9 октября 2012

Венесуэла продолжит строить «социализм XXI века»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

На одном из предвыборных митингов Чавес говорил о себе как бы в третьем лице: «Голосовать за Чавеса – это значит продолжить строить царство Божье на земле… Чавес не врёт, Чавес не отступит, Чавес – это народ, Чавес – это правда, Чавес – это все вы!»

Президентские выборы в Венесуэле прошли  в обстановке острейшей социально-политической борьбы и общественной поляризации. Ставка этих выборов главы государства, утверждали представители двух главных противоборствующих лагерей, – не больше и не меньше, чем судьба страны и её социального, экономического и политического будущего.

Два лагеря

Расколотое политически венесуэльское общество подошло к своим «главным выборам» с неоднозначными результатами, интерпретация которых зависит от той политической позиции, которую занимает гражданин. Уго Чавес, первый раз пришедший к власти в 1998-м и с тех пор неоднократно продлевавший свою власть на выборах разных масштабов, действительно немало сделал для прогрессивного развития венесуэльской нации. За эти 14 лет в Венесуэле было покончено с неграмотностью, а медицина и образование, ставшие национальными приоритетами, стали доступны для выходцев из всех слоёв общества. Благодаря многочисленным амбициозным социальным программам, постоянно развивающимся на государственном, региональном и местном уровнях, бедность в Венесуэле отступила более чем в два раза.

В течение последнего президентского срока команданте Чавеса (с 2006 года) за государственный счёт в Венесуэле было построено свыше 250 тысяч социальных жилищ для представителей наиболее уязвимых слоёв. В стране осуществляется программа «Великая миссия жилья»; она призвана улучшить жилищные условия примерно трёх миллионов венесуэльцев. Уже в текущем году правительство запустило новую социальную программу «Фармапартиа» – создание сети государственных аптек, цены в которых примерно на треть ниже, чем в частных. Менее года назад был принят Закон о справедливых ценах, направленный на борьбу со спекулянтами в коммерческой области. С апреля действует декрет о снижении цен на товары первой необходимости – воду, соки, туалетную бумагу, памперсы… Как завил недавно Чавес, «Венесуэла вышла в авангард борьбы против капитализма, пожирающего жизни, народы и природу».

Конечно, главным «помощником» социалистической по сути внутренней политики властей являются высокие цены на нефть. На это прежде всего педалирует политическая оппозиция Чавеса, настаивающая на том, что социально-экономическая политика властей неэффективна, дорогостояща, волюнтаристична. Оппозиция утверждает, что дрейф от свободной рыночной экономики будет стоить Венесуэле, в случае вероятного обрушения цен на нефть на мировом рынке, очень дорого. Правые и либералы говорят о неконкурентоспособности громоздких государственных «монстров». Но особенно их оппозиционная риторика бьёт по реально имеющему место процессу «криминализации». В современной Венесуэле уровень преступности, на самом деле, очень высок. По уровню убийств и тяжёлых преступлений против личности Венесуэла занимает, к сожалению, одну из первых строчек в латиноамериканском рейтинге. И левому правительству, несмотря на все усилия, до сих пор так и не удалось побороть преступную гидру. Буквально за несколько дней до голосования при невыясненных обстоятельствах погибли активисты античавистской оппозиции; этот инцидент также явно не пошёл «в зачёт» правящему лагерю.

Уго Чавес, первый раз пришедший к власти в 1998-м и с тех пор неоднократно продлевавший свою власть на выборах разных масштабов, действительно немало сделал для прогрессивного развития венесуэльской нации.

Отмечая в начале статьи факт биполяризации общественно-политической жизни южноамериканской республики, автор имел в виду прежде всего то, что на этих выборах – при достаточно представительном подборе кандидатов – всё-таки столкнулись два основных политических лагеря – президентский и оппозиционный. Сторонники Уго Чавеса пошли на выборы под флагом Великого патриотического полюса (ВПП), его противники объединились в Круглый стол «Демократическое единство» («ДЕ»). В итоге Уго Чавес и его основной соперник, кандидат от «ДЕ» Энрике Каприлес Радонски набрали на двоих более 99% голосов, что лишний раз свидетельствует о биполярности современной политической жизни в Боливарианской республике.

Однако чавистский лагерь представляется гораздо более гомогенным, нежели оппозиция. И хотя формально в составе ВПП фигурируют порядка 35 тысяч общественных организаций, включая профсоюзы, рабочие комитеты, крестьянские, студенческие, женские и ветеранские объединения, организации, представляющие интересы коренного населения страны и т. д., политическим ядром блока, без сомнения, является партия Чавеса – Социалистическая единая партия Венесуэлы (СЕПВ), ведущая партия республики, авангард левых сил. Лидеры СЕПВ утверждают, что численность партии составляет более 5,5 млн членов. Это, надо полагать, явное преувеличение, но на самом деле эта партия может считаться одной из самых многочисленных в Латинской Америке. В Венесуэле, конечно, действуют и сегодня другие «прочавистские» партии (например, Коммунистическая партия Венесуэлы), но по своей силе и влиянию они намного уступают СЕПВ, которую можно определить как радикально-социалистическую партию, выступающую за разрыв с капитализмом и ратующую за «социализм XXI века» как на национальном уровне, так и в масштабе всей Латинской Америки. Напомню, что СЕПВ по инициативе Чавеса активно продвигает идею создания V Интернационала как объединения левых и революционных, антиимпериалистических сил.

«Чавес – это все вы!»

Без сомнения, СЕПВ является главным политическим оружием чавизма. «Каудилизм», сильный режим личной власти свойственен, по сути, всем современным радикально-социалистическим режимам в Латинской Америки: от Никарагуа до Боливии. Роль «команданте» в общественно-политическом процессе очень трудно переоценить. На одном из предвыборных митингов Чавес говорил о себе как бы в третьем лице: «Голосовать за Чавеса – это значит продолжить строить царство Божье на земле… Чавес не врёт, Чавес не отступит, Чавес – это народ, Чавес – это правда, Чавес – это все вы!»

Основной соперник Чавеса, сорокалетний Каприлес Радонски, представлял либеральную партию «Справедливость превыше всего»

В случае возможной победы оппозиции, предупреждали чависты, произойдёт возвращение к власти буржуазии, прекратится реализация социальных программ, в интересах узкой группы лиц начнётся процесс денационализации, Венесуэла распрощается с амбициозной внешней политикой. Разумеется, чавизм имеет мощнейшую народную поддержку в самых разных слоях общества,  в первую очередь – среди широких групп трудящихся масс, рабочего класса. Но когда, по сути дела, не существует реальной и эквивалентной замены перенёсшему три тяжёлых операции против опасного рака государственному деятелю, заметно утратившему здоровье за последние годы, становится по-настоящему тревожно за судьбу революционного проекта в Венесуэле.

Если же говорить об оппозиции, то, на самом деле, она очень неоднородна. Легче всего, как это делал сам Чавес и его сторонники, обзывать лидеров «ДЕ» «грязными свиньями» и наймитами американского империализма, тем более, что в среде оппозиции действительно сильны позиции тех, кто ориентируется во внешнеполитическом плане на США. Но ведь кроме скомпрометированных коррупционными скандалами «старых» политических партий типа социал-христианской КОПЕЙ или социал-демократического «Демократического действия», в рядах оппозиции мы находим тех, кто на первых этапах пребывания Чавеса у власти был вместе с ним. Это такие партии, как Движение к социализму, движение «Отечество для всех», небольшие левоцентристские и даже временами левацкие организации, обвиняющие нынешнюю власть в авторитарных отклонениях и популизме. На самом деле, венесуэльский расклад вновь со всей силой подтверждает, что между радикальными социалистами и социал-демократами существует глубокая политическая пропасть.

К слову сказать, сам основной соперник Чавеса, сорокалетний Каприлес Радонски, представляющий скорее либеральную партию «Справедливость превыше всего», хоть и подвергал критике в ходе предвыборной кампании внутреннюю политику Чавеса за излишний этатизм и радикализм, в то же время называет себя «прогрессистом» и в качестве ориентира называл вовсе, скажем, не «правую» Колумбию, а нынешнюю Бразилию, управляемую как раз левоцентристским правительством. В то же самое время, Каприлес и его основные союзники выступали с требованиями денационализации, отказа от государственного регулирования цен и экономики, «исправления» натянутых отношений с Вашингтоном.

Сотни тысяч сторонников команданте Боливарианской революции высыпали в ночь на понедельник на улицы и площади Каракаса и других городов Венесуэлы. Их искренняя радость понятна: революционный процесс принёс им и их близким много позитивного

В итоге голосование в минувшее воскресенье носило явно классовое измерение. Подавляющая часть народного электората отдала голоса действующему президенту и Чавес одержал победу с 55,1% голосов, получив более 8 миллионов голосов в свою пользу. А его соперник, поддержанный преимущественно буржуазными кругами и средним классом, получил 44,2% голосов; за Каприлеса отдали голоса более 6,4 млн венесуэльцев. Таким образом, с одной стороны, можно сказать, выражаясь словами Уго Чавеса, что «революция нанесла поражение буржуазии мирными, демократичными и грандиозными методами». Сам Каприлес и его актив признали легитимность голосования. И в то же время, вновь можно констатировать, что политическое разделение Венесуэлы на два яростно противостоящих друг другу лагеря сохраняется и консолидируется.

Сотни тысяч сторонников команданте Боливарианской революции высыпали в ночь на понедельник на улицы и площади Каракаса и других городов Венесуэлы. Их искренняя радость понятна: революционный процесс принёс им и их близким много позитивного. Слова Чавеса о том, что его победа «сделала необратимой социалистическую революцию», подтверждают то, что социалистическая политика будет продолжена. Победа Чавеса, без сомнения, может рассматривается как большой успех для всех латиноамериканских левых антилиберальных сил, с учётом той громадной роли, которую играет Венесуэла в объединении АЛБА , а Чавес – в радикально-социалистическом лагере Западного полушария. Недаром президент Аргентины Кристина Киршнер сразу после оглашения результатов позвонила в Каракас и от души сказала: «Твоя победа является нашей победой». В общем, построение «социализма XXI века» продолжается. Но в условиях плюралистической демократии и серьёзной внутриполитической и социальной оппозиции, не сломленной и весьма активной. Что, возможно, подтверждает тезис большевистского руководства 20-30-х годов о том, что по мере строительства социалистического общества классовая борьба лишь обостряется…