14 августа 2012

Как ПТ сделала Бразилию «любящим государством»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Благодаря политике Партии трудящихся жизнь бразильских бедняков стала ярче (на фото: фавелы Рио-де-Жанейро)

Следя за политикой, проводимой лево- и правоцентристами в Европе — как в западной, так и восточной — в итоге приходишь к заключению, что реальных различий между их мерами в социально-экономической сфере просто нет. В самом деле, вот были у власти в Испании, Португалии и Греции социалисты. Сейчас в правительствах этих стран тон задают правоцентристы. И что кардинально поменялось? Неолиберальная практика, увы, почти безраздельно доминирует над «Старым Светом». 

Иное дело – Свет Новый. Венесуэла, Боливия, Эквадор, Никарагуа, не говоря уже о Кубе, демонстрируют, что радикальная, левая политика и во внутренней, и во внешней сферах вполне возможна. Если её осуществляют, конечно, убеждённые в своей правоте и своих идеях политики. Но что особенно любопытно, не только радикально-социалистические правительства способны осуществлять в Латинской Америке левую политику. Это же относится к социал-реформистским президентам и правительствам. В частности, это замечание верно по отношению к 200-миллионной Бразилии.

Латиноамериканские крайне левые любят жёстко критиковать деятельность бразильских властей, как во главе с Лулой, так и под началом Дилмы Русеф, обвиняя лидеров Партии трудящихся (ПТ) в соглашательстве, отходе от истинно классовых позиций, отказе от стремления радикально трансформировать общество. Отчасти это так. И Лула, и Русеф не ставили и не ставят своей целью радикальный разрыв с капиталистическим обществом. Но очевидно, что своими поступками они немало сделали для гуманизации и «социализации» бразильских реалий. В частности, для значительного, качественного уменьшения социальных разрывов и такой язвы современного бразильского общества, как нищета.

Придя к власти первый раз в конце 2002 года, ПТ и её левые союзники запустили целую серию конкретных, широкомасштабных социальных программ, направленных на преодоление чудовищного многовекового неравенства в обществе. За почти 10 лет правления ПТ доходы беднейших слоёв в Бразилии росли в семь раз быстрее, чем зарплаты и доходы наиболее обеспеченных бразильцев. Если к моменту прихода Лулы к власти в крайней бедности проживало, страшно сказать, более 22% населения — сегодня эта цифра доведена до 8,5%. Да, до сих пор десятая часть самых богатых бразильцев имеет около 45% всех национальных богатств (и на этот факт постоянно указывают критики ПТ слева), но ведь до 2003 года в их руках было сосредоточено более половины всех богатств федеративного государства! Да, и сегодня, по некоторым статистическим оценкам, чуть менее половины населения живёт на сумму, эквивалентную 200 американским долларов в месяц. Но всё же генеральная тенденция к сокращению неравенства в противоречивом бразильском обществе — налицо. С начала 2000-х около 30 миллионов жителей Бразилии смогли вырваться из ужасающей нищеты, не меньшее число их сограждан пополнили ряды «среднего класса». По мнению ведущего специалиста Бразильского института географии и статистики Георгиу Пинту, «никогда ещё в своей истории власти не делали столь много и столь эффективно для самых обездоленных слоёв населения, чем это происходит в последние 10 лет!» Все эти цифры позволяют Бразилии относительно спокойно и с достоинством пережить острые фазы глобального кризиса.

«Мы должны создать правительство национального единства. Я обещаю работать по 24 часа в сутки, чтобы сделать нашу страну справедливой и сплочённой. Я верну людям надежду и счастье», — заявил Лула, когда стал президентом

Ядром успешного социального курса по отношению к наиболее нуждающимся бразильцам принято считать запущенную ещё в 2003-м программу «Семейная стипендия». Суть этой комплексной программы заключается в том, чтобы обеспечить прямую федеральную финансовую поддержку самым бедным семьям, доходы которых не превышают 140 бразильских реалов (сегодня 1,8 реала равняется американскому доллару). Дабы избежать коррупционного «отмыва» финансовой помощи бедняцким семьям и проявления столь родных для бразильского государства случаев «клиентелизма» при распределении субсидий, государство озаботилось строгим обеспечением своей федеральной программы; помощь через «Семейную стипендию» оказывается исключительно в денежной форме и в рамках деятельности подконтрольной государству Федеральной экономической кассы (ФЭК). За функционированием ФЭК следит созданное ещё в 2004-м по распоряжению Лулы Министерство социального развития и борьбы с бедностью. Конкретно, каждая нуждающаяся семья получала «стипендию» в размере от 20 до 220 реалов в месяц. В ответ родители обязываются организовать регулярное посещение своими детьми школ или детских садов. За девять лет существования программой «Семейная стипендия» оказались охвачены почти полсотни миллионов бразильцев. Гигантская цифра для южноамериканского гиганта. Миллиарды реалов не ушли «в болото». Миллионы бразильских семей, благодаря регулярной помощи со стороны государства, сумели выбраться из непролазной нищеты. Это доказано цифрами и получило признание за рубежом. Многие страны Латинской Америки и Карибского бассейна, вслед за Бразилией, развернули на национальном уровне схожие масштабные программы.

Но жизнь не стоит на месте. Даже если за последнее десятилетие левоцентристское правительство Бразилии сделало гигантский шаг по преодолению вопиющего социального неравенства — оно просто физически не могло исчезнуть в стране с такими громадными классовыми противоречиями. Вот почему администрация Дилмы Русеф, преемницы и соратницы Лулы, пошла на углубление запущенного в начале тысячелетия процесса. Отныне «Семейная стипендия» получила новое дополнение в лице программы «Бразилия без нищеты». Её стратегическая и крайне амбициозная цель – изжить крайнюю нищету в стране. Программа направлена на оказание помощи тем беднейшим семьям  государства, доходы которых на одного человека не превышают суммы в 70-75 реалов. По данным социологов, речь идёт минимум о 16 миллионах человек.

По проценту удовлетворённых жизнью Бразилия занимает одно из самых высоких мест в мире

Уже в 2012 году президент Русеф объявила, что «Семейная стипендия» будет дополнена новой подпрограммой «Любящая Бразилия». Согласно ей, семьи, где воспитываются дети младше шести лет, в обязательном, гарантированном порядке получат дополнительные субсидии с тем, чтобы их доход был не менее 70 реалов на члена семьи. В первую очередь, пишет Пинту, это касается штатов, расположенных на севере Бразилии. Там, по оценочным данным, проживают до четырёх пятых нынешних бразильских бедняков. Федеральное правительство уже выделило через бюджет более 7,5 млрд реалов на осуществление данных программ. Также кабинет во главе с ПТ принял решение открыть, в рамках «социализации» бразильцев с низким достатком, около 6000 новых школ и дошкольных учреждений. Беднейшая часть населения получила в последние годы возможность оформлять без бюрократических проволочек микрокредиты на социальные нужды. Это ведь тоже помогает миллионам людей поднятьcя в социальном и экономическом отношениях.

Даже политические оппоненты правительства справа признают, что в целом «Семейная стипендия» и «сестринские» ей программы выполняют свою социальную функцию. Дело не только в количественном сокращении крайней нищеты на обширных территориях Бразилии. Сократилось использование «рабского» детского и подросткового труда, увеличилось число детей, посещающих учебные и воспитательные заведения. Дети из простых семей стали лучше и качественнее питаться, получать нормальную медицинскую помощь. В конце концов, снижается подростковая заболеваемость и смертность. Но, разумеется, это происходит благодаря целенаправленной социальной политике федерального правительства, в целом направленной на ослабление бедности. За десять последних лет минимальная заработная плата в Бразилии выросла на две трети и ныне составляет 622 реала.

В одном из заявлений на излёте второго президентского срока Лула сказал: «Оценивая проделанную работу, мы можем гордиться тем, что за восемь лет нашего правления в Бразилии стало много меньше бедных людей»

В одном из заявлений на излёте второго президентского срока Лула сказал: «Оценивая проделанную работу, мы можем гордиться тем, что за восемь лет нашего правления в Бразилии стало много меньше бедных людей». Нынешний президент Русеф убеждена, что «государство не может быть “беспристрастным” и “нейтральным”, когда миллионы его граждан влачат жалкое существование и, по сути дела, выключены из общественной жизни, из общества». Левые силы Бразилии во главе с ПТ, вот уже почти десять лет находясь у руля управления многомиллионной державой, ведут вызывающую уважение борьбу против язвы социального неравенства. Венесуэльский лидер Уго Чавес не так давно, встречаясь Русеф, подчеркнул, что «Бразилия предпринимает поистине титанические усилия для того, чтобы ликвидировать одиозные формы неравенства». Вообще-то говоря, Лула, Русеф и их соратники делают то, что и должны делать левые, находясь у власти в стране с острейшими социально-классовыми противоречиями. Это нормально. Это соответствует левой идее.

Но не следует забывать, что, заботясь о наиболее уязвимой части населения, бразильская администрация снискала поддержку в самых разных слоях общества. Далеко не только беднейшие слои отдают свои голоса за современные левые партии в Бразилии. И это закономерно. С 2002 года регулярно рос доход практически всех слоёв общества. Бразилия по справедливости вошла в «клуб избранных» мировой экономики. По данным на этот год, Бразилия опередила Соединённое Королевство, оказавшись на шестом месте по объёму экономики. И в этом тоже — громадная заслуга нынешних властей, и на словах, и на деле показывающих, что Бразилия может быть любящим государством.