6 августа 2012

Очередной кульбит соцпартии Сербии

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Политические пасьянсы и коалиции, в которых участвуют европейские социалисты и социал-демократы, уже давно перестали удивлять. Это относится как к «историческим» социнтерновским партиям Западной Европы, так и к неофитам европейской социал-демократии с Востока континента. Но когда мы являемся свидетелями радикальной смены политических и правительственных партнёров, что называется, «на 180 градусов», это достойно внимания. Ведь какой бы постыдной ни казалась, скажем, коалиционная стратегия партии президента Социнтерна Георгиоса Папандреу, она, по крайней мере, всё же является последовательной. Что не скажешь о коалиционной политике соцпартии Сербии.

На прошлой неделе в Сербии, наконец, было сформировано новое многопартийное правительство. Ещё в мае в этой балканской стране прошли всеобщие выборы, новым президентом был избран правопопулистский консервативный политик Томислав Николич. Однако на выборах в местный парламент – Скупщину — большинство мандатов досталось партиям, которые в период предыдущей легистатуры участвовали в едином правительстве, ведомом социал-либеральной прозападной Демократической партией (к слову, партией, входящей сегодня в Партию европейских социалистов, ПЕС) – главной политической поддержке уже бывшего президента Бориса Тадича. Участвовали в той откровенно ориентированной на Брюссель правительственной коалиции в качестве младших партнёров и сербские социалисты. Причём их лидер Ивица Дачич занимал в прошлом правительстве стратегически важный пост министра иностранных дел.

За умение лавировать в сложном море сербской политики местная пресса присвоила Ивице Дачичу звание «гроссмейстера политики»

Лидер Социалистической партии Сербии (СПС), избранный на это пост ещё в 2006-м, объяснил после парламентских выборов 2008 года своё согласие на вхождение в либеральное правительство тем, что СПС решительно поддерживает демократическую модеризацию Сербии и «европейский выбор», то есть перспективу вхождения страны в Евросоюз. Моральные аспекты своего шага (участие в одном кабинете с теми, кто активно содействовал выдаче Слободана Милошевича, «отца» и реального лидера соцпартии в 1990-е годы, трибуналу в Гааге), похоже, совершенно не волновали нового руководителя СПС. Как, к слову, и то, что социально-экономическая политика того правительства носила откровенно либеральный характер. За последние несколько лет Дачич немало сделал для того, чтобы «распрощаться с прошлым» и провести модернизацию самой СПС – от левого патриотизма в сторону европеизированного левоцентризма, принимающего, помимо прочего, сокращения общественных расходов во имя либеральных догм.

Но всё равно: даже с учётом столь оригинального идейно-политического виража нового лидера СПС, соцпартия оставалась влиятельной силой на политическом пейзаже страны. В условиях фронтального соперничества откровенных либералов и националистов, именно СПС в той или иной степени служила прибежищем для той части сербского электората, который увязывал демократическое развитие страны с сохранением за государством большего числа социальных функций и объектов промышленности. И надо отдать должное Дачичу: он в качестве председателя соцпартии сумел не просто приостановить тенденцию падения популярности СПС (на выборах в 2007 года социалистов поддержали лишь 5% избирателей), а способствовал заметному политическому укреплению позиций социалистов. На законодательных выборах 2008 года ведомая соцпартией коалиция заручилась поддержкой более 7,6% избирателей, а в мае этого года в первом туре президентских выборов сам Дачич получил 14,2%, а его коалиция, где главную роль играет СПС, на выборах в Скупщину получила поддержку 14,5% избирателей и 44 мандата из 250-ти парламентских кресел. За умение лавировать в сложном море сербской политики местная пресса присвоила Дачичу звание «гроссмейстера политики».

Ещё в мае в Сербии прошли всеобщие выборы, новым президентом был избран правопопулистский консервативный политик Томислав Николич

Но именно после всеобщих выборов в мае Дачич показал свои качества подлинного шахматиста. Вначале он поддержал во втором туре президентских выборов своего прежнего партнёра Тадича и заключил с ним джентельменское соглашение о продолжении прежней правительственной коалиции. Но после поражения Тадича от консерватора Николича соцпартия объявила о пересмотре прежнего решения. Начались тягучие переговоры с разношёрстной президентской коалицией. Ведь без голосов социалистов никакое президентское правительство невозможно! И вот на прошлой неделе переговоры завершились созданием нового «лево-правого» правительства без Демократической партии. Разумеется, в основном в этом правительстве представлены национал-консерваторы. Но Дачич выторговал для себя пост премьер-министра, а его товарищи по СПС получили должности министров транспорта, образования, науки и технологического развития, а также министра здравоохранения. Сам Дачич, став, таким образом, вторым политиком в государственной иерархии, как ни в чём не бывало заявляет, что «и в новом качестве будет отстаивать демократические принципы и европейский вектор внешней политики».

Что не говори, но кульбиты СПС, в прошлом считавшейся «партией Милошевича», прямо-таки удивительны. Политический реализм толкает лидеров сербских социалистов к смене коалиционных партнёров — это понятно. И при Слободане Милошевиче 500-тысячная (в 90-е годы) СПС могла позволить себе менять партнёров, приглашая в правительство то консерваторов, то правых националистов, то левых. Но тогда СПС делала это с позиции силы, как основная правящая партия. В актуальных же условиях Дачич и его коллеги вынуждены подлаживаться под победителей, выполнять их основные требования и пожелания. С тем, чтобы сохранить и укрепить собственное влияние в правительстве. Да, не самые лучшие качества сербские посткоммунисты переняли у социал-демократии…

  • Татьяна

    Это все равно что сказать, что склонность к некоторой проституции — имманентная черта социал-демократии )). К сожалению, это верно.