столица моды», «Элегантные парижанки» — всем мы знаем эти штампы массовой культуры, рекламного бизнеса. Образованные обыватели, конечно, знают, что Франция — страна художников-импрессионистов, писателей Оноре де Бальзака, Стендаля, Виктора Гюго, Эмиля Золя, философов-экзистенциалистов Альбера Камю, Жан-Поль Сартра, кинорежиссёров Жан-Люка Годара, Франсуа Трюффо, Франсуа Озона.

Может быть, кто-нибудь помнит, что во Франции жили знаменитые просветители и энциклопедисты Дидро, Вольтер, Монтескье, Руссо, Гельвеций. Для марксистов Франция — живая иллюстрация марксистской теории исторического материализма, страна, где каждый сдвиг в  экономике получал самое последовательное политическое выражение, где классовая борьба приобретала классические формы. А для романтиков революции Франция – олицетворение революционного «жизненного порыва», исходящего из мистической сердцевины истории. 

Язык революции

«Во Франции, — писал Фридрих Энгельс, — в наиболее резких очертаниях выковывались те меняющиеся политические формы, внутри которых двигалась классовая борьба и в которых находили своё выражение её результаты. Средоточие феодализма в средние века, образцовая страна единообразной сословной монархии со времён Ренессанса, Франция разгромила во время великой революции феодализм и основала чистое господство буржуазии с такой классической ясностью как ни одна другая европейская страна. И борьба поднимающего голову пролетариата против господствующей буржуазии тоже выступает здесь в такой острой форме, которая другим странам неизвестна». Конечно, после Октябрьской революции страной, где в самой острой форме шла борьба рабочих против буржуазии, является наша с вами Россия. Но не будем забывать и об Испании 1936-1939 годов.

До Великой французской революции буржуазные революции уже отгремели в Голландии и Британии. Но именно великая революция во Франции, которая началась через полтора века после революции английской, стала классическим типом буржуазной революции. «Возьмите великую французскую революцию, — говорил Ленин. — Она недаром называется великой. Для своего класса, для которого она работала, для буржуазии, она сделала так много, что весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошёл под знаком французской революции». Отголоски Великой французской революции слышны и сейчас. Эта революция создала даже  специфический язык символов, на котором и по сей день говорят революционеры всего мира. Несмотря на то, что «Марсельеза» — официальный гимн Франции, её звуки, как и звуки «Интернационала», волей-неволей порождают революционные ассоциации, призывают к борьбе за освобождение.

Почти все российские социалисты, начиная с героев «Народной воли», не исключая большевиков, в годы царизма боролись за Учредительное собрание. Но откуда пришло это понятие — Учредительное собрание? Из французской революции. Именно парламент с таким названием 26 августа 1789 года принял Декларацию прав человека и гражданина, где «свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению» признавались «естественными и неотъемлемыми».

Поход парижских женщин на Версаль 5 октября 1789 года

Поход парижских женщин на Версаль 5 октября 1789 года

Ленин говорил, что большевики являются якобинцами русского революционного движения. А кто такие якобинцы? Так называли себя французские революционеры, которые осенью 1789 года начали собираться в библиотеке монастыря Святого Якова. После того, как из этого объединения (клуба, как тогда говорили) были удалены все сторонники конституционной монархии, якобинцы стали одной из самых радикальных фракций французской революции. Радикальней были только «бешеные» — плебейские революционеры, священник Жак Ру и его товарищи.

Как большевики назвали своё правительство? Совет народных комиссаров. А откуда пришла эта мода на комиссаров? Тоже из Франции! В годы Великой французской революции революционный парламент — Конвент — посылал в департаменты и армию специальных уполномоченных с чрезвычайными полномочиями для подавления контрреволюции. Их называли комиссарами.

Во время Гражданской войны в России против большевиков нередко вспыхивали восстания крестьян, недовольных продразвёрсткой (насильственным изъятием хлеба и продовольствия). Большевики называли эти восстания «русской Вандеей». Что это за Вандея? Французская провинция (на западе страны), где в годы революции сторонники короля разожгли крестьянское восстание.

9 термидора (27 июля 1794 года) умеренные якобинцы отстранили от власти Максимилиана Робеспьера, Луи Антуана Сен-Жюста, Жоржа Кутона, а потом казнили их

9 термидора (27 июля 1794 года) умеренные якобинцы отстранили от власти Максимилиана Робеспьера, Луи Антуана Сен-Жюста, Жоржа Кутона, а потом казнили их

Лев Троцкий и его товарищи называли бюрократическое перерождение Термидором. Что это за Термидор? В октябре 1793 года революционный Конвент ввёл новый календарь. За начало нового летоисчисления, или новой эры, принимался день провозглашения во Франции республики (22 сентября 1792 года). Месяцы получили названия по характерной для них погоде, растительности, плодам или сельскохозяйственным работам: Вантоз — месяц ветров, жерминаль — месяц сева, прериаль — месяц лугов, брюмер — месяц тумана, термидор — жаркий месяц. 9 термидора (27 июля 1794 года) умеренные якобинцы отстранили от власти Максимилиана Робеспьера, Луи Антуана Сен-Жюста, Жоржа Кутона, а потом казнили их.

При Робеспьере революция достигла самой высшей точки. Под напором «бешеных», которые выражали волю народа, объединённого в секции Парижской Коммуны (во главе Коммуны стояли радикальные якобинцы Пьер Гаспар Шометт и Жак-Рене Эбер), Конвент отменил феодальные повинности и платежи в деревне, крестьяне были превращены в полных и свободных собственников своих наделов (Декрет 17 июля 1793 года), в городах был введён максимум цен на хлеб и товары первой необходимости, к спекулянтам и сторонникам короля применялась смертная казнь (правда, под нож гильотины попадали не только спекулянты и роялисты, но и революционеры, более радикальные, чем Робеспьер – Шометт, Эбер и другие). После термидорианского переворота революция пошла на спад и докатилась до бонапартизма — режима личной власти Наполеона Бонапарта. Кстати, сталинский режим Троцкий называл бонапартизмом.

Понятия «левые» и «правые» в политике стали использоваться тоже после Великой французской революции: в революционном парламенте радикалы сидели слева, а умеренные и консерваторы — справа.

Острая форма рабочей борьбы

Энгельс, утверждая, что во Франции борьба «поднимающего голову пролетариата против господствующей буржуазии» выступает «в такой острой форме, которая другим странам неизвестна», основывался на фактах. Именно во Франции произошло первое в мире самостоятельное выступление рабочего класса. Это было восстание ткачей в Лионе в ноябре 1831 года. Ещё до восстания шла длительная борьба рабочих лионской шелкоткацкой промышленности за повышение заработной платы, которая заметно снизилась во время экономического кризиса. После долгих усилий ткачам удалось добиться создания смешанной комиссии из представителей рабочих и предпринимателей-мануфактуристов. Эта комиссия приняла новый тариф сдельных расценок, что должно было несколько повысить заработок ткачей. Но многие хозяева отказались признать новый тариф. В ответ 21 ноября ткачи вышли на демонстрацию. На рабочих напала Национальная гвардия: один её батальон из засады обстрелял демонстрацию. Рабочие были возмущены  этим коварным нападением и взялись за оружие. Вспыхнуло грандиозное восстание. Над повстанцами развевалось чёрное знамя, на котором было вышито: «Жить работая или умереть сражаясь!» Так что первым знаменем рабочего движения было чёрное знамя.

Пролетарии первого поколения ещё сохраняли старые общинные традиции и одновременно чувствовали свой разрыв с прежней средой. Это сочетание усвоенного с детства коллективизма с ощущением собственной деклассированности порождало в них способность и готовность к решительным действиям (Лионское восстание 1831 года, которое прошло под девизом "Жить, работая, или умереть, сражаясь!". Литография Барду).

Лионское восстание 1831 года, которое прошло под девизом «Жить, работая, или умереть, сражаясь!». Литография Барду.

После трёхдневных боёв рабочие расправились с Национальной гвардией, заставили правительственные войска покинуть город и овладели Лионом. Но рабочие не смогли организовать управление городом, они вступили в переговоры с оставшимся в Лионе префектом и ограничились созданием комиссии для наблюдения за его действиями. 3 декабря в Лион свободно вступили правительственные войска, посланные для усмирения восстания и… рабочие отказались от сопротивления.

5 июня 1832 года восстание разгорелось уже в Париже, восставшие выдвинули политические требование – они добивались отречения короля Луи-Филиппа Орлеанского. В рабочих кварталах появились баррикады, над которыми впервые взвилось красное знамя. На другой день войска разбили баррикады пушечными ядрами. Около сотни восставших забаррикадировались в  древнем монастыре Сен-Мери и сражались до последнего.  Не желая сдаваться, они совершили коллективное самоубийство. Солдаты ворвались в помещение, заваленное трупами. Таким образом Франция – родина «шахидов пролетариата»…

В апреле 1834 года в Лионе произошло второе рабочее восстание. Толчком к нему послужил судебный процесс над организаторами недавней стачки против очередного уменьшения расценок. На этот раз восстание сразу приобрело политический характер: ткачи требовали установления республики. Повстанцы возвели баррикады, укрепились в каменных зданиях и подняли красные и чёрные знамёна. Шесть дней, с 9 по 15 апреля, в городе шли жестокие бои. Войска вели огонь из пушек, отчего в городе вспыхивали пожары, разрушались дома. Обороной главного опорного пункта восставших руководил бывший матрос Лагранж. Погибло 800 рабочих, но восстание в Лионе получило отклик по всей стране.

13 апреля лионцев поддержали парижские рабочие. На улицах столицы опять появились баррикады, в восстании участвовало несколько тысяч человек. Подавлением восстания руководил историк, министр внутренних дел Тьер. С рабочими расправились очень жестоко. В некоторых домах на улице Транснонен вырезали даже женщин и детей. Подростков убивали, дабы они не мстили потом за отцов. После подавления восстания правительство устроило судебный процесс. 167 повстанцев были приговорены к смерти. Очень многих приговорили к пожизненной каторге.

Подавление восстания в Лионе в апреле 1834 г. Рисунок Ф. О. Жанрона

Подавление восстания в Лионе в апреле 1834 г. Рисунок Ф. О. Жанрона

В феврале 1848 года началась революция против «июльской монархии» Луи-Филиппа (он пришёл к власти благодаря революции в июле 1830 года). Рабочие выдвинули требование «демократической социальной республики». Карл Маркс писал, что этот лозунг «выражал неясное стремление к такой республике, которая должна была устранить не только монархическую форму классового господства, но и самое классовое господство». 25 февраля рабочие потребовали от временного правительства признания красного знамени государственным и «права на труд». Через три дня рабочая демонстрация выдвинула требование «уничтожения эксплуатации человека человеком».

23 июня рабочие подняли восстание в Париже. Предлогом послужило распоряжение правительства о закрытии национальных мастерских. Все холостые рабочие от 18 до 25 лет, занятые в этих мастерских, призывались в армию, остальные рабочие направлялись в провинцию, на земляные работы в болотистых местностях. Общее число восставших достигало 40-45 тысяч. Рабочие сражались четыре дня, только вечером 26 июня войска генерала Луи Эжена Кавеньяка сломили последние очаги сопротивления в восточных предместьях Парижа. Погибло 11 тысяч повстанцев! А 3,5 тысячи рабочих оказались затем на каторге. Эти примеры буржуазного зверства следует приводить в ответ на либеральные разглагольствования о кровавом коммунизме… Кстати, русский царь Николай I приветствовал расправу над французскими рабочими, а русский революционер Михаил Бакунин принимал  активное участие в революции 1848 года. Александр Иванович Герцен, русский демократ, один из основоположников народнического социализма, был свидетелем Июньского восстания.

Июньские события 1848 года во Франции Маркс назвал борьбой «за сохранение или уничтожение буржуазного строя» («Классовая борьба во Франции»). А Ленин отмечал, что в Париже в июньские дни происходила «первая великая гражданская война между пролетариатом и буржуазией» («Третий Интернационал и его место в истории»). В июне 1848 года во Франции, по мнению Ленина, «дело шло о свержении буржуазии пролетариатом» («О двух линиях революции»). То, что Маркс и Ленин не выдавали желаемое за действительное, доказывают исторические факты. Рабочие выступали под лозунгами «Да здравствует демократическая и социальная республика!», «Долой эксплуатацию человека человеком!». Кроме того, они понимали, что их дело носит международный характер. «Дело, которое мы защищаем, есть дело всего мира», — говорилось в прокламации, расклеенной повстанцами в Сент-Антуанском предместье Парижа.

Июньские события 1848 года во Франции Маркс назвал борьбой «за сохранение или уничтожение буржуазного строя»

Июньские события 1848 года во Франции Маркс назвал борьбой «за сохранение или уничтожение буржуазного строя»

Таким образом, Франция дала не только пример классической, самой радикальной буржуазной революции (Великая французская революция), но и является родиной самостоятельного рабочего движения (восстание Лионских ткачей 1831 года), страной, где рабочие впервые попытались освободиться от власти буржуазии, капиталистических отношений (Июньское восстание 1848 года). «Благодаря экономическому и политическому развитию Франции с 1789 года в Париже за последние пятьдесят лет сложилось такое положение, что каждая вспыхивавшая в нём революция не могла не принимать пролетарского характера, а именно: оплатив победу своей кровью, пролетариат выступал после победы с собственными требованиями, — писал Энгельс во введении к брошюре Маркса «Гражданская война во Франции». — Эти требования бывали более или менее туманными и даже путанными, в зависимости каждый раз от степени развития парижских рабочих; но все они, в конце концов, сводились к уничтожению классовой противоположности между капиталистами и рабочими. Как оно должно произойти, — этого, правда, не знали. Но уже самое требование, при всей его неопределённости, заключало в себе опасность для существующего общественного строя; рабочие, предъявлявшие это требование, бывали ещё вооружены; поэтому для буржуа, находившихся у государственного кормила, первой заповедью было разоружение рабочих. Отсюда — после каждой завоёванной рабочими революции — новая борьба, которая оканчивается поражением рабочих».

Как верно заметил Юбер Лагардель, когда был революционным синдикалистом, окончательный разрыв между французской буржуазией и пролетариатом  произошёл в мае 1871 года, когда была расстреляна рабочая Парижская коммуна, в которой Маркс увидел государство диктатуры пролетариата. «Коммуна 1871 года – кульминационный пункт драмы, — писал он в брошюре «Интеллигенция и синдикализм». — С этого момента начинается новый фазис: рабочий класс группируется самостоятельно».

Продолжение следует…