10 ноября 2012

Неудавшийся реформатор Леонид Брежнев

Владимир СОЛОВЕЙЧИК

Как реформатора Леонида Ильича не воспринимали ни при жизни, ни тем более после смерти

Есть две категории политиков. Одни сталкиваются с сопротивлением своим планам в самом расцвете сил, не умея и не желая жертвовать принципами и идеями, которые для них дороже жизни, теряют власть, влияние, а порою свободу и жизнь. Зато могут при этом заслужить благодарную память потомков. Другим, казалось бы, удаётся всё или почти всё, но, покинув политическую арену, они становятся объектом критики, а то и вовсе презрительных насмешек.

Судьба долголетнего руководителя СССР Леонида Брежнева, умершего тридцать лет тому назад, 10 ноября 1982 года, напоминает, скорее, о втором варианте. Однако чем дальше уходят от нас годы его восемнадцатилетнего нахождения у руля единственной и монопольно правящей партии Советского Союза, а значит, и всей Страны Советов, тем больше появляется в общественном сознании ностальгических ноток. Многие и очень многие граждане России, если судить по данным социологических опросов, рассматривают эти годы не как «период застоя», а чуть ли не как «золотой век», когда власть успокоилась, прекратила всякие встряски и эксперименты, не говоря уже о массовых репрессиях, и повернулась лицом к «простому человеку», увидев в нём не столько дисциплинированного «строителя коммунистического завтра», сколько обычного трудягу-потребителя. Именно ностальгия по тем временам активно используется путинскими пропагандистами в деле психологической обработки граждан под немудрёным, но от этого не менее действенным лозунгом: «Пусть лучше нынешняя стабильность, лишь бы не было смуты и войны!»

Кроме отмеченных выше обстоятельств, с нынешней политической практикой правление Леонида Ильича сближает и понимание ограниченности потенциала возглавляемой им системы, стремление осуществить реформы, но безболезненно, не затрагивая интересы правящей бюрократии, потихоньку, постепенно. Подобное представление во многом ново, поскольку как реформатора Леонида Ильича не воспринимали ни при жизни, ни тем более после смерти. Однако открытие архивов даёт нам возможность остановиться и на этой, во многом новой для исследователей истории Отечества, стороне его деятельности. В частности, речь идёт о пленуме ЦК КПСС, состоявшемся 15 декабря 1969 года, и речи Брежнева на нём, никогда в советской печати не публиковавшейся и находившейся на секретном хранении в архивах вплоть до начала текущего века.

На этом пленуме были рассмотрены проекты Государственного плана развития народного хозяйства СССР и Государственного бюджета СССР на 1970 год. В своём выступлении, завершавшем состоявшуюся дискуссию, Генеральный секретарь ЦК КПСС дал на удивление яркую и реалистичную картину состояния дел в экономике. Очень многие пассажи звучали для того времени непривычно остро: «Наши недостатки, трудности и проблемы не такие мелкие, чтобы можно было себе позволить закрывать на них глаза… У нас наметилась тенденция к замедлению темпов экономического роста. Большие недостатки имеются в капитальном строительстве. Слишком медленно увеличивается производительность труда, эффективность общественного производства».

На пленуме ЦК КПСС, состоявшемся 15 декабря 1969 года, Леонид Брежнев дал на удивление яркую и реалистичную картину состояния дел в экономике. Очень многие пассажи звучали для того времени непривычно остро

За этими общими фразами последовали вполне конкретные, если не сказать убийственные, примеры расточительства, бесхозяйственности и некомпетентности: «В 1968 году, например, план ввода новых мощностей по выплавке стали был выполнен всего на 20 процентов, по производству готового проката— на 15 процентов, химических волокон— на 55, по добыче угля— на 61 процент… Все мы знаем, например, как остро стоит вопрос с железнодорожными перевозками. Отказы на них достигают 60 тысяч вагонов в сутки, т. е. примерно 20 процентов от общей погрузки. И, вместе с тем, мы гоняем тысячи вагонов порожняком, занимаемся неоправданными встречными перевозками, а иногда допускаем здесь и непростительные ошибки. Вот один только пример. Недавно ГДР построила для нас семь мощных портальных кранов, три — для Дальнего Востока, четыре — для черноморских портов. Все краны отправили по железной дороге, через всю страну, на Дальний Восток в порт Ванино. Там четыре крана на 40 платформах 25 суток простояли, а потом отправились снова через всю страну в Одессу. Государству эта «прогулка» в 20 тысяч километров обошлась в 50 тысяч рублей. Вот другой пример. При сооружении крупнейшей в стране нефтеперевалочной базы на Чёрном море около Новороссийска, стоимость которой 60 миллионов рублей, были допущены такие просчёты и ошибки, которые исключили возможность её нормальной эксплуатации. Сейчас для устранения последствий допущенных ошибок потребуется значительное время и дополнительные расходы в сумме примерно 20 миллионов рублей. И ещё один пример. По данным народного контроля, на сооружение сортировочно-погрузочного комплекса в Клайпедском морском порту для отправки угля на экспорт Минуглепромом СССР было затрачено 10 миллионов рублей. Однако, как выяснилось позднее, произведённые затраты оказались напрасными, поскольку указанный комплекс не был обеспечен сырьевой базой. Кроме того, его строительство осуществлено таким образом, что при эксплуатации не могла быть получена ни одна фракция углей, которая требовалась для поставки на экспорт». Не правда ли, знакомая многим картина? Даже несмотря на разницу в масштабах цен, ибо покупательная способность рубля при Брежневе была неизмеримо выше нынешней.

Леонид Брежнев понимал ограниченность потенциала возглавляемой им системы

А следующий пассаж из речи Леонида Ильича звучит и вовсе по-современному, заставляя вспомнить позорно канувшие в лету «национальные проекты», курируемые во время оно нынешним председателем правительства РФ: «Все вы знаете, товарищи, как дефицитны кровельные материалы. Министерству стройматериалов оказали помощь, для него закупили за рубежом шесть комплектов импортного оборудования для новых картонно-рубероидных заводов. Прошло пять лет, но пока строится только один завод. Закупленное оборудование тем временем лежит на складах… В целом по стране стоимость неустановленного оборудования на складах строек оценивается в 5,5 миллиарда рублей, в том числе импортного оборудования — 1,5 миллиарда рублей». Разве мало, к примеру, приобретённого за рубежом за валюту, без подготовки и впопыхах, медицинского оборудования в рамках национального проекта «Охрана здоровья», которое не один год лежало под снегом, ибо не было обеспечено заранее подготовленными помещениями? А давайте вспомним не столь давнюю историю с закупкой томографов. Как и в брежневские времена, ответственность за провалы понесли отдельные исполнители, а вовсе не куратор проектов Дмитрий Медведев, ставший с тех пор ещё и председателем партии «Единая Россия».

Показательно, что главного единоросса страны товарищ Брежнев сумел опередить и в вопросах столь любимой господином Медведевым «энергоэффективности» народного хозяйства: «Чтобы представить себе наглядно, во что обходится нам бесхозяйственность и отсутствие бережливости, назову ещё и следующие цифры. Суммарная стоимость потерь, непроизводительных расходов и убытков составляет в год примерно 5 млрд. рублей. Ежегодно потери цемента составляют 10 миллионов тонн, сжигается и выпускается в атмосферу 11 млрд. кубометров газа, при транспортировке и хранении теряется 15 миллионов тонн угля, а при сплаве — полтора миллиона кубометров леса».

Да и торжественно объявленная бывшим президентом РФ и нынешним премьером «борьба с пьянством», как выяснилось, ещё задолго до Дмитрия Анатольевича была начата Леонидом Ильичом: «Действительно, товарищи, борьба с пьянством и алкоголизмом у нас ведётся недостаточная… Пьянство и алкоголизм наносят огромный урон нашему обществу. За прошлый год 54% всех преступлений в стране было совершено лицами, находившимися в состоянии опьянения. В вытрезвители было доставлено 3,7 миллиона человек, из них 120 тысяч человек — молодые ребята, не достигшие 18 лет; около 90 процентов прогулов связано с пьянством». Правда, товарищ Брежнев предлагал исключать из партии «коммунистов, злоупотребляющих спиртными напитками», а либеральные экономисты и юристы больше делают ставку на рост акцизов и штрафов, не забывая о столь важном источнике наполнения бюджета буржуазного государства. Опять же, трудно представить исключение какого-нибудь видного единоросса из рядов «партии власти» за банальную пьянку…

Читатель, возможно, удивится, но помимо «борьбы с пьянством», тогдашний лидер КПСС в качестве ещё одного пути преодоления экономических трудностей и реформирования страны предложил «внести серьёзные изменения в систему управления». Брежнев, заметив, что «управление превращается в науку», поставил задачу овладения его современными методами, предвидя необходимость формирования целого слоя, как сказали бы теперь, эффективных менеджеров. И ещё в одном Леонид Ильич буквально оказался предтечей Дмитрия Анатольевича: «Ныне в мире создаётся настоящая «индустрия информации», которую обслуживает сложная электронно-вычислительная и организационная техника, она опирается на серьёзный математический аппарат и теоретическую базу. Ускорению темпов развития системы управления, информации и электронно-вычислительной техники мы придаём сейчас большое значение. Информация — это основа для управленческой деятельности». Правда, ни «Твиттера», ни Сколкова в те стародавние времена ещё не существовало в природе, однако направление развития и ближайшая перспектива угаданы верно. Предложил товарищ Брежнев в своей речи и развивать демократические начала в жизни общества, заметив, что «методами жёсткого администрирования» (читай — сталинскими) производительность труда не подымешь и инициативу работников не разовьёшь…

Неудавшегося реформатора Леонида Брежнева, не так уж плохо понимавшего все беды экономики и пытавшегося её модернизировать, как мы знаем сейчас, постигла неудача. Нежелание поссориться с тогдашней бюрократией привело нашу страну к застою

Хорошие намерения и актуальные поныне, 43 года спустя, задачи. Неудавшегося реформатора Леонида Брежнева, не так уж плохо понимавшего все беды экономики и пытавшегося её модернизировать, как мы знаем сейчас, постигла неудача. Нежелание поссориться с тогдашней бюрократией привело нашу страну к застою. Судя по всему, неудавшийся реформатор Дмитрий Медведев идёт той же дорогой. А, стало быть, возглавляемую им «Единую Россию» рано или поздно ждёт судьба брежневской КПСС. Со всеми вытекающими последствиями…

  • FIP

    История, как известно, повторяется…Но , увы — в виде фарса!

  • Michael Dorfman

    18 лет — долгое время, и в правлении Л.И. Брежнева были разные периоды, некоторые более успешные, некоторые менее. Брежнев был ставленником нового служилого класса, » созданного Сталиным и получившего на Западе название номенклатура, Эти «хозяева жизни» (по известном у соц-реалистическому произведению) хотели стабильности дл своих карьерных достижений, не хотели больше ни сталинского террора, ни хрущевского «волюнтазима». Брежневское правление стало золотым веком для них, позволило им укрепить свою власть, и в дальнейшем, когда представилась возможность, то именно этот служилый класс так или иначе приватизировал под себя все, что составляло «народное состояние» СССР.
    Они и провалили экономическую реформу связанную с именами соратников Брежнева Косыгина и Байбакова, призванная модернизировать командно-административную систему и ввести в экономику элементы спроса-предложения. В немалой степени это случилось потому, что Брежнев не поддержал реформаторов. Дешевые нефтедоллары залепили глаза брежневскому руководству и позволили какое-то время поддерживать иллюзию «реального социализма», будто неэффективная советская экономическая модель еще функционирует.
    Брежнев был умелым и удачливым политиком. В начале пути каждые два года он проводил контр-переворот, устранявший соперников — Шелепина, Подгорного и др.
    Брежнев укрепил начатую Хрущевым нормализацию отношений в США и способствовал Хельсинкским согрешениям, заложившим основы мирного сосуществования в Европе, Вместе с тем, Брежнев ответственный за авантюристические, дорогостоящие и провальные авантюры в Афганистане, Анголе и других местах. Брежнев и его правительство не нашли в себе политического мужества противиться нажиму военно-промышленного комплекса и вверг страну в дорогостоящую и ненужную гонку вооружений. Сначала это была «доктрина адмирала Горшкова», создание межконтинентального флота (хотя даже при Сталине считалось, что СССР достаточно иметь флот для обороны морских рубежей). Позже еще более бессмысленная и в политическом, и в военном отношении программа противодействия рейгановским «звездным войнам».
    Лично же я очень благодарен Леониду Ильичу за то, что его политика сделал возможным мне уехать из СССР. За границей я встречал людей, близко знавших Брежнева по Кишиневу — его портного и других челядников. По их отзывам, Брежнев был человеком не злым, заботившимся о «своих», любившим хорошо пожить. Пускай земля будет ему пухом.

  • Ольга

    Очень полезная статья.Прошлое нужно рассматривать сквозь призму современности, или наоборот.К сожалению, в России очень часто все получается по абсурдной поговорке: «История учит тому, что она ничему не учит».