2 декабря 2012

Индия: кукиш лорда Керзона

Михаэль ДОРФМАН

В левых кругах принято жалеть бедные страны: мол, их нищета – как следствие их былой колониальной зависимости, так и нынешнего глобализма, когда все ресурсы мира пожирает «золотой миллиард». Взять, например, Индию. Когда речь заходит об этой стране, вспоминаются пацифизм, Махатма Ганди, Организация неприсоединившихся стран и ужасающая бедность. Да, действительно: 35% населения Индии, т.е. больше 350 миллионов (половина из которых – дети) человек, живёт в ужасающей бедности, они ложатся спать голодными, не зная, где добыть пищу. 50% голодающих мира обитает именно в этой стране! Тем не менее, индийские элиты всё больше и больше пытаются сделать так, чтобы управляемое ими государство играло роль Британской империи, царившей на всем индийском субконтиненте и контролировавшей в течение почти двух веков огромный регион от Адена до Малакки, от Афганистана до Шри-Ланки. Военный бюджет Индии растёт с каждым годом. Эта «пацифистская страна» входит в десятку стран-рекордсменов по затратам на вооружение.

Воинственный Британский Радж

В 2009-м Индия потратила на военные расходы около 30 миллиардов долларов, 14% от всего бюджета и 3% от своего ВВП – ровно столько, сколько тратила в пору своего расцвета Британская империя. В 2009-2010годах оборонный бюджет возрос ещё на 34%. Генеральный секретарь Индийского фонда по контролю над вооружениями (CAFI) Биналкашми Непрам говорил, что если 40% от суммы, которая идёт на оружие массового уничтожения, будет использовано для социально-экономического развития обнищавшего населения, то Индия может рассчитывать на качественные изменения в образе жизни граждан.

Лет 20 назад бывший американский государственный секретарь Генри Киссиджер писал, что Индия обладает потенциалом стать шестой великой мировой державой, и на ней должен держаться мировой порядок после окончания Холодной войны. Киссинжер утверждал, что независимая Индия, по сути, руководствуется той же стратегической логикой в районе Индийского океана к востоку от Суэца, которой руководствовался Британский Радж (как было принято называть Британскую Индию). В XIX веке эта политика определялась в правительстве британского вице-короля в Нью-Дели.

Стоит вспомнить, что под британским управлением, Индия играла очень важную роль в мировой политике. Индийская армия с конца XVIII-го века была современной и мобильной, имела богатый опыт военных экспедиций в различные концы света – от Египта до Японии, от Южной Африки до Средиземноморского бассейна. Несмотря на растущую националистическую оппозицию, использование индийских войск в начале ХХ-го века только усилилось. Во время Первой мировой войны свыше 1,2 миллиона индийцев было призвано в армию. Когда война окончилась, то 920 тысяч индийцев продолжали службу в различных концах Британской империи. Индийские части сражались на фронтах Второй мировой войны по всему миру. Индийские войска участвовали в кампаниях в Африке, на Ближнем и Дальнем Востоке. 700 тысяч индийских военнослужащих участвовали отражении нападения японцев на Бирму, Малайзию и Индокитай.

огда речь заходит об Индии, вспоминаются пацифизм, Махатма Ганди, Организация неприсоединившихся стран и ужасающая бедность

Ко времени окончания Второй мировой войны под ружьем находилось 2,5 миллиона индийцев – самая большая добровольческая армия в мировой истории. Сюда следует добавить Индийскую Национальную Армию под командованием Субах Чанда Босс, который при помощи японцев пытался освободить Индию от британского контроля. По разным причинам в Индии и вне её неохотно признают роль этих людей в формировании современного мирового порядка.

Индийский национальный конгресс осуждал «империалистические войны», хотя  некоторые его лидеры, как Джавахарлал Неру, например, поддерживали борьбу антигитлеровской коалиции. Из-за враждебности к службе в армии Индийский национальный конгресс не сумел использовать вклад индийцев в военные победы в переговорах с британцами об условиях обретения независимости. Вклад индийцев в победу не стал залогом в распределении военных трофеев или в участии в послевоенном мировом порядке. После обретения независимости Индия столкнулась со многими угрозами своей безопасности, так что индийские боевые традиции на время были забыты миром.

Индия стала гарантом территориальной целостности субконтинента. За 60 лет независимости Индия не развалилась, несмотря на многочисленные политические и этнические центробежные силы. Индия пережила и катастрофический раздел в 1948 году, и хронический «индо-пакистанский инцидент», и китайскую оккупацию Тибета, и индо-китайскую войну в Гималаях. Более того, армии индийского субконтинента внесли весомый вклад в обеспечение международной безопасности и решение многих конфликтов в мире. Армии Индии, Пакистана, Бангладеш и Непала составляют 40% от контингента миротворческих ООН, являясь неоценимым резервом для них. Но их роль постоянно недооценивается в международных дебатах.

Ещё со времен Раджа Индия также является гарантом безопасности малых стран на субконтиненте. Британцы сконструировали систему протекторатов и буферных государств от Персии до Сиама через Афганистан, Тибет, Непал, Бутан и Бирму. После трагического раздела в 1948 году, Холодной войны и появления на мировой и региональной арене Китая, политическое и стратегическое единство субконтинента и лидерство Индии было сильно ослаблено. Тем не менее, независимая Индия возродила в 1950-е годы систему протекторатов, куда вошли с Непал, Бутан и Сикким. Сикким интегрировался в Индию. Нью-Дели продолжает считать себя ответственной за внутреннюю и внешнюю безопасность гималайских стран и препятствует их дестабилизации. В этом контексте лучше понятна военная интервенция Индии в Восточном Пакистане и Шри-Ланке, а также последовательно давление на Шри-Ланку с целью укрепления там федерализма.

35% населения Индии, т.е. больше 350 миллионов (половина из которых – дети) человек, живёт в ужасающей бедности, они ложатся спать голодными, не зная, где добыть пищу. 50% голодающих мира обитает именно в этой стране!

В XIX веке Индия играла ключевую роль в предотвращении попыток Франции, а позже царской России подчинить своему влиянию страны региона. В этом заключалась «Большая Игра». Индия исповедовала что-то вроде своей версии «Доктрины Монро», старалась не допустить туда другие великие державы и, по сути, стала гегемоном всего субконтинента. Независимая Индия продолжает этот курс и настаивает на решении конфликтов с соседями на двухсторонней основе, всячески сопротивляется интернационализации конфликтов. Этим объясняется значительно охлаждение индийско-американских отношений во времена президентства Билла Клинтона. Тогда США пытались интернационализировать решение конфликта в Кашмире. Насколько Индия могла, она препятствовала и размещению иностранных военных баз в регионе.

Действие «закона Мерфи»

Десятилетия после обретения независимости влияние Индии было подорвано хроническими экономическими трудностями. Эта страна попросту не имела средств для поддержания наследия колониальных времён в бассейне Индийского океана, Юго-Восточной Азии и Персидском заливе. Роль Индии в обеспечении региональной безопасности была оставлена на долгое время. Индия не смогла воспрепятствовать китайской оккупации Тибета и росту влияния Китая в Юго-восточной Азии и Бирме. Ничего не смогла поделать и против советского вторжения в Афганистан или союза Пакистана с США и КНР.

С начала 90-х годов, когда начался беспрецедентный экономический рост Индии, от которого мало что выиграли местные бедняки, но роль этого государства в мире начала расти, а отношения с великими державами стали улучшаться. Индия начала возвращать утраченные после обретения независимости стратегические позиции в бассейне Индийского океана, включая страны Персидского залива и Юго-Восточной Азии.

В последнее десятилетие в Индии заговорили о «нео-керзонианизме». Тот самый лорд Джордж Керзон, запомнившийся российским читателям больше кукишем на спичечной этикетке и вошедший в пословицы «Наш ответ Керзону»

Один из законов Мерфи гласит, что бюрократия переживает и революцию, и деколонизацию. Результаты голосования в США выявляют старые границы Гражданской войны. В Африке после освобождения от колониального ига не сдвинулась ни одна граница, и лишь Судан разделился на два государства. Заложенные во времена Британской империи политические и стратегические основы уцелели и пережили независимость, национализм, социализм и другие позднейшие «измы». Генри Киссинждер определил возвращение Индии как свершившийся факт, когда большинство американских аналитиков видели это как отдалённую перспективу. Индия всё больше и больше напоминает Британский Радж и всё больше и больше способна и готова взять на себя часть охраны международной безопасности. Время США, как международного жандарма, подходит к концу, и в Вашингтоне всё больше настаивают на том, чтобы другие страны (в основном традиционные союзники из Западной Европы и Япония) разделили это всё более тяжёлое бремя.

Рост экономических показателей Индии до 7-8% в год даёт возможность элитам этой страны вести более энергичную региональную дипломатию. Индия без усилий способна выделить 2-3% Национального валового продукта на военное строительство и модернизацию своей огромной армии. Как раз столько, сколько выделяла Британская империя! В последнее десятилетие в Индии заговорили о «нео-керзонианизме». Тот самый лорд Джордж Керзон, запомнившийся российским читателям больше кукишем на спичечной этикетке и вошедший в пословицы «Наш ответ Керзону». Линия Керзона, которой показывали кукиш герои Ильфа и Петрова, стала основой современной польской границы. Лорд Керзон был многолетним вице-королём Индии на переломе XIX-XX веков. Керзон во многом определил стратегические задачи Индии, которым она следует по сей день.

«Неокерзонская» логика определяет и политику «неприсоединения», которая на деле состоит в том, что Индия сотрудничает на многих направлениях и со всеми значительными мировыми игроками. Неокерзонизм заключается в стремлении к влиянию по всему бассейну Индийского океана, от Восточного Средиземноморья и Восточной Африки и до Тихоокеанской Азии. Такая политика предусматривает возрождение коммерческой кооперации (учитывая, что индийцы вели там торговлю много веков подряд), создание институциональных, политических и экономических связей в соседних регионах, приобретение доступа к энергетическим ресурсам, достижение многонациональных оборонных соглашений и контрактов.

Лидер региона

На подобие российского «ближнего зарубежья» в индийском политическом лексиконе появилось «расширенное окружение», которое включает субрегионы Индийского океана и западной части Тихоокеанского бассейна. Эта сфера и является приоритетной для распространения индийского влияния и применения жёсткой и мягкой силы.

В 2009-м Индия потратила на военные расходы около 30 миллиардов долларов, 14% от всего бюджета и 3% от своего ВВП – ровно столько, сколько тратила в пору своего расцвета Британская империя

В последнее десятилетие наблюдался и ускоренный рост индийского военного потенциала. Администрация президента Джорджа Буша-младшего «разморозила» военное сотрудничество с Индией (замороженное из-за индо-пакистанского конфликта и обретения Индией ядерного оружия). После теракта 11 сентября 2001 года Индия предложила США доступ к своим военным объектам. Тогда помощь была отвергнута, так как США больше нуждалось в сотрудничестве с Пакистаном в своей войне с «Талибаном». В 2003 году США обратилось к Индии с просьбой послать войска в Ирак. Предложение США серьёзно обсуждалось индийским правительством, но было отвергнуто из-за опасений недовольства внутри страны. Во время цунами в Индийском океане в 2004-м Индия послала свои боевые корабли для помощи усилиям США, Японии и Австралии по оказанию помощи пострадавшим в Индонезии.

В июне 2005 года Индия подписала с США соглашение о военном сотрудничестве. В период индийско-советской дружбы 1960-80-х годов Индия ограничивалась покупками оружия, избегала участия в других видах военного сотрудничества, манёврах, допуске военных баз на своей территории, посылки военных экспедиций. Теперь же индийские элиты выражают явную готовность к тесной военной кооперации с другими мировыми державами и отступление от политики военного изоляционизма и неприсоединения и.

США открыло перед индийцами свои военные склады. США последовательно отказывается продавать Китаю современное вооружение. Зато сделка Индии по приобретению 126 новейших боевых самолетов, стоимостью 10 миллиардов долларов стала крупнейшей в мире. За неё бились «Локхид-Марти» (“Lockheed Martin”) и «Боинг» (“Boeing”), однако в январе её неожиданно выиграл французский «Дассо» (“Dassault Aviation”), который чуть не вылетел из конкурса в 2009-м.

В пору жёсткого экономического кризиса, индийцам удаётся настаивать на своих условиях. Целый ряд сделок был заморожен или отвергнуть из-за индийской сверхчувствительности к любым вещам, могущим быть истолкованными как неравноправные отношения. Визит госсекретаря Хиллари Клинтон в Нью-Дели в июле 2009 года дал долгожданный толчок в вопросе мониторинга использования американского оружия и открыл дверь для существенных военных поставок из США. Вопрос упирался не в неготовность сторон сотрудничать, а в то, насколько индийская философия поиска взаимоотношений со всеми силами в мире соответствует американскому стремлению обязательно дружить против кого-то – в прошлом против СССР, сейчас – против Китая.

В последнее десятилетие наблюдался и ускоренный рост индийского военного потенциала. Администрация президента Джорджа Буша-младшего «разморозила» военное сотрудничество с Индией (замороженное из-за индо-пакистанского конфликта и обретения Индией ядерного оружия)

В последние 4-5 лет американская политико-экономическая машина всё более явно поворачивается против своего бывшего союзника – Пакистана. Американцы пока избегают прямо называть Пакистан врагом, но в американских военных кругах царит уверенность, что вооружённый ядерным оружием, скоро 200-миллионный Пакистан неуклонно сползает в экстремизм, теряет внутреннюю стабильность, срывает урегулирование в Афганистане и становится врагом номер один, куда более опасным, чем Иран. И здесь не обойтись без союза с полуголодной, но перевооруженной Индией. 9-го ноября (2012) британское правительство решило прекратить экономическую помощь Индии, имеющей ядерное оружие и космические программы (тоже в первую очередь призванные показать, что в случае чего, их ракеты могут долететь и до Пекина). Помощь составляла где-то 350 миллионов долларов в год. Пострадают от этого только голодающие индийцы. Им неокерзонизм способен показать лишь кукиш.

  • Elrat

    Старо как мир: не хочешь кормить свою армию, будешь кормить чужую. Неплохо бы еще в подобном свете проанализировать современный Иран: там тоже все хорошо со структурой экономики, а по коэффициенту Джимми задаст фору всем государствам региона. И, заметьте, никакой либерастии, ТНК, Эксон Мобилов и Шевронов, и даже Макдональдсов.

  • Aleksandr

    Повышенное внимание США к Индии неудивительно: Индия уже участвовала в военном конфликте с Китаем, а потому США рассматривают Индию в качестве известного противовеса Поднебесной… Пакистан ведь является традиционным союзником Китая против Индии, а потому большого интереса для США эта страна не представляет. Внимание США к Пакистану было привлечено лишь из-за Афганистана. Кроме Индии, США, как известно, большой интерес проявляют сейчас и к Вьетнаму — ведь это ещё один сосед Китая… Ну, а политика Индийских властей «Пушки вместо масла!» отнюдь не нова в мировой практике… Да и СССР был не такой уж и богатой страной по уровню жизни своих граждан, предпочитая оказывать повышенное внимание своему ВПК… Большая страна Индия хочет играть в большую политику в регионе Индийского океана?.. — Что ж, флаг им в руки, как говорится… Глядишь, и Китаю не дадут развернуться на полную мощь в том регионе… Посмотрим, что из того всего будет…