31 июля 2012

Лула — первый в мире президент из рабочих

Подготовил Дмитрий ЖВАНИЯ

Луиш Инасио да Силва – первый президент из мира из рабочих. Его путь был долгим, извилистым и опасным

Часто приходится слышать, что левые всем хороши, кроме одного – они не сумели выдвинуть из своей среды настоящего лидера. Если говорить о ситуации в России, то с этим утверждением тяжело спорить. В нашей стране действительно нет человека, про которого можно было бы сказать: вот он – лидер рабочих масс и левого движения. В странах Западной Европы ситуация лучше, но ненамного. Даже во Франции, где на недавних президентских выборах победил социалист Франсуа Олланд,  в левой среде нет настоящего харизматичного вожака, который бы мог зарядить массы социальным оптимизмом.

Конечно, можно обращаться к страницам истории начала и середины ХХ века. В это время рабочих лидеров было немало – в каждой стране человек по пять, а то и больше. Однако общественная структура была другой, а главное – иначе складывалась коммуникация в обществе. В те времена было гораздо легче стать «властителем дум» или «горланом-главарём». И тем не менее, в какой бы стадии общество ни находилось, лидер нужен. Людям необходимо видеть перед собой пример, слышать призыв, а порой и приказ. Им нужен кто-то, кто заработал в их глазах авторитет. Они так устроены, что подтверждается ходом всей человеческой истории. «Вождь узнаётся по тому, что он есть первый слуга, первый солдат, первый рабочий, — доказывал радикальный немецкий мыслитель Эрнст Юнгер в книге «Рабочий. Господство и Гештальт». По его мнению, люди «предельной силы достигают только тогда, когда исчезают сомнения в том, кто должен приказывать, а кто – повиноваться».

Однако Юнгер излагал свои мысли в те годы, которые вошли в историю под названием «эпоха вождизма». Чтобы понять, как появляются рабочие лидеры при демократии, лучше обратиться к ситуации конца ХХ – начала XXI века. Тот левый политик, кто в те годы сумел завоевать симпатии масс, заслуживает большого уважения, а его опыт – изучения. Ведь это было время «краха коммунизма», когда казалось, что левая идея похоронена навсегда, наступил либеральный «конец истории» и тому подобное. Один из них – Луиш Инасио да Силва, который был президентом Бразилии с 1 января 2003 года по 1 января 2011-го и сумел передать свой пост своей соратнице демократическим путём.

Главарь «нового пролетариата»

Лула с лидером польского профсоюза «Солидарность» Лехом Валенсой

Луиш Инасио да Силва – первый президент из мира из рабочих. Его путь был долгим, извилистым и опасным. Родился Лула (уменьшительно-ласкательное от имени Луиш) 28 октября 1945 года на северо-востоке Бразилии — в маленьком городке Гараньюнс бедного сельскохозяйственного штата Пернамбуко. Он был седьмым ребёнком в семье. А всего мама  и папа Лулы, Аристидес Инасиу да Силва и Эуридис Феррейра де Мелу, произвели на свет восьмерых ребятишек. Чтобы выбраться из нищеты, отец будущего президента уехал на заработки: вначале в Сантос, а затем — в Сан-Паулу. В декабре 1952 года, когда Лулу было семь лет, Эуридис собрала детей и поехала вслед за мужем в Сан-Паулу. 13 дней они ехали в кузове старого грузовичка. В Сан-Паулу Эуридис обнаружила, что Аристидес обзавёлся второй женой, которой стала её двоюродная сестра Вальдамира Феррейра де Гоиш — роман с нею завязался у Аристидеса ещё до отъезда в Сантос. Четыре года обе семьи, а соответственно – и обе жены, Аристидеса жили в одном доме. Видимо, в этой ситуации Аристидес чувствовал себя отнюдь не как султан. Так или иначе, именно в то время отец Лулы пристрастился к алкоголю, а от алкоголизма он и умер в 1978-м, когда его сын Лула уже возглавлял рабочих-металлистов. Когда его мама решила поселиться отдельно от Аристидеса, Луле было 11 лет. После окончания пятого класса он бросил учиться и стал помогать матери, продавая на улице арахис или чистя обувь прохожим. Лула  — единственный из лидеров Бразилии, который не учился в университете.

Будущий президент мечтал о карьере квалифицированного рабочего и, конечно, футболиста. Он стал квалифицированным рабочим, а после победы на выборах президента  получил звание почётного футбольного советника знаменитого бразильского клуба «Коринтас». У него теперь есть даже клубная майка с номером 13, под которым он победил на президентских  выборах. Мечты сбываются…  В 14 лет Луиш  начал работать на фабрике по обработке меди. В 19 лет он лишился мизинца на левой руке в результате несчастного случая, работая оператором пресса на заводе автомобильных запчастей. После потери пальца он обращался в несколько больниц, пока не получил помощь благодаря поддержке «Союза рабочих». Эта поддержка дала понять юноше, что такое рабочая солидарность. Вскоре он стал активным участником «Союза рабочих». А так как военная диктатура препятствовала деятельности рабочих организаций, взгляды Лулы стремительно левели.

Однако заняться политикой профессионально он решил после того, как в 1969-м от гепатита, болезни бедняков, умерли его первая жена, Мария де Лурдес, и ребёнок. В 1974-м Лула женился второй раз – на вдове с ребёнком – Марисе Летисии, которая родила от Лулы троих сыновей. Ко времени второй женитьбы у Луиша была ещё и дочь – от Мириам Кордейро. В середине семидесятых Лула стал лидером 100-тысячного профсоюза рабочих металлургической отрасли, сидел в тюрьме за организацию забастовок. В начале 80-х Лула — признанный рабочий вожак, организатор многотысячных манифестаций протеста против военной хунты.

Лула с женой Марисой Летисией

Лула был настоящим выдвиженцем «нового пролетариата», который появился в Бразилии после 1964 года в связи с быстрым промышленным ростом. Новый рабочий класс состоял в основном из выходцев из деревни, он отталкивал от себя профсоюзных бюрократов, которые скомпрометировали себя сотрудничеством с военной хунтой и хозяевами. В ходе боёв «новые пролетарии» убедились в эффективности такого орудия, как всеобщая стачка. В промышленной области АВС (Сан-Андрес, Сан-Бернардо дель Кампо и Сан-Капетано – промышленный пригород Сан-Паулу) большой вес набрали «подлинные» (полуанархистские) профсоюзы, которые противопоставляли себя традиционным профсоюзам с бюрократами во главе. Именно «подлинные» профсоюзы стали основой новой политической силы Бразилии – Партии трудящихся.

«Партия повседневной жизни»

«Моя победа — это победа Партии трудящихся», – кричал Лула, стоя на трибуне на проспекте Паулиста в Сан-Паулу перед тысячами собравшихся, когда впервые стал президентом

«Моя победа — это победа Партии трудящихся», – кричал Лула, стоя на трибуне на проспекте Паулиста в Сан-Паулу перед тысячами собравшихся, когда впервые стал президентом. – Мы должны создать правительство национального единства. Я обещаю работать по 24 часа в сутки, чтобы сделать нашу страну справедливой и сплочённой. Я верну людям надежду и счастье».

Процесс формирования Партии трудящихся занял два года – с 1976 по 1978-й.  Она вобрала в себя «подлинные» профсоюзы, оппозицию из традиционных профсоюзов, крестьянские лиги, христианские общины, воодушевлённые «теологией освобождения», троцкистские, маоистские и геваристские группировки и отряды, интеллектуалов-марксистов. В руководство партии вошли  бывшие ведущие активисты бразильских коммунистов, например, легендарный Аполонио де Корвало, лидер коммунистов с 1935 года, боец Интербригад в Испании, участник французского сопротивления (в 1944-м он освобождал деревни на юге Франции). «ПТ выходит на путь борьбы, в результате которой вся экономическая и политическая власть должны прямо осуществляться самими трудящимися. Это единственный путь, чтобы покончить с эксплуатацией и гнётом», —  написано в декларации ПТ, принятой на конференции в октябре 1979 года.  По сути, ПТ – «партия-движение», «партия повседневной жизни», где нет строгой ортодоксии — марксистской, синдикалистской и любой другой, — которая прописывала бы рецепты, как именно покончить с гнётом и эксплуатацией. Не случайно, что признанным лидером ПТ стал Лула – рабочий вожак, который устраивал все течения.

«В 80-х Лула восхищался Лехом Валенсой. Тогда он сравнивал себя с Валенсой; в те времена даже простая фотография рядом со звездой независимого профсоюзного движения имела крайне важное значение для успеха борьбы Лулы. Они встретились. Однако выяснилось, что Валенса стремился уничтожить коммунизм, а Лула — создать его. Расстались без каких-либо симпатий. И тем не менее, когда в 1985 году диктаторский режим в Бразилии пал, Валенса отправил своему коллеге по [профсоюзному] движению тёплые поздравления. Зато уже в 1989 году, едва лишь Польша вошла в «семью демократических стран», лидер “Солидарности” принялся хвастать тем, что он-то президентом стал, а вот Лула — нет», — сообщает в статье «Лула и Валенса: конец сравнений» Мацек Вишневский.

«Мы должны создать правительство национального единства. Я обещаю работать по 24 часа в сутки, чтобы сделать нашу страну справедливой и сплоченной. Я верну людям надежду и счастье», — заявил Лула, когда стал президентом

ПТ успешно сочетала «прямое действие» (забастовки, марши протеста) с парламентскими формами борьбы. В 1982-м да Силва и добавил прозвище «Лула» в своё официальное имя. В 1983-м участвовал в создании бразильской федерации профсоюзов CUT (Central Única dos Trabalhadores). В ноябре 1986 года Лула стал сенатором. В 1988-м ПТ победила на муниципальных выборах. Так, одна из лидеров ПТ — христианская социалистка Луиза Эрундия была избрана мэром Сан-Паулу.

Штурм президентского дворца

По конституции 1967 года президент Бразилии избирался парламентом; все они, начиная с мартовского путча 1964 года, являлись высшими офицерами. В 1984-м ПТ и да Силва участвовали в компании в поддержку прямых президентских выборов «Прямое да» (по португальски: “Diretas Já”— «Диретас Жа»). И вот, наконец, первые после 29-летнего перерыва прямые выборы прошли в Бразилии в 1989-м. Выйдя во второй тур, Лула проиграл всего несколько процентов Фернандо де Мелу, который баллотировался от Партии национальной реконструкции (в 1992-м де Мелу обвинили в коррупции, и он лишился президентского кресла в результате импичмента). Радикальные социалисты всего мира, деморализованные развалом советского блока, воспряли духом, когда рабочий вожак Лула вышел во второй тур. Ведь он шёл на выборы с крайней революционной программой, он призывал рабочих брать предприятия под контроль, безземельных фермерских рабочих — отнимать земли у своих хозяев, обещал отказаться от выплаты многомиллиардного внешнего долга Бразилии. Кстати, в предвыборной кампании Лулы 1989 года участвовала актриса Летисия Сабателла – та, что в сериале «Клон» исполняет роль Латифы. Ей тогда было 17 лет. Она до сих пор дружит с Лулой. «Иногда мне кажется, что пришёл конец света — столько вокруг несправедливости и жестокости. Но если каждый человек на Земле сделает один маленький шаг к миру, мы спасём нашу планету. Моя главная мечта — новое счастливое общество, где люди бы жили в равенстве и согласии. Коммунизм, если хотите», — заявляет эта черноволосая красавица, которая находит время и деньги на проекты по борьбе с голодом и детским рабством.

Как настоящий альтерглобалист, Луиш Инасио Лула да Силва говорил, что основная причина неравенства в мире (и проистекающей из этого бедности многочисленных социальных слоёв развивающихся стран) – «скандально известные экспортные субсидии сельхозпроизводителям развитых стран»

Предвыборные лозунги следующих двух президентских кампаний Лулы (в 1994 и 1998-м) были уже менее революционными, но тоже не принесли ему успеха. Победной стала лишь четвёртая попытка. Но к октябрю 2002 года рабочий вожак Лула отказался от излишней революционной риторики, и его программа стала понятна простым людям. Лула говорил о необходимости проведения реформ в области налогового и трудового законодательств, а также в сельском хозяйстве, обещал создать несколько миллионов рабочих мест, чтобы уменьшить армию безработных, которая на тот момент насчитывала 8 млн, не считая 10 млн частично занятых. Кроме того, в Бразилии 1,5 млн человек  ежегодно пополняют рынок рабочей силы.  Проблема безработицы, естественно, взаимосвязана с проблемами нищеты (в начале 2000-х из 175 млн бразильцев – более 50 млн жили за чертой бедности) и уличной преступности. Лула обещал обеспечить каждого бразильского бедняка «чашкой кофе, обедом и ужином». «Мы не можем входить в десятку крупнейших экономик мира и в то же время позволять десяткам миллионов жителей голодать. Голод — тоже оружие массового поражения, причём более эффективное, чем бомбы террористов», — говорил рабочий лидер.

Отказаться от выплаты внешнего долга Лула на этот раз не призывал, а этот долг составлял не много, не мало – 300 млрд долларов! Покрывался он новыми кредитами, в результате получался замкнутый круг. Чтобы из него вырваться, Лула решил шантажировать США: либо Бразилия будет препятствовать созданию свободной экономической зоны (Free Trade Area of the Americas — FTAA) в Западном полушарии, либо США будут более благосклонны к товарам из Бразилии: речь шла, главным образом, об апельсинах, сахаре и стали. В итоге, при Луле отношения между США и Бразилией стали динамично развиваться. Америка — крупнейший иностранный инвестор в Бразилии. Её вложения составляют 30 миллиардов долларов. Бразильский экспорт в США оценивается на уровне 15 миллиардов долларов. Джордж Буш-младший после встречи с Лулой сказал даже, что бразильский президент – его «друг и партнёр», несмотря на то, что он против развязанной им войны в Ираке. А в 2005-м FTAA объединила 34 государства.

Лула с президентом Венесуэлы Уго Чавесом

Лула надеялся также покрыть долг за счёт экспорта этанола, который производят из сахарного тростника (использование смеси этанола с бензином сокращает выброс вредных веществ). В сезоне 2002-2003  Бразилия произвела из сахарного тростника 11,1 млрд литров этанола. Лула предлагал оживить деятельность МЕРКОСУРа – экономического блока, куда входят Бразилия, Аргентина, Уругвай и Парагвай. Он призывал партнёров по МЕРКОСУРу солидарно выступать на переговорах с Соединёнными Штатами и Европейским Союзом, например, по созданию всеамериканской зоны свободной торговли (ALCA), дабы защитить как национальные интересы каждой отдельной страны, так и всего региона в целом.

Как настоящий альтерглобалист, Луиш Инасио Лула да Силва говорил, что основная причина неравенства в мире (и проистекающей из этого бедности многочисленных социальных слоёв развивающихся стран) – «скандально известные экспортные субсидии сельхозпроизводителям развитых стран». Субсидии эти «необходимо как можно быстрее прекратить. Но как раз страны «золотого миллиарда» предпочитают не думать об этом, забивая головы людей другими проблемами». «Больше 50 миллионов бразильцев живут ниже черты бедности. Наиболее драматическая форма этого неравенства — голод, от которого страдают десятки миллионов наших братьев и сестёр. Я никогда не забуду о своём обязательстве: добиться того, чтобы каждый бразилец мог завтракать, обедать и ужинать каждый день», — заявил 26 января 2003 года президент Луиш Инасио да Силва  на совещании сильных мира сего в Давосе, куда он прибыл из сразу после участия в мировом альтерглобалистском социальном форуме в Порту-Алегри.

Лула навещает Фиделя Кастро

В Давосе Лула говорил о тех же вещах, что и перед десятками тысяч антиглобалистов в Порту-Алегри. И сумел очаровать лидеров стран «золотого миллиарда». Европейское турне Лулы было триумфальным. Он заручился поддержкой тогдашнего французского премьера Жака Ширака и Генриха Шредера, который был тогда канцлером Германии. Личность Лулы произвела такое сильное впечатление на  директора-распорядителя МВФ Хорста Келлера, что тот в ходе разговора с бразильским президентом неожиданно попросил разрешения обнять собеседника. Лулины «критики слева» до сих пор осуждают его  за эти объятия с воротилой финансового империализма.

Мужик из соседней фавелы

Во время первой инаугурация Лулы в Бразилии шли народные гулянья, настоящий карнавал. Люди размахивали флагами, пели, плясали прямо на крышах автомобилей. «Никогда прежде народ не встречал так нового президента. Лула – рабочий, и этим всё сказано», — заявила тогда 45-летняя Анна Лусия Маркес да Сильва из родного города нового президента.  Правда, именно то, что Лула – не «учёный с мировым именем», а поднялся «из низов» и не имеет высшего образования, настроило против него не только средние слои, но и миллионы женской бедноты. Как рассуждала «мать семейства», «конечно, Лула из наших. Он такой же, как мой муж и сын. И что из этого? Не двигать же их в президенты!» Многие женщины не хотели видеть в президентском кресле «мужика из соседней фавелы». Но Лула сумел заручиться поддержкой… крупной национальной буржуазии, которая опасается последствий от реализации планов ТНК. Вице-президентом Бразилии стал известный бразильский предприниматель Жозе Аленкар. С определённой долей условности можно сказать, что в Бразилии сложился блок рабочего класса и национальной буржуазии.

Для Боно большая честь дружить с Лулой

Придя к власти, Лула всё чаще стал говорить, что его обещания нельзя реализовать за один президентский срок, нужно потерпеть. В середине 2000-х МВФ заявлял, что Лула «проводит разумную политику сокращения бюджетных расходов» и тем самым — «вполне заслужил признание международных финансовых структур». Рейтинг Инасио да Силвы пополз вниз. За него отдали свои голоса 61% бразильцев, вскоре после его победы, по опросам, его поддерживали 77 процентов, а в средине 2000-х его рейтинг упал на 7%. Выступление Лулы на съезде его родного профсоюза металлургов освистали радикалы-марксисты.

И тем не менее, в 2000-х годах, благодаря политике Лулы, в Бразилии произошёл огромный экономический и социальный сдвиг. Правительство Лулы осуществляло жёсткий контроль над финансовой политикой и инфляцией. Кроме того, оно разработало и провело целый комплекс социальных программ (главная из них — “Bolsa Familia”), благодаря которым 12 млн беднейших бразильских семей получают небольшие ежемесячные выплаты при условии, что их дети регулярно посещают школу и получают необходимые медицинские прививки. Согласно данным, полученным учёными бразильского фонда изучения общественного мнения и социальных исследований имени Жетулиу Варгаса, именно благодаря политике, проводимой Лулой, социальное неравенство в Бразилии достигло минимального показателя за последние полвека: с 1994 по 2010 год уровень бедности в стране упал на 67,3%, причем 50% от этого падения пришлись именно на годы президентства да Силвы.«Наше правительство никогда не было и не будет популистским. Оно было, есть и будет народным», — заявил Лула в начале своего второго срока. Кстати, когда Лула шёл на второй президентский срок, верховный трибунал по проведению выборов оштрафовал его на 422 тысячи долларов за нарушения в ходе проведения предвыборной агитации. Он якобы напечатал агитационные листовки значительно раньше установленного срока. Эксперты считают, что этот «скандал» не позволил Луле победить в первом туре – он набрал 48,7%.

Президент Лула (в центре) с губернатором штата Минас-Жерайс Жозе Аленкаром и вице-губернатором Аэсио Нэвисом на открытии фабрики по производству биотоплива. Фото: Рикардо Штукерт

«Да, политика Лулы не была лишена противоречий, – отмечал Мацек Вишневский. – Но, в отличие от Валенсы, он никогда не упускал из виду интересы рабочего класса и не отказывался от своих политических обязательств перед ним. Именно благодаря этому, к концу своего второго президентского срока Лула пришёл с более чем 80% популярности. Сейчас, в попытке возродить былое сходство и постфактум примазаться к чужим достижениям, уже Валенса начал восхищаться Лулой. Но даже и теперь — горбатого могила исправит — признание Валенсой собственных заблуждений и правоты Лулы насчёт капитализма, звучало несколько апокалиптически».

Большинство бразильцев отблагодарили «мужика из соседней фавелы» не только тем, что избрали его на второй срок в 2006-м, но и тем, что поддержали Партию трудящихся на президентских выборах 3 октября 2010 года, когда её представляла соратница Лулы – Дилма Вана Русеф, которая во время президентства Лулы была министром энергетики. Во время предвыборной кампании Дилма выступала за проведение аграрной и политической реформ, введение расовых квот, разрешение гомосексуальных браков, запрет смертной казни и легализацию лёгких наркотиков.

Большинство бразильцев отблагодарили «мужика из соседней фавелы» не только тем, что избрали его на второй срок в 2006-м, но и тем, что поддержали Партию трудящихся на президентских выборах 3 октября 2010 года, когда её представляла соратница Лулы – Дилма Вана Русеф, которая во время президентства Лулы была министром энергетики

Что касается Лулы, то его друзья во время его президентства утверждали, что он остался таким же, как и 20-30 лет назад. Простым, общительным. Он любил поболтать с друзьями за жизнь, попить пива, а то и пропустить по рюмочке кишасы. А у него «жуть, как много друзей». К друзьям из интеллигенции он, как и подобает работяге, относится с некоторой иронией. «Жозе, ну почему у тебя так много идей и так мало друзей?» — спросил он как-то у одного интеллектуала, бывшего герильеро.

  • http://kripta.ee/rosenfeld/2015/09/01/periferiya-zapadnogo-obshhestva-ot-latinskoj-ameriki-do-arabskogo-mira-i-azii-mir-nastuplenie-centra-lokalnye-konflikty-i-vojny/ Периферия Западного общества. От латинской Америки до Арабского мира и Азии мир. Наступление центра, локальные конфликты и войны.. | Игорь Р

    […] 48,7%.»(Лула — первый в мире президент из рабочих, 31.06. 2012, http://www.sensusnovus.ru/analytics/2012/07/31/14131.html […]