12 декабря 2012

Румыния: «разгромная победа» социал-демократов

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Состоявшиеся 9 декабря парламентские выборы в Румынии явились очередным этапом внутриполитического противостоянии в этом восточноевропейском государстве. На самом деле, весь уходящий год Румыния провела под знаком неослабевающей борьбы по линии президентский лагерь – Социал-либеральный союз (СЛС). Итоги воскресного голосования однозначно показывают, что политическую победу одерживают силы, противостоящие праволиберальному президенту Румынии Траяну Бэсеску.

Немыслимый результат для ЕС

Пропрезидентский блок «Правая Румыния», основу которого составили ДЛП и Христианско-демократическая национальная церенистская (крестьянская) партия, провалился почти по всей стране, получив лишь 16,5% голосов

То, что румынские граждане сильно разочаровались в президентском лагере, находило своё подтверждение в самых разных проявлениях и событиях, имевших место на протяжении текущего года. Ещё в январе-феврале массовые антиправительственные манифестации против социально-экономической политики привели к падению правительства, возглавляемого соратником Траяна Бэсеску Эмилем Боком. Затем, в апреле, президентская Демократическая либеральная партия (ДЛП) была вынуждена перейти в оппозицию, а новое правительство в составе партий-членов созданного в 2011 году СЛС (Социал-демократической партии Румынии, СДП, Национал-либеральной партии, НЛП, и Консервативной партии, КП), возглавил 40-летний лидер румынских социал-демократов Виктор Понта. Летом президентская партия проиграла на местных выборах; социал-демократы, например, возглавили большинство уездных советов. И даже если в референдуме об отзыве с президентского поста Т. Бэсеску приняли участие менее 50% избирателей и его результат оказался нелегитимным, всё-таки львиная доля пришедших к избирательным урнам граждан высказались против действующего главы государства. Таким образом, разгромный для сторонников Т. Бэсеску результата воскресных выборов лишь подтверждает общую тенденцию политического года. Как правильно написал румынский журналист Марьян Колеску, «уровень поддержки Траяна Бэсеску и его партии сокращается в геометрической прогрессии».

Видимо, тут нет ничего удивительного. Правда, Румынию, вступившую в Евросоюз одной из последних, в 2007 году, нельзя отнести к основным жертвам глобального  финансового кризиса. Здесь небольшой для современной Европы уровень безработицы (6,9-7,0% трудоспособного населения), рост валового национального продукта хоть и снизился (в 2011-м он составлял 2,5%, а в текущем году, по предварительным расчётам, составит чуть менее процента), но всё же имеет место. Уровень инфляции, конечно, более высокий, чем в странах Западной Европы (5,8% в год в 2011-м), но также имеет тенденцию к снижению. Кроме того, в 2000-е годы Румыния получила сотни миллионов евро из различных коммунитарных фондов Евросоюза. Пошли ли они на модернизацию румынской экономики? Скорее да, но «стартовые условия» были изначально неблагоприятны. Вот и сегодня Румыния остаётся, наряду с Болгарией, одной из двух самых бедных стран-членов ЕС – валовый внутренний продукт на душу населения составляет 49% от среднеевропейского уровня. По разным данным, около половины населения живёт или за чертой бедности, или просто в состоянии бедности. Практически на всех уровнях велика коррупция и клановость. Да, в своё время в рамках Организации Варшавского Договора Румыния считалась самой бедной страной, сегодня то же можно сказать о ЕС!

Добавим, что наиболее тяжкие сокращения общественных расходов, проведённые, к слову, под диктовку Международного валютного фонда (МВФ), имели место именно в период правления ДЛП. В общем, у румын накопилось немало оснований для недовольства Траяном Бэсесеску. Это недовольство более чем определённо трансформировалось в результаты воскресного голосования, которые один из сопредседателей СЛС, лидер национал-либералов и глава Сената Крин Антонеску определил весьма ёмко: «Это победа над режимом Бэсеску». Но воскресные выборы также весьма явно показали общий высокий уровень усталости румын от политики. На выборы в итоге пришли лишь менее 42% избирателей, что тоже весьма показательно.

Как правильно написал румынский журналист Марьян Колеску, «уровень поддержки Траяна Бэсеску (на фото) и его партии сокращается в геометрической прогрессии»

Ну а те, что пришли, в своём большинстве обеспечили поражение партии президента. Пропрезидентский блок «Правая Румыния», основу которого составили ДЛП и Христианско-демократическая национальная церенистская (крестьянская) партия, провалился почти по всей стране, получив лишь 16,5% голосов. В абсолютном большинстве уездов, в особенности расположенных на юге и востоке страны, с громадным отрывом победу одержал общий список СЛС. По ещё предварительным данным, на выборах в нижнюю палату СЛС заручился поддержкой 58,6% избирателей, на выборах в Сенат за список СЛС отдали голоса и вовсе более 60%! И в Палате депутатов, и в Сенате СЛС будет иметь, скорее всего, конституционное большинство. Это действительно сверхубедительная, как пишут румынские газеты, – «разгромная победа», масштаб которой (всё же отрыв СЛС от «Правой Румынии» составляет практически 3,5 раза), представляет собой цифру просто немыслимую для большинства европейских стран. Но этот результат лишь показывает степень ненависти основной части населения к президентскому лагерю.

Впрочем, не только итоговые цифры румынских выборов вызывают удивление в Западной Европе. Близорукие и непопулярные действия Т. Бэсеску и его команды привели к рождению оппозиционного альянса, состав которого вряд ли мыслим на западе континента. В один блок объединились социал-демократы, национал-либералы и консерваторы. На нынешних выборах этот блок вообще вышел, так сказать, двумя флангами, — Правоцентристским альянсом (в составе НЛП и КП) и Левоцентристским альянсом (СДП плюс Национальный союз за прогресс Румынии, НСПР). Все опросы ещё за два месяца до выборов сулили безоговорочную победу СЛС. Главным вопросом было распределение мандатов между лево- и правоцентристами.

Стержень СЛС

Выборы 9 декабря показали, что, как и раньше, именно СДП остаётся стержневым фундаментом СЛС. Очевидно, что лидер СДП юрист по образованию Виктор Понта продолжит деятельность в качестве премьер-министра. Без сомнения, румынские социал-демократы представляют собой достаточно умеренную партию. Сам В. Понта после оглашения результатов без обиняков признался: что и в будущем атлантическая и европейская ориентация исполнительной власти Румынии останутся неизменными. Но всё-таки нужно признать, что с весны 2012 года кабинет министров попытался несколько «социально амортизировать» эффект от мер строгости прежнего правительства. Новое правительство отказалось от повальной приватизации системы здравоохранения. Проиндексированы низкие зарплаты и пенсии. Очевидно также, что румынские социал-демократы имеют более конструктивные позиции – по сравнению с правыми, – в том, что касается разрешения приднестровской проблемы и улаживания территориальных споров с соседними странами, в частности с Украиной. В. Понта гораздо более независимо, чем Т. Бэсеску держится по отношению к Брюсселю. СДП и созданный в 2010 году НСПР в совместном предвыборном заявлении призывали к проведению «сильной» государственной социальной политики, повышению расходов на здравоохранение, образование и национальную культуру, бескомпромиссную защиту прав и достоинства личности, увеличение налогов на наиболее богатую часть общества. До сих не обнародованы данные о распределении мандатов между двумя основными блоками, действующими в рядах СЛС. Но, судя по предварительной информации, основными победителями могут считать себя именно румынские левоцентристы. СДП будет располагать и в Палате депутатов, и в Сенате самой многочисленной группой.

39-летний лидер Социал-демократической партии Румынии, премьер-министр страны Виктор-Виорель Понта попытался несколько «социально амортизировать» эффект от мер строгости прежнего правительства

В новоизбранный парламент попали также отстаивающий интересы венгерского меньшинства союз и занявшая чистое третье место откровенно популистская Народная партия известного в стране телеведущего Дана Диаконеску. Она получила около 14% голосов. Обозреватели с трудом могут определить политическое лицо народников. Здесь сильный патриотизм соседствует с социальными лозунгами. Так или иначе, новая партия требует повышения зарплат и пенсий, налогов на обеспеченные слои, ставит вопрос о развитии народных коллективных форм в сельском хозяйстве, требует учреждения «народных трибуналов» и предлагает образовать крупные государственные компании, предоставив их работникам право прямых выборов директоров. Судя по всему, социал-популистская риторика сегодня отчасти востребована в Румынии и будущему кабинету СЛС придётся учитывать данные настроения в обществе. А вот ультраправая «Партия Великая РумынияЭ на выборах провалилась (менее 1,5% поддержки); пожалуй, её электорат «съели» на пару СЛС и народники.

В общем, 9 декабря Румыния «переиграла» соседнюю Венгрию, где до этого выигравшая политическая сила располагала наиболее внушительным преимуществом по числу полученных голосов и мандатов. Теперь таковой страной будет страна-соседка. Исход румынских выборов подтверждает тенденцию к некоторому полевению в странах Центральной и Восточной Европы, наметившемуся в текущем году. Напомню, что в ходе парламентских выборов социал-демократы и их союзники добились недавно успеха в Словакии, Хорватии, Литве. На региональных выборах первое место заняли и чешские социал-демократы. Видимо, медленно, но верно маятник продолжает качаться влево. Скажем, к исходу прошлого года в ЕС насчитывалось лишь три правительства, возглавляемых социал-демократами. Сегодня левые и левоцентристы находятся во главе восьми правительств стран-членов ЕС, ещё в четырёх странах социал-демократы участвуют в правительственных коалициях в качестве младших партнёров. Всё это не говорит о завершении кризиса в европейском левоцентризме, но лишь подтверждает верность «правила маятника» для политического развития большинства европейских стран. В наименее обеспеченных странах ЕС это правило, как мы видим в отношении Румынии, принимает достаточно гротескные формы.