17 февраля 2013

Портрет миллиона, изменившего Ближний Восток

Михаэль ДОРФМАН

Книга Романа Бронфмана и Лили Галили – это интересные истории, журналистские расследования, но ещё и глубокий анализ, серьёзные данные, и не только они. Хорошо написанная книга собирает всё это в хорошо скроенную историю. В хорошую еврейскую историю о нас, об Израиле и о самой истории

Многие в Израиле думали, что они когда-нибудь станут 51-м американским штатом, а сейчас выясняется, что стали 16-й постсоветской республикой. Так начинается книга Лили Галили и Романа Бронфмана «Миллион, который изменил Ближний Восток».

Нелегко писать коллективный портрет, особенно, когда этот коллектив – действительно миллион бывших советских граждан, эмигрировавших в Израиль. Раньше, начиная ещё с замечательного романа «Остановите самолёт, я слезу» Эфраима Севелы, о русских в Израиле писали как бы анекдотами. Хорошая история: анекдот выхватывал какой-то факт, биографию, событие, метафору, где авторы пытались отразить всю непростую и парадоксальную картину действительности. Однако, как говорил мой научный руководитель, множественное число анекдота – это данные.

Книга Бронфмана и Галили – это тоже интересные истории, журналистские расследования, но ещё и глубокий анализ, серьёзные данные, и не только они. Хорошо написанная книга собирает всё это в хорошо скроенную историю. В хорошую еврейскую историю о нас, об Израиле и о самой истории.

Это наиболее полный, актуальный, доведённый практически до сегодняшней ситуации анализ появления и абсорбции русскоязычных или, по-израильски, попросту, «русим» – русских. Приезд миллиона человек в Израиль – это равноценно эмиграции в США целой Франции. Да ещё 20 лет назад, в бурное время краха СССР, окончания Холодной войны, создания нового мирового порядка. Приезд этого миллиона запустил множество процессов в Израиле.

Да и Израиль – страна вовсе не маленькая. Известный анекдот гласит, что если бы она была маленькой, её называли бы Изей. Израиль – региональная держава, превосходящая по экономическим показателям всех своих соседей (кроме Саудовской Аравии), а в военном – способная побить их всех вместе. Так что по приезде миллиона русим «процесс пошёл» во многих направлениях. Алия — израильский термин, который по-русски означает репатриацию, хотя так и нет ясности среди социологов, чем репатриация отличается от эмиграции. Израиль – типичное общество эмиграции, построенное по модели очереди: последним пришёл, последним получаешь. Приезд «русских» всегда нарушал эту очередь, что было чревато общественным беспокойством. Авторы полагают, что молодое поколение «русских» – это будущая элита Израиля, или, по крайней мере, костяк её государственного и технологического аппарата.

В портрете важны не только лица, но и фон. И книга – не только о «русских» в Израиле, но и о самом Израиле, который невозможно понять, не учитывая наличия здесь «русского колена», как пишут авторы, «среди остальных 12-ти колен Израилевых». Эта библейская параллель о современном Израиле, разделённом по множеству осей: евреи — арабы, белые (европейские) евреи и чёрные (арабские) евреи, религиозные — светские, правые — левые. А ещё — основная коллизия израильского общественно-культурного конфликта между американизацией и арабизацией. Русские израильтяне, не присоединяясь, по сути, ни к какой из сторон, создают своё новое дополнительное измерение.

Трудно представить себе более подходящий авторский тандем, чем Бронфман и Галили. Авторы книги лучше всего подготовлены для анализа такого комплексного феномена, как русская эмиграция – алия. Им удаётся показать её изнутри и в то же время сохранить перспективу сторонних объективных наблюдателей снаружи. Роман Бронфман публицист, общественный деятель, в прошлом депутат парламента, участник большинства ключевых событий в жизни Русского Израиля. Он приехал из СССР в 1980-м, служил в боевой авиации, закончил Иерусалимской университет, защитил там диссертацию по русистике. Начинал свою общественную деятельность как депутат муниципалитета в Хайфе. Ещё задолго до нашего знакомства я с симпатией следил за его многообещающей карьерой.

Справа налево: Роман Бронфман, Михаэль Дорфман и координатор «Русских Пантер» Мерав Фролова (2000 г.)

Лили Галили — ветеран израильской журналистики, во время приезда миллиона руководила семинаром для русскоязычных журналистов. В течение 20-ти лет она освещала Русский Израиль для одной из крупнейших израильских газет «Ха-Арец». В 1999-м я участвовал в организации серии акций школьников против расизма в системе образования. Кампания получила название «Русские пантеры». Лили Галили приехала к нам и сделала замечательный материал. Замечания, брошенные ею тогда между делом, помогли мне, новичку в общественных кампаниях, многое понять и в израильской общественной жизни, уберегли от ошибок. Печать личности этих выдающихся и небезразличных к теме людей лежит на книге и придает ей дополнительную глубину.

Если здесь уместно использовать термин философа Михаила Бахтина «многоголосие», то книга как раз так и написана. Авторы используют множество источников, дают слово десяткам людей, знакомят израильскую общественность с очень разными нашими представителями. Я было взялся перечислить самых важных, но понял, что придётся привести весь индекс книги. Искусство рассказчиков помогает авторам популярно передать сложные научные построения, превратить их в хорошо рассказанные истории.

В книге много внимания уделено бывшему министру иностранных дел Авигдору Либерману – одному из самых влиятельных в Израиле политических брокеров. Авторы видят в нём прежде всего постсоветского политика. Концепция постсоветского – важная составляющая в книге, по которой определяется происходящее в современном Израиле. И это верно, хотя трудно согласиться, что оно пришло лишь с миллионом эмигрантов. Как-то израильский историк Анита Шапиро заметила, что Израиль в первый период своего существования можно понять, лишь используя модель восточноевропейского государства народной демократии.

Для многих из нас это будет неожиданностью. Помню, какой поднялся шум, когда Эдуард Кузнецов опубликовал в своём журнале “Nota Bene” мою документальную повесть «Израильская советская социалистическая республика».

Авторы рассматривают правизну русских израильтян, как часть постсоветского характера их алии. Я в своё время тоже анализировал это явление в весьма актуальном и до сих пор материале «Мнимая правизна русской улицы» (Дими Райдер в прошлом году сослался на него в американской “Foreign Politics”). «Миллион, который изменил Ближний Восток» рассматривает не только застывший феномен, но динамику его развития. Ведь простые объяснения сложных явлений, как правило, неверны. Да и правизна-левизна по-израильски определяется больше отношением к будущему статусу оккупированной Палестины. Правизна русских израильтян — куда более сложный феномен.

Понятие «постсоветский» рассматривается авторами как антипод традиционному израильскому либерализму. Однако 16-я республика пост-СССР не может не учитывать факт, что 51-й штат США тоже никуда не делся. Постсоветский – это лишь синоним неолиберальной модели свободно-рыночного корпоративного капитализма, воцарившейся во всём мире: от «коммунистического» Китая до Соединённого Королевства Великобритании, от Федеративной республики Нигерии до Российской федерации. Перефразируя советскую формулу, она национальна по форме и неолиберальна по содержанию. Понятие «постсоветский», как в бывшем СССР, так и в Израиле, удивительным образом ничем не отличается от радикального американского свободно-рыночного фундаментализма.

На презентации книги «Миллион, который изменил Ближний Восток». Лили Галили подписывает экземпляр книги активистке-правозащитнику Вере Райдер

Микроскопическая разница между постсоветским и американским неолиберализмом Буша-Обамы — не только в экономике. Она и в подходе к международным делам, в осознании собственной исключительности, а самое главное, в разрушении общественного благосостояния. В России, Израиле и США «постсоветский» – это тот же разбойничий капитализм, коррумпированный неолиберализм, стремящийся приватизировать всё общественное и коммерциализировать всё приватное, превратить гражданина в потребителя, а потребителя в корпоративного должника.

В Израиле конфликт правых — левых вокруг еврейской колонизации оккупированной Палестины долго служил для отвлечения внимания от массовой приватизации национального достояния в руки приближенных к власти элит. В Израиле никогда не было настоящей социалистической левой, а социалистическое и социал-демократическое всегда использовалось для достижения националистических целей. Потому в некоторых направлениях в Израиле неолиберализм достиг больших успехов, чем даже на своей родине в США, где ещё накоплено много богатства и сильны традиции индивидуализма и недоверия к власти.

Мирный процесс на Ближнем Востоке зашёл в тупик. В немалой степени русские израильтяне тоже разделяют ответственность за это. В Израиле, наконец, возникают реальные левые силы, не желающие больше дожидаться окончания оккупации. Они нашли выражение в движениях анархистов, в палаточном протесте «Бульвара Ротшильда» летом 2011 года, предвосхитивших движение «Оккупируй Уолл-стрит» в Америке. Русский Израиль тоже участвует в этой борьбе, которая во многом определит лицо будущего Израиля.

Книга написана на иврите и предназначена для всех израильских читателей. Её важно прочесть выросшей в Израиле русской молодёжи, в которых авторы видят будущую элиту Израиля, и первому эмигрантскому поколению, которое якобы всё о себе знает. Для них особенно важен взгляд со стороны. Книга готовится к переводу на английский язык. Книга Бронфмана и Галили очевидно обречена и на успех в России, что следует учесть российским издателям.

Я рекомендую «Миллион, который изменил Ближний Восток» всем своим израильским читателям. Ближе к лету мы договорились с исследователем миграционных процессов, национализма и культуры Интернета, доктором Ади Кунцман из Манчестерского университета устроить дискуссию по книге. Нам очень интересны и важны ваши мнения.

Избранные материалы автора по русско-израильской теме:

Мозаики с израильским Ганди

Либерман, говорящий на идиш

Мнимая правизна русской улицы

Израильская Советская Социалистическая Республика

Последний бой ветеранов

Почему закончилась русская революция в Израиле

Арабская весна переходит в израильское лето

  • Iskender

    Должно быть, это очень интересная книга, но, к сожалению, я не владею ивритом…

  • Павел Иоффе

    истиное изменение ближнего востока — поворот населения в большинстве от интереса к западно-подобному образу жизни к исламу и практически полная ликвидация советского влияния.

  • Ирена

    Приятно,что кто-то отображает мою точку зрения.Опасно и ПЕЧАЛЬНО,т.к. это всё-ПРАВДА!

  • самуил

    Напечатать книжку на иврите — для кого? Наверняка, абсолбтно заумное действо!