6 ноября 2012

Голос Бога

Продолжение статьей:

«Смело за власть Советов»;

«Генеральная репетиция Советской власти»

Дмитрий ЖВАНИЯ, кандидат исторических наук

Павел Филонов. Формула петроградского пролетариата

Мы продолжаем в преддверие 95-годовщины Октябрьской революции рассматривать историю формирования советской власти, а точнее – разбирать, как идея Советов реализовывалась русскими рабочими на практике – в революционной борьбе с царским режимом и капитализмом.

Пролетарская концентрация

Убыстрённое развитие в России капитализма, даже насаждение его самодержавием, способствовало появлению немногочисленного, но весьма боевого пролетариата, сконцентрированного на крупных промышленных предприятиях в больших городах. Промышленность России по своей технике и капиталистической структуре стояла на уровне передовых стран, а в некоторых отношениях даже опережала их. В США мелкие предприятия с числом рабочих до 100 человек охватывали перед Первой мировой войной (1914 год) 35% общего числа промышленных рабочих, а в России — только 17,8%. При приблизительно одинаковом удельном весе средних и крупных предприятий (100-1000 рабочих), предприятия-гиганты (свыше 1000 рабочих каждое) занимали в Соединённых Штатах 17,8% общего числа рабочих, а в России — 41,4%! Для важнейших промышленных районов последний процент был ещё выше: для петроградского — 44,4%, для московского — даже 57,3%.

К февралю 1917 года в трёхмиллионном Петрограде проживало 450 тысяч промышленных рабочих, из них 60% составляли металлисты – самый политически сознательный отряд пролетариата. Накануне Февральской революции в Петербурге было 14 заводов-гигантов, на них работали 132 тысяч человек. Только на Путиловском заводе было сконцентрировано 26564 пролетария, на Трубочном заводе — 18942, Патронном — 12080, Обуховском сталелитейном — 11338, Охтинском взрывчатых веществ — 10200, Ижорском механическом — 7645, на Металлическом — 6704 человека. Помимо металлистов, в Петрограде в рядах пролетариата находились текстильщики (44 тысячи человек), химики (40 тысяч человек), полиграфисты и бумажники  (26 тысяч), кожевники и обувщики (13 тысяч).

В 1914-1916 годах численность женщин-работниц возросла более чем вдвое. К 1917 году женщины составляли 1/5 всех металлистов, на Трубочном заводе работали 6 тысяч женщин.

Русские рабочие были очень активными, постоянно боролись за свои права, проводя забастовки, устраивая демонстрации, которые часто заканчивались стычками с полицией. Как справедливо подчёркивал Владимир Ленин, совместная работа сотен и тысяч человек приучала их не только к совместному обсуждению своих нужд, но и к коллективным действиям, наглядно показывая общность интересов свей массы рабочих (ПСС. Т. 2. С. 91-92).

Предприятия-гиганты (свыше 1000 рабочих каждое) занимали в Соединённых Штатах 17,8% общего числа рабочих, а в России — 41,4%!

Незадолго до Первой мировой войны царский режим в ответ на рабочие забастовки начал антирабочее наступление. Под угрозой трёхмесячного тюремного заключения царским указом от 24 июля 1914 года были запрещены все собрания и манифестации, пение революционных песен, «подстрекательство» к забастовкам, распространение социалистической печати и т. п.

26 июля 1914 года градоначальник столицы Александр Оболенский отдал приказ о закрытии легальных рабочих организаций, в редакциях  рабочих газет и журналов были проведены обыски и аресты, 15 профессиональных союзов были закрыты. Кстати, накануне своего закрытия Петербургский союз металлистов насчитывал 12 тысяч членов и объединял 12% рабочих-металлистов столицы.

В 1913 году питерские рабочие создали легальные больничные кассы. К началу 1917 года в Петрограде было 80 больничных касс, объединявших свыше 176 тысяч человек, или свыше 45% рабочих столицы. Важную роль среди рабочих в годы войны играли рабочие кооперативы. В 1916 году общее число пайщиков составляло 50 тысяч. Наиболее крупным кооперативом было «Выборгское общество потребителей», созданное в 1915 году и насчитывавшее к 1917 году 10 тысяч пайщиков. Общество имело 23 отделения для торговли, 15 хлебопекарен и 5 столовых. К началу 1917 года в Петрограде действовали 1 нелегальный и 3 легальных профсоюза, общая их численность была, правда, невелика — 9-10 тысяч человек.

Именно массы петроградского пролетариата совершили революцию в феврале 1917 года, ликвидировали монархию. Февральская революция, сама по себе, является яркой иллюстрацией массовой самодеятельности трудящихся. Их никто не призывал в те дни к революции, они сами сказали «Хватит!» и опрокинули старый строй

Эти цифры заставляют задуматься! Они показывают, насколько далёк нынешний рабочий класс даже от наиболее простых, неполитических форм самоорганизации. Что уж говорить о политических! Они показывают, как мы сейчас далеки от социализма. Ведь социализм, как и борьба за него, вытекает, прежде всего, из субъективного настроя тружеников, их готовности бороться за свои права, от их навыков создавать массовые демократические организации. Что касается экономических предпосылок, они давным-давно созрели и, как ещё замечал Лев Троцкий в «Переходной программе IV Интернационала», стали подгнивать. А с момента появления Переходной программы прошло уже больше 70 лет.

Рабочая сознательность

Кстати, кто это такой – сознательный рабочий? Посмотрим, что пишет Георгий Валентинович Плеханов: «Сознательным рабочим я называю не такого, который понимает, что в основе капиталистического способа производства лежит эксплуатация наёмного труда капиталом. Разумеется, пролетарию необходимо понять, в чём состоит эта основа. Но этого мало. Чтобы сделаться сознательным, пролетарий должен дать себе отчёт ещё и в том, какие условия нужны для устранения капиталистического способа производства. Да и это ещё не всё. Сознательный пролетариат должен выяснить себе главнейшие особенности той социально-политической обстановки, в которой совершается движение его класса на его родине. Наконец, он обязан не оставаться в неизвестности насчёт того, в каком именно состоянии находится это движение в данное время» (Плеханов Г. В. Соч. Т. XIX. С. 499).

К 3 марта в составе Петроградского Совета насчитывалось до 1300 депутатов, из которых 700 были рабочими представителями. Но к середине марта численность Совета возросла до 3 тысяч человек, из них рабочих было только 800, а 2 тысячи были солдатами

В работе «К психологии рабочего движения» Плеханов указывал на следующую закономерность: «Чем сильнее становится в рабочем недовольство зависимостью от капиталиста, тем сильнее укрепляется в нём сознание того, что ему необходимо действовать согласно с другими рабочими, что ему нужно возбудить во всей их массе чувство солидарности. Его тяготение к массе прямо пропорционально его стремлению к независимости, его сознанию собственного достоинства, словом — развитию его индивидуальности». Таким образом, по мнению Плеханова, массовая борьба не ограничивает индивидуальность рабочего, а, наоборот, развивает его, укрепляет в пролетарии чувство человеческого достоинства.

Мы помним, что утверждал Ленин в брошюре «Что делать?»: при капитализме класс никогда не поднимется до сознания своего «авангарда», социал-демократической партии. Но живая революционная практика масс заставила лидера большевиков изменить свой взгляд на пролетарское сознание. Пролетарскую психологию, писал Ильич, нельзя усвоить «без многих лет пребывания на фабрике», лишь «общим условиям экономического и социального быта» (Т. 45. С. 20).

Именно массы петроградского пролетариата совершили революцию в феврале 1917 года, ликвидировали монархию. Февральская  революция, сама по себе, является яркой иллюстрацией массовой самодеятельности трудящихся. Их никто не призывал в те дни к революции, они сами сказали «Хватит!» и опрокинули старый строй. Массы возглавляли не партийные активисты, а профсоюзные, рабочие вожаки. Об этом свидетельствуют воспоминания участников событий.

1 марта 1917 года. Манифестация у Таврического дворца, где заседала Государственная дума, а после её роспуска — Петроградский Совет

Даже тогдашний член Петербургского комитета большевиков Александр Шляпников вспоминал, что никто из его товарищей «не был уверен, что это будет последний и решительный бой царскому режиму» (Семнадцатый год. Кн. 1. С. 87). 24 февраля большевики приняли решение агитировать лишь за всеобщую политическую стачку, не более. В то время как рабочие смело выдвигали требование «Долой царя!» Это, конечно, никак не унижает активистов социалистических партий. Если бы не их самоотверженная деятельность до восстания, неизвестно, за кем пошли бы рабочие. Может быть, нашёлся бы очередной поп Гапон или черносотенцы. Во многом именно та пропаганда социализма, что вели  революционеры в рабочей среде, направила февральское восстание в русло антимонархической народной революции, а не в русло погромов, оголтелого мятежа.  «Разбив царские оковы, особенно жестоко сжимавшие рабочий класс, — писал Шляпников, — пролетарская самодеятельность хлынула широкой волной, заполняя собой органы местного самоуправления, создавая всюду, начиная с фабрик и заводов, опорные пункты для дальнейшей борьбы» (Семнадцатый год. Кн. 2. С. 133).

Советы Февраля

Самым важным проявлением рабочей самодеятельности стали рабочие Советы. Ленин и после Октябрьской революции подчёркивал самодеятельный характер Советов. «В феврале 1917 года массы создали Советы, раньше даже, чем какая бы о ни было партия успела провозгласить этот лозунг. Самое глубокое народное творчество, прошедшее через горький опыт 1905 года, умудрённое им, — вот кто создал эту форму пролетарской власти» (ПСС. Т. 36. С. 6).

Действительно, в 1905 году рабочим потребовалось 9 месяцев, чтобы пройти путь от своих новых классовых организаций на фабриках до образования городского Совета. После этого в периоды стачечного подъёма, как в сентябре 1915 года, рабочие сразу ставили вопрос о Советах. Так вышло и в феврале 1917 года. Выборы в Совет начались на предприятиях столицы 24-25 февраля. Определённо установлено, что избрание депутатов в те дни состоялось на ряде заводов Выборгской стороны. К чести большевиков, они, в лице Петербургского Комитета, наверное, учли ошибки 1905 года и приняли решение возглавить движение за выборы Советы.

Петроград. Дни революции. Баррикады у арсенала

В выпущенной во второй половине дня 27 февраля листовке за подписью «Организующийся Совет рабочих депутатов» говорилось: «Настал желанный час. Народ берёт власть в свои руки. Революция началась. Не теряйте ни минуты времени, создайте сегодня Временное революционное правительство. Только организация может укрепить наши ряды. Прежде всего, выбирайте депутатов, пусть они свяжутся между собой. Пусть под защитой войска создаётся  Совет депутатов». В листовке было конкретно указано, где должен собраться Совет — Финляндский вокзал, занятый к тому времени  рабочими-выборжцами.

27 февраля появился Петроградский Совет рабочих депутатов, который заявил, что «ставит своей основной задачей организацию народных сил и борьбу за окончательное упрочение политической свободы и народного правления в России». Точнее, появился сперва Исполком Совета, который возглавил депутат Государственной думы, меньшевик Николай Чхеидзе.

Массовые  выборы в Петроградский Совет проходили 28 февраля и 1 марта. Депутаты избирались на многолюдных собраниях, по установленным Временным Исполкомом нормам, открытым голосованием, без учёта партийной принадлежности, снабжались мандатами, а в ряде случаев получали наказы. Причём на многих мандатах депутатов имелись десятки, а на некоторых и сотни подписей принимавших участие в выборах (см.: Ленин и питерские рабочие. 1893-1924. Л., 1982. С. 194-195).

Избирая своих представителей в Петроградский Совет, рабочие рассматривали его как новую революционную власть, видели в нём Временное революционное правительство. «Общее собрание рабочих завода Щетинина, — отмечалось в протоколе этого собрания, — избрало во Временное революционное правительство — Совет рабочих депутатов — Грачёва, о чём и свидетельствует своими подписями». Делегат Шлиссельбургского порохового завода предъявил датированный 1 марта 1917 года мандат следующего содержания: «Центральный Комитет Шлиссельбургского порохового завода поручает товарищу Туркину Павлу войти в сношения с Временным Революционным правительством в Петрограде для получения сведений и директив» (см. Шляпников. Семнадцатый год. Кн. 1. С. 222)

Заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов в Таврическом дворце

К 3 марта в составе Петроградского Совета насчитывалось до 1300  депутатов, из которых 700 были рабочими представителями. Но к середине марта численность Совета возросла до 3 тысяч человек, из них рабочих было только 800, а 2 тысячи были солдатами. Авторитет Совета был настолько высок, что в него посылали своих представителей не только рабочие, но и ремесленники, кустари, служащие. Объединяясь по профессиям, избирали своих депутатов в Совет деревообделочники, кожевники, булочники, кондитеры, конторские служащие, извозчики, ломовики, учителя, студенты. В марте 1917 года 34 различных объединения рабочих и служащих делегировали в Совет около 200 депутатов (см. Артемьев С. А. Состав Петроградского Совета в марте 1917 года // История СССР. 1964. № 5. С. 121). «Голос народа — голос Бога, — утверждал петроградский рабочий Вышнегорский, — а Совет рабочих и солдатских депутатов — голос народа российского». Правда, в Совете оказалось немало радикальных адвокатов, учителей, врачей и журналистов, которые представляли прежде всего свои собственные амбиции. Как отмечал Лев Троцкий, «многие из этих случайных пришельцев, искателей приключений, самозванцев и привыкших к трибуне говорунов надолго оттеснили своими авторитетными локтями молчаливых рабочих и нерешительных солдат» (История русской революции. Т. 1. С. 248).

То, что Петроградский Совет — власть пролетариата, хорошо понимали и представители промышленных кругов, о чём говорят материалы Всероссийского торгово-промышленного съезда, проходившего в марте 1917 года. Поскольку Совет имел большое влияние на рабочих, буржуазное Временное правительство вынуждено было считаться с ним. С февраля по октябрь 1917 года в России сложилась ситуация «двоевластия», то есть было два центра власти: рабочие Советы и правительственные структуры.

Власть на местах

Одновременно с образованием Петроградского Совета шло создание Советов в районах столицы. 28 февраля 1917 года были организованы районные Советы в Выборгском и Петергофском районах. Создание первых Советов произошло независимо от Петроградского Совета. Подлинными организаторами местных Советов были революционные рабочие. Идея Советов была для них понятнее и привлекательнее, чем предложение меньшевиков и эсеров о создании органов местного самоуправления. К середине марта в столице действовали уже 10 районных Советов.

Отряд рабочей Красной гвардии

Общая норма представительства в районных Советах отсутствовала, практика же выборов показала: один депутат выбирался от 250-1000 рабочих или солдат. Но около 60% депутатов районных Советов были рабочими. Районные Советы решали вопросы не только в сфере политики, но и в сфере экономики, поэтому массам было легче разобраться в том, как их требования проводятся депутатами в жизнь. Осведомлённые о деятельности районных Советов, рабочие ставили перед депутатами конкретные задачи, обсуждали с ними наболевшие проблемы, требуя реальной и оперативной помощи.

Звание депутата районного Совета оценивалось чрезвычайно высоко. Оно было не только почётно, но и обязывало к активной общественной деятельности, которая контролировалась Советом. Общее собрание Петергофского районного Совета предложило 12 марта всем депутатам, посланным в секции районного Комиссариата, представлять ежегодно отчёт о своей деятельности. Пассивное отношение к порученному делу или уклонение от выполнения его, непосещение или пропуск заседаний районного Совета резко осуждалось на общих собраниях. О неблаговидном поведении депутатов сообщалось избирателям, которые отзывали таких депутатов.

С февраля по октябрь 1917 года в России сложилась ситуация «двоевластия», то есть было два центра власти: рабочие Советы и правительственные структуры

Через Советы рабочие осуществляли в основном политическую власть, на производстве они устанавливали рабочий контроль, создавали фабрично-заводские комитеты. Рабочие формировали отряды рабочей милиции, в апреле появилась рабочая Красная Гвардия. Вскоре после образования Рабоче-солдатских Советов стали появляться Крестьянские Советы. Учитывая, что солдаты были вчерашними крестьянами, можно понять, что влияние деревни на революцию  в городе было весьма сильным.

Продолжение следует