8 марта 2013

Мара, Барбара, Сюзанна и другие

Дмитрий ЖВАНИЯ, кандидат исторических наук

Мара Кагол на студенческой демонстрации протеста

Мара Кагол на студенческой демонстрации протеста

В вооружённом революционном подполье, которое существовало в Европе 70-80-е годы ХХ века, преобладали и задавали тон женщины. В Западной Германии Фракция Красной армии возникла благодаря энергии Ульрики Майнхофф и Гудрун Энслин, а в Италии женщины шли во главе «Красных бригад». «Со вступлением женщин на арену революции, — говорилось в одной из стратегических резолюций «бригадистов», — все силы уже созрели, а для свиней это действительно начало конца». Тактика городской герильи в Европе потерпела поражение. Однако само появление герильи лежит на совести буржуазного общества, которое, подавляя энергию молодёжи, само толкает её на путь экстремизма. Некоторые европейские партизаны раскаялись и даже стали предателями. Но в этом списке женских имён нет…

Имя жены Мары Кагол овеяно легендами. Оно является символом жертвенности в борьбе за идею. Именем «команданте Ма­ры» назывались ультралевые боевые группы. «Если верить легенде, она умела всё», — пишет С. А. Эфиров в книге «Покушение на будущее», — прекрасно организовать тыловую службу террористов и отважно сра­жаться, виртуозно владела искусством маскировки и, когда понадо­билось, смогла самым невероятным образом освободить из тюрьмы мужа, лидера “Красных Бригад” Ренато Курчо».

Именно под влиянием Мары Ренато пришёл к заключению: «Италия — самое слабое звено в буржуазно-демократической системе Западной Европы. Следующее слабое звено — ФРГ. Зна­чит, надо вести вооружённую борьбу». Кагол вышла из обычной провинциальной буржуазной семьи. У Мары было всё, как у всех: «родные, школа, университет, брак, венчание в церкви, мечта родить ребёнка», — отмечают Ида Фаре и Франка Спирито в книге «Мара и другие». По словам Марко Боато, Маргарита Ка­гол обладала сильным, но в то же время мягким характером. В Риме Мара жила в скромной, но уютной квартире, с неброскими красивыми шторами на окнах. Соседи относились к девушке несколько покровительственно, как к провинциалке, которая недавно переселилась в столицу. Как же они удивились, когда из новостей узнали, что Мара – команданте римской колонны “Brigate rosse”.  Мара Кагол погибла в воору­жённой схватке с полицией…

Мара Кагол и Ренато Курчо

Мара Кагол и Ренато Курчо

8 сентября 1974 года полиция арестовала её мужа — Ренато Курчо и его ближайшего помощника Альберто Франческини (сына семьи рабочего-комму­ниста из Реджо-Калабрии — некоторое время он был активистом итальянского комсомола и ИКП, а затем ушёл в подполье). Курчо поместили в тюрьму в Новаре. В досье указывалось: «рекомендуется строжайший надзор… Не выпускать из поля зрения в связи с возможным нападением извне…» Через две недели Курчо перевели в другую тюрьму — Каза­ле-Монферрато (провинция Пьемонт). 15 февраля 1975 года в 9.30 вечера Министерство внутренних дел направило всем полицейским управлениям страны указание «максимально усилить надзор в тюрьмах в связи с инфор­мацией о готовящемся нападении бригадистов».

Плакат бригадистов: "Мара, твоё убийство не останется безнаказанным"

Плакат бригадистов: «Мара, твоё убийство не останется безнаказанным»

18 февраля 1975 года около трёх часов у ворот тюрьмы появилась девушка с огромным пакетом, обёрнутым в мягкую бу­магу. Это была Мара. Охраннику, выглянувшему в глазок, она сказала, что у неё разрешённое свидание. Когда надзиратель открыл дверь, ему в жи­вот уперлось дуло автомата. Одновременно в помещение вошли два бригадиста, которые обрезали провода телефонов. 17 надзирателей, отнюдь не расположенных рисковать жизнью, подняли руки вверх. «Ренато, где ты?» — крикнула Мара. «Здесь», — спокойно отве­тил Курчо. Через считанные секунды налётчики исчезли. В той же тюрьме находился Франческини, но его освободить не удалось. В освобождении Курчо участвовала ещё од­на женщина — Сузанна Ронкони, которая затем станет ведущей акти­висткой второй по значимости ультралевой террористической орга­низации  «Передовой край» (“Prima linea”).

Оказавшись на свободе, Курчо  разработал план дальнейшего развития «Красных бригад». Акцент он сделал на экспроприациях, проще говоря – на вооружённых ограблениях. По его мнению, они должны были способствовать пропаганде во­оружённой борьбы, в связи с тем, что подобные действия «являются основополагающим моментом борьбы за создание пролетарской влас­ти, одним из обязательных этапов, через который должно пройти расширение революционного движения». Такие акции, утверждал Курчо, «несут недвусмысленный политический заряд, что становится примером серьёзности и эффективности для всех масс, а не только для групп левой ориентации».

Курчо разработал план похищения «короля» шипучих вин Валларино Ганча, и римская колонна бригадистов его реализовала. Но 4 июня 1975 года полиция напала на след бригадистов и обнаружила месторасположе­ние «пролетарской тюрьмы». В перестрелке погибает карабинер и жен­щина, охранявшая Ганчу. Кто она такая — полиция не знала. «Смотрю тележурнал, — вспоминает Франческини. — Показывают лужайку, показывают тело женщины, прикрытое простынёй. Это Мара — я узнаю её джинсы, её веревочные туфли, которые мы покупали вме­сте… Иду в камеру, бросаюсь на кровать и начинаю плакать. Пы­таюсь перестать, но это сильнее меня, слёзы текут помимо моей воли».

Так погибла команданте Маргарита Кагол. Её тело было изрешечено пулями. На следующий день «БР» выпустили листовку «Всем товарищам на­шей организации, всем искренним революционерам, всем пролетари­ям», в которой сообщалось, что убита «товарищ Мара». Официальное сообщение было следующим: «5 июня 1975 года. Алессандрия. В перестрелке с похитителями промышленника Валлари­но Ганчиа (которого освободили) убита карабинерами Маргарита Ка­гол, жена Ренато Курчо, главы “Бригате россе”».

Барбара Бальцерани с товарищами на судебном процессе

Барбара Бальцерани с товарищами на судебном процессе

Одним из лидеров «второго поколения» «Красных бригад» была Барбара Бальцерани, подруга одного из «исторических лидеров» организации Марио Моретти. Она родилась в один день с Марио, но на три года позже. Так как у них совпадают дни рождения, они совместно праздновали его на виа Грандоли 16 января 1978 го­да, ровно за два месяца до того, как на виа Фани произойдёт по­хищение века — похищение Альдо Моро. Барбаре Бальцерани исполни­лось тогда 29 лет.

 «Смотрю тележурнал, — вспоминает Франческини. — Показывают лужайку, показывают тело женщины, прикрытое простыней. Это Мара, я узнаю её джинсы, её веревочные туфли, которые мы покупали вместе… Иду в камеру, бросаюсь на кровать и начинаю плакать. Пытаюсь перестать, но это сильнее меня, слезы текут помимо моей воли».

«Смотрю тележурнал, — вспоминает Франческини. — Показывают лужайку, показывают тело женщины, прикрытое простынёй. Это Мара — я узнаю её джинсы, её веревочные туфли, которые мы покупали вместе… Иду в камеру, бросаюсь на кровать и начинаю плакать. Пытаюсь перестать, но это сильнее меня, слезы текут помимо моей воли».

Барбара родилась в городке Коллеферро, в 35 километрах от Рима. Она была пятым ребёнком в семье. Родители  нарекли её в честь Святой Барбары — покровительницы артиллеристов, пожарныx и всех людей, имеющих дело с огнём. К взрывчатым ве­ществам в маленьком городке имело прямое или косвенное отношение почти всё население, поскольку на оружейном заводе работала большая часть мужчин Коллеферро. Работали на нём отец и старший брат Барбары. Детство у Барбары было далеко не беспечно. Ей при­ходилось много работать по дому и помогать нянчить племянников. Барбара мечтала стать учительницей, и ей первой в семье удалось получить среднее образование. Затем она познакомилась с активис­том «Потере операйо» (“Potere operaio» — «Рабочая власть») Антонио Марини. Он побудил её поехать в Рим для поступления в университет и помогал в учёбе. Спустя три го­да, в марте 1976 года, Барбара Бальцерани и Антонио Марини поже­нились. Но брак этот быстро распался: Антонио бросил Барбару ради её подруги и землячки Габри­элы. Позже и Антонио и Габриэла оказались в тюрьме по обвинению в «принадлежности к вооружённой организации».

А Бальцерани в это время сближается с «Красными бригадами». Серьёзность и обстоятельность, направленные прежде на учёбу, она теперь использо­вала для координации действий подразделений «БР», обеспечения их безопасности и прикрытия, снабжения оружием, документами, номера­ми для автомобилей, найма квартир и оказания медицинской помощи раненым бригадистам. «Никто из её сослуживцев в коммунальном со­вете 18-го округа Рима не мог даже вообразить, чем занимается во внеслужебное время эта невысокая, чуть полноватая женщина с каштановыми волосами. Действительно, искусством конспирации Барбара владела в совершенстве. Как это стало ясно после полицейского обыска на виа Грандоли, бланки и печати коммунального совета она использовала для изготовления фальшивых документов, которыми снабжались подпольщики «БР».

В августе 1977 года Бальцерани взяла длительный отпуск «по семейным обстоятельствам». Примерно в тоже время она начала появ­ляться на виа Грандоли и вскоре обосновалась там постоянно. Тог­да «БР» непосредственно приступили к подготовке своей главной опе­рации — похищению Альдо Моро. Барбара принимала в этом активное участие. Она неоднократно (согласно информации, которую дал в своих показаниях раскаявшийся террорист Патрицио Печи) вела наблюдение за виа Фани. Но в собственно похищении она не участвовала. Зато 16 марта 1978 года на виа Фани среди боевиков, которые украли бывшего премьер-министра, была другая женщина – Адриана Фаранда, жена Валерио Моруччи.  Моретти и Бальцерани были арестованы в 1981-м, благодаря показаниям Печи. Оба они получили пожизненное… Барбара получила даже три пожизненных. Правда, в 2006-м её освободили. Как сообщил адвокат Бальцерани Микеле Леонарди, по условиям освобождения Бальцерани запрещено покидать Рим в течение пяти лет. Кроме того, она обязана проводить каждую ночь в собственном доме, а с 1996 года Барбара и Моретти работали в одной из компьютерных компаний, и в тюрьме они только ночевали…

Сузанна Ронкони — дочь полковника авиации, в университете специализировалась по политическим наукам. Её преподавателем был один из основных идеологов итальянских левых ультра – известный левый идеолог Антонио Негри

Сузанна Ронкони — дочь полковника авиации, в университете специализировалась по политическим наукам. Её преподавателем был один из основных идеологов итальянских левых ультра – известный левый идеолог Антонио Негри

Ко времени ареста Бальцерани и Моретти в тюрьме уже находилась Сюзанна Ронкони, которая вместе с Марой Кагол освобождала Ренато Курчо… Сузанна Рон­кони — дочь полковника авиации, в университете специализировалась по политическим наукам. Её преподавателем был один из основных идеологов итальянских левых ультра – известный левый идеолог Антонио Негри. После участия в освобождении Курчо Сюзанна вошла в состав руководс­тва, но затем из-за тактических разногласий с бригадистами вышла из «Красных бригад» и ор­ганизовала «Боевые коммунистические соединения». С 1978 года Ронкони — одна из лидеров второй по значению террористи­ческой организации «Передовой край». 3 декабря 1980 года была арестована и на процессе в Турине осуждена на 14 лет тюремного заключения. 3 января 1982 года у стен тюрьмы, где она находи­лась, взлетела на воздух автомашина с взрывчаткой. Ронкони вместе с тремя другими террористками бежала через образовавшийся пролом. Побег устроил муж Сузанны — Серджо Седжо, также активист «Передового края». В конце 1982 года Ронкони была вновь аресто­вана. Ей предъявили 16 обвинений, в том числе участие в убийстве судьи Алессандрини… Этого хватило, чтобы получить пожизненное…