13 декабря 2012

Кому на руку возврат к смешанной избирательной системе?

Владимир СОЛОВЕЙЧИК

Девятое по счёту президентское послание Владимира Путина Федеральному Собранию РФ было первым после его возвращения в Кремль весной этого года

Девятое по счёту президентское послание Владимира Путина Федеральному Собранию РФ было первым после его возвращения в Кремль весной этого года. Незря чуткий к разного рода символическим жестам «национальный лидер» назначил оглашение программного документа первого года своего третьего срока 12.12.12 ровно в 12.00. Обращение г-на Путина к депутатам обеих палат российского парламента, а, если брать шире, к политической элите страны, содержало немало любопытного, но мы остановимся на его предложении о возврате к существовавшей до 2003 года избирательной системе, то есть на наличии одномандатных округов.

Скажем прямо, заинтересованные лица ожидали путинское послание с нетерпением, предполагая масштабные предложения по изменению политической системы. Их обещали заранее. Первое официальное выступление Владимира Путина перед Федеральным Собранием РФ после перерыва в четыре года, по признанию его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, «не могло быть проходным». Послание обещало «содержать очень серьёзные стратегические ориентиры, а также быть концептуально проработано». Так и вышло. В рамках «развития демократии» Владимир Путин предложил наделить законодательной инициативой «на местах» членов Совфеда и депутатов Госдумы. Теперь они смогут вносить в местные парламенты, которые представляют на федеральном уровне, свои законы. Помимо новых полномочий для членов верхней и нижней палат парламента России, Путин предложил снова ввести выборы по одномандатным округам.

О том, что чиновниками администрации президента РФ (АП РФ) и приглашёнными ими экспертами прорабатываются различные варианты реформы избирательной системы, стало известно ещё осенью. Сперва речь повели о возвращении «порога явки» — нижнего предела участников голосования, необходимого для признания выборов состоявшимися. Эта норма ранее существовала и порой приносила действующей власти серьёзные проблемы: недовольные снятием оппозиционных кандидатов избиратели просто-напросто «голосовали ногами»… Идея вернуть «порог явки», установив его на уровне 35%, была изложена в докладе Института социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) под руководством Дмитрия Бадовского, до конца августа работавшего в администрации президента. Руководитель ИСЭПИ и одновременно советник первого замруководителя администрации президента Вячеслава Володина, заметил тогда, что эксперты института не настаивают на цифре в 35%, а принципиально для них было лишь «обозначить эту проблему». Вопрос был увязан с возвращением выборов глав исполнительной власти на уровне субъектов Федерации: «Часть губернаторов с неустойчивыми позициями могут думать в нынешних условиях, когда порога явки нет, что для них главный вопрос — переизбраться, а как — не очень важно. Они мыслят ситуативно-тактически, а политтехнологи могут к этому подталкивать, — заметил ещё за месяц до путинского послания г-н  Бадовский, напоминая, что во время кампании технологи могут специально «играть на то, чтобы “сушить явку”. — Так можно досушиться до того, что совсем она окажется низкой, и вопрос о легитимности будет стоять довольно серьёзно».

Однако эта идея в окончательном тексте, зачитанном президентом РФ, развития так и не получила. В отличие от предложений того же г-на Бадовского о возврате к практике, когда половина депутатов Государственной Думы и весь состав ряда региональных парламентов, например, Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, избирались в один тур по одномандатным округам. Впервые о реформе системы выборов в Госдуму заговорил в конце декабря 2011 года в своём послании Федеральному собранию экс-президент Дмитрий Медведев, заявив о необходимости усилить связь между депутатами и регионами и разделить страну на «225 округов», от каждого из которых будут выбираться два депутата. В январе-феврале, пока в недрах АП РФ разрабатывался текст законопроекта, эксперты, которых чиновники привлекали к работе, намекали, что первый заместитель руководителя АП РФ Вячеслав Володин считает более верным возврат к смешанной системе выборов, когда 225 депутатов избираются по партийным спискам с 5%-м проходным барьером, а 225 — по одномандатным округам. Уже тогда независимые специалисты по избирательным технологиям заговорили о том, что подобные новации находятся в интересах Кремля и его адептов из «Единой России».

Обращение г-на Путина к депутатам обеих палат российского парламента, а, если брать шире, к политической элите страны, содержало немало любопытного

«Полагаю, сторонником смешанной системы можно считать Вячеслава Володина: на неё с пропорциональной уже начали потихоньку переходить регионы, например, Московская область, — оценил предполагаемую новацию руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев. — Смешанная система выгодна власти, для которой это возможность удержать думское большинство единороссов за счёт одномандатников. Невыгодна она думским оппозиционным партиям, которым сложнее найти избираемых кандидатов с ресурсами на округе, так как ресурсные кандидаты всегда заинтересованы общаться с властью». Директор фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов также поддержал мнение коллеги: «Присутствие одномандатников, на избрание которых можно влиять при помощи тех же губернаторов административными методами, позволит удержать думское большинство. Идея же блоков поставит оппозицию в двойственное положение: с одной стороны, есть соблазн договориться, с другой стороны, оппозиция умеет договариваться с трудом, и переговоры о создании блока могут в итоге лишь стимулировать разногласия. Шансы оппозиции с возможностью создать блок при повышенном проходном барьере повышаются несильно, а смута в ряды вносится».

Собственно, подобные цели не маскировали и сами разработчики данного раздела путинского послания. «Речь должна идти о переходе к двухпартийной системе, в рамках которой власть может и должна периодически передаваться от одной фракции правящего класса к другой, но в целом оставаться в руках национальной элиты, у которой существуют безусловные и единые базовые ценности и принципы, защищающие страну и от радикальных политических сценариев, и от попыток внешнего управления», – заявил в одном из интервью г-н Бадовский. Другие партии, по его словам, при двухпартийной системе также существуют в своих нишах, но в условиях фактического внутриэлитного консенсуса по поводу невозможности прихода к власти третьих партий: «Де-факто так устроена политическая система в большинстве развитых стран Запада».

Очевидно, что в Кремле боятся повторения массовых акций протеста годичной давности. Уже не в формате борьбы «за честные выборы», а в связи с кризисным состоянием в сфере ЖКХ, реформами (читай — дальнейшим развалом) систем образования и здравоохранения, проблемами миграции. Эти темы могут затронуть гораздо более широкие слои населения крупных городов. Не радуют чиновников АП РФ и результаты социологических опросов: они свидетельствуют о существенном проседании рейтинга всех ветвей власти.  По данным ноябрьских замеров общественного мнения, проведённых сотрудниками Левада-Центра, показатели одобрения деятельности президента Владимира Путина с момента его инаугурации снизились на шесть пунктов (с 69 до 63%), премьера Дмитрия Медведева — на 10 (с 64 до 54%). С 30 до 36% выросла доля недовольных главой государства. Путину в ноябре доверяли 34% опрошенных, а в октябре таких граждан было 39%, в июле — 41%. И, наконец, резко возросло число россиян, уверенных, что дела в стране идут в неправильном направлении, — с 33 в мае до 44% в ноябре. Довольны ситуацией в стране сейчас 40% респондентов против 49% семь месяцев назад. Эксперты объясняют происходящее растущим недоверием граждан к власти, которая не может предложить адекватных ответов на болезненные вопросы повседневной жизни.

Как отмечает профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов, возвращение одномандатных округов «будет способствовать тому, что в подавляющем большинстве округов будут проходить единороссы»

В этих условиях кремлёвские функционеры и подопечные им аппаратчики на местах  цепляются за возврат одномандатных округов, как за спасительную соломинку. Не успел прочитать подготовленный в АП РФ текст г-н Путин, как в унисон с ним заговорили руководящие единороссы. «Для обновления власти послужит и идея об избрании Государственной Думы России по смешанной схеме. Думаю, в свою очередь, мы внимательно изучим возможность избрания депутатов городского парламента наряду с партийными списками и по мажоритарным округам», — заявил, к примеру, секретарь политсовета Петербургского отделения «Единой России» и председатель городского парламента Вячеслав Макаров.

Мотивы столь рьяной и оперативной поддержки путинских инициатив вполне понятны. Как отмечает профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов, «независимо от того, насколько много будет депутатов, эта система будет способствовать тому, что в подавляющем большинстве округов будут проходить единороссы. Это значит, что крупные бизнесмены и чиновники будут выигрывать — они же не могут подчиняться никакой другой партии, кроме “Единой России”. Это неоднократно подтверждалось на региональных выборах. Там давно уже наблюдается такая картина: если подсчитать голоса по округам, то получается, что “Единая Россия” агрегирует процентов сорок, а если посмотреть, какую долю она занимает в заксобраниях, то оказывается, что 80-90%, а то и все 100%. Есть ещё и российская специфика, связанная с тем, что результаты выборов подводятся нечестно, а эта система гораздо более чувствительна, чем пропорциональная система, к любым фальсификациям на выборах. Если накинуть кому-то 5% голосов по пропорциональной части, то они и конвертируются в 5 плюс-минус 3% мест. Но если накинуть по 5% в одномандатных округах, то выигрыш может составить процентов 30—40% на местах. Так что политические последствия этой реформы совершенно очевидны — она выгодна только “Единой России”».

Естественно: ведь, в случае реализации на практике новых предложений, подготовленных чиновниками АП РФ, по мнению Александра Кынева, «смешанная система усилит влияние губернаторов, потому что понятно, что по округу избраться без поддержки администрации будет невозможно». В результате, смешанная система «создаёт риски ситуаций, когда одна партия может выиграть все округа с минимальным перевесом и получить ещё значительную долю по спискам. В результате, имея 30% голосов, можно иметь 2/3 мест». То самое конституционное большинство, которое «партия власти» утратила на выборах 4 декабря 2011 года.