23 ноября 2012

Коллективная шизофрения европейской социал-демократии

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Как называют человека, который говорит одно, а делает другое, зачастую противоположное? Не иначе, как лицемером. А как назвать того, кто истово верит и в то, что говорит, и в то, что осуществляет, даже если одно противоречит другому? Пожалуй, тут уже может идти речь о малоприятном медицинском диагнозе. А если речь идёт не об отдельно взятой личности, а о партии, являющейся ко всему прочему транснациональной структурой? Очень не хочется отвечать определённо, ибо речь идёт о Партии европейских социалистов (ПЕС), объединяющей десятки социалистических, социал-демократических и лейбористских национальных партий, действующих в странах-членах Европейского Союза (ЕС).

Слова

ПЕС приняла немаловажный документ «Вместе за Европу, которую мы хотим»

Мало-помалу приближаются выборы в Европейский парламент (ЕП), они пройдут в странах ЕС летом 2014-го, то есть через полтора года. Срок немалый, но опыт показывает, что панъевропейские политические объединения начинают сообща готовиться к евровыборам загодя. Вот и прошедший в Брюсселе в середине осени форум ПЕС ориентировал национальные социал-демократические партии на необходимость заблаговременно начать подготовку к выборам в Европарламент, а целью социал-демократии названо изменение нынешнего правоцентристского большинства в ЕП и иных институтах ЕС. Принятие предвыборной программы евросоциалистов произойдёт, скорее всего, в следующем году, но зато пока что ПЕС приняла немаловажный документ «Вместе за Европу, которую мы хотим», в котором пусть в общем виде, но излагаются рецепты по модернизации европейского строительства в социальной и экономической сферах.

Сегодня, когда кризис продолжается и, более того, усугубляется во многих уголках Европы, социал-демократия посчитала правильным как бы отстраниться от тех, кто занимается его «управлением». В документе ПЕС подчёркивается, что «Европа, которая есть сегодня – не та, которую мы желаем». Ответ тех, кто заправляет в сегодняшнем Европейском Союзе, то есть консерваторов и правоцентристов, на вызовы кризиса, убеждают социал-демократы, «был слишком хилым, слишком запоздалым, если не просто плохим». Ведь европейские правые, прежде всего, заинтересованы в поддержке банков, налоговой консолидации и осуществлении экономических мер строгости. В то время, как ПЕС и её партии-члены, говорит итоговая резолюция съезда ПЕС, настроены в пользу «прочной, равноправной, разнообразной и решительно повёрнутой к будущему Европы».

Но что же более конкретного предлагают европейские социал-демократы – по сравнению с ныне доминирующей в Старом Свете политической тенденцией? Во-первых, если говорить об экономике, выделяется требование справедливого и прочного роста и повышения занятости. Для этого предлагается, в частности, развивать производственные инвестиции, ввести европейский налог на транзакции, мобилизовать программы европейских фондов в интересах развития промышленности в ЕС. Экономический рост, по мнению ПЕС, поможет «преодолеть социальную и экономическую трагедию», каковой для Европы становится массовая безработица, особенно среди молодых людей.

Одновременно евросоциалисты ставят вопрос о более тщательном регулировании финансовых рынков со стороны органов ЕС – через развитие механизмов банковского союза и установление рычагов общественного контроля» за функционированием банковского сообщества; реформу европейского банковского сектора. Прогрессивные изменения в этой области, считают европейские социал-демократы, должны сопровождаться ростом инвестиций в образование, промышленность, и вести, как следствие, к улучшению конкурентоспособности экономики ЕС. Отметим также и такой пассаж «протопрограммы» ПЕС, как тезис о том, что «промышленность должна играть центральную и динамичную роль в трансформации наших регионов».

Особое внимание левоцентристы предлагают придать социальной переориентации евростроительства. ПЕС требует начать работу над выработкой Европейского пакта по занятости, и основным приоритетом в данной связи называется именно борьба с молодёжной безработицей. Также партии-члены ПЕС выступают за то, чтобы в будущем в странах-членах Союза не менее 12% ВНП шло на  образование и подготовку кадров. Социал-демократы требуют безукоснительного уважения принятой ещё в 2000 году, но далеко не всегда исполняющейся на практике Европейской социальной хартии основополагающих прав, расширения списка общих социальных норм для стран-членов. В документе ПЕС содержится и достаточно утопическое предложение о том, что каждый трудящийся должен рассчитывать на получение равной зарплаты за идентичный труд в любом месте ЕС. В самом деле, реально ли, скажем, рижскому водопроводчику требовать то же жалованье, как, скажем, и у его люксембургского коллеги? С другой стороны, ПЕС предлагает сократить всё ещё сильный разрыв в оплате труда между мужчинами и женщинами, обеспечить функционирование систем социальной безопасности в соответствии с требованиями окружающей среды, адаптировать европейское трудовое законодательство к реалиям XXI столетия.

Неудивительными кажутся и предложения европейских социалистов о защите прав трудящихся-иммигрантов, праве иностранных работников на справедливую оплату труда и компетентное медицинское обслуживание. ПЕС выступает также за универсальный равноценный доступ к жилью и всеобщий доступ для европейских граждан к образовательной системе, поддержание общих высоких норм в здравоохранительной области. Евросоциалисты требуют бороться со всеми формами исключения европейцев из социальной жизни.

Дела

Итак, анализ текста «Вместе за Европу, которую мы хотим», вроде бы, показывает решительный настрой европейской социал-демократии на бескомпромиссную политическую борьбу с правыми силами за гегемонию в ЕС в преддверии европейских выборов-2014. С чисто формальной точки зрения можно сказать, что, переняв многие лозунги из предвыборной программы французских социалистов, ПЕС делает некий поворот от социал-либеральной доктрины, чётко господствовавшей в кругах ПЕС до настоящего времени, в сторону «сильного реформизма». По крайней мере, на словах.

Нельзя забывать о том, что социалисты и на национальном уровне, и внутри Европейского парламента осознанно голосовали за все коммунитарные договоры, которые в той или иной степени способствуют неолиберальному развороту современной Европы

Но стоит ли, однако, торопиться с выводами? Ведь есть слова, а есть дела. И вот здесь-то, увы, расхождение у европейской социал-демократии проявляется очень  и очень наглядно. Конечно, ПЕС ныне находится, так сказать, на вторых ролях в ЕС – по сравнению с правоцентристской Европейской народной партией. И не несёт главную ответственность за общую ориентацию европейской политики, пропитанную либерально-консервативным духом. И, в то же время, нельзя забывать о том, что социалисты и на национальном уровне, и внутри Европейского парламента осознанно голосовали за все коммунитарные договоры, которые в той или иной степени способствуют неолиберальному развороту современной Европы. Пусть внутри «правительства» Евросоюза – Европейской комиссии – сегодня  всего порядка пяти представителей ПЕС, но они ведь, как члены социал-демократической семьи, разве не несут свою долю ответственности за нынешние проблемы ЕС? В том же Европарламенте социалисты сразу после выборов заключают джентельменское соглашение с «народниками» о распределении постов, получая для себя возможность половину пятилетней легислатуры ЕП иметь во главе парламента представителя социал-демократии. А теперь вот заявляют: «чтобы построить прогрессистскую Европу, мы должны изменить политическое большинство».  Настаивая на необходимости идейной конфронтации с правыми, современные социал-демократы попросту игнорируют тот факт, что партии-члены ПЕС сегодня спокойно сотрудничают с либеральными и даже консервативными партиями в правительствах Ирландии, Бельгии, Люксембурга, Австрии, Румынии, Греции.

То, что социал-либерализм вовсе не отступил в ПЕС и на континентальном уровне, вытекает из того, что переизбранный в середине осени на пост председателя панъевропейской партии бывший премьер-министр Болгарии и председатель Болгарской социалистической партии Сергей Станишев, являясь сам по себе умеренно левым социал-демократом, окружён в руководящей структуре ПЕС откровенными социал-либералами. Это относится, например, к генеральному секретарю ПЕС, до недавнего времени руководителю международного отдела Социал-демократической партии Германии Ахиму Посту или же первому заместителю председателя ПЕС члену руководства французской соцпартии Жан-Кристофу Камбаделису, ещё совсем недавно считавшемуся главной опорой небезызвестного Доминика Стросс-Кана.

Но что вызывает действительно раздражение и чувство неверия в данную в общем-то реформистскую программу социал-демократии в первую очередь, так это абсолютное отсутствие самокритики в отношении действия социал-демократических правительств в ряде стран ЕС в первые года кризиса. Общеизвестно, что именно левоцентристы, находясь у власти в Греции, Испании и Португалии, начали реализовывать меры строгости и бюджетных сокращений, что вызвало в ответ народные недовольства и привело к тяжёлым поражениям соцпартий на выборах. Более того, в сегодняшней Греции социалисты, лишившиеся поддержки двух третей избирателей и тысяч членов партии, являются составной частью правительства, продолжающего антисоциальную политику команды Андреу Папандреу. Но стоит ли всему этому удивляться, если тот же Папандреу как ни в чём не бывало остаётся «командиром» Социалистического Интернационала? Наверное, нет. Но тогда стоит ли ждать, что вдруг в 2014-м социал-демократы начнут реализовывать свои прогрессистские обязательства на уровне ЕС?