29 июня 2012

Нацисты, убитые Гитлером

Дмитрий ЖВАНИЯ

30 июня 1934 года произошло событие, которое повлияло на ход европейской, а то и всей мировой истории – «ночь длинных ножей». Эта акция обозначила не только конец «весёлой молодости» национал-социалистической революции в Германии, но и развела в разные стороны два тоталитаризма – нацистский и коммунистический.

Гибель богов

Большинство интеллигентных людей, которые не слишком сильно увлечены реальной историей, о «ночи длинных ножей» знают по культовой кинокартине Лукино Висконти «Гибель богов» (1969). «Я делаю этот фильм для поколений, которые не знают, что такое нацизм. Нацистские оргии массовых убийств были чудовищны, и я хотел передать воистину апокалиптический ужас происходящего. Я выбирал чрезвычайные события, особые ситуации, чтобы воссоздать страшную атмосферу разложения, царившую в Германии тех лет, по сравнению с которым Содом и Гоморра – детская сказка», — объяснял свой замысел итальянский маэстро.

Снимая «Гибель богов», Лукино Висконти «выбирал чрезвычайные события, особые ситуации, чтобы воссоздать страшную атмосферу разложения, царившую в Германии тех лет, по сравнению с которым Содом и Гоморра – детская сказка»

Лента Висконти изобилует «особыми ситуациями», а «ночь  длинных ножей» — уничтожение гитлеровцами штурмовиков (бойцов СА) — её кульминация. «Именно в то время я находился в Германии и до сих пор помню атмосферу тех лет», — рассказывал режиссёр. Съезд главарей СА в баварском местечке Бад-Висзее Висконти показывает как шабаш гомосексуалистов и трансвеститов. «Это было сделано сознательно, чтобы потрясти зрителя самим фактом рождения нацизма как дебила, как монстра <…>. Снимая фильм о нацизме, следовало выбирать один из его негативных аспектов», — растолковывал Висконти своё решение. Видимо, режиссёр, снимая «Гибель богов», боролся ещё и со своими личными демонами. Висконти сам был гомосексуалистом и не делал из этого секрета. Его любовниками в разное время были фотограф Хорст П. Хорст, режиссёр Франко Дзефирелли, а его последний возлюбленный, актёр Хельмут Бергер, в «Гибели богов» сыграл роль Мартина фон Эссенбека. В одном из эпизодов фильма Мартин в неглиже пародирует танец Марлен Дитрих в фильме «Голубой ангел». Танец прерывает сообщение из Берлина о поджоге Рейхстага. Может быть, Висконти воспринимал гомосексуализм как нацистское извращение, исходя из горького личного опыта. «Говорят, Висконти стал жертвой сексуального насилия в фашистском пансионе Яккорино, где он провёл пятнадцать суток, приговорённый к расстрелу», — пишет исследователь творчества Висконти киновед Андрей Плахов. Известно, что в годы Второй мировой войны кинематографист сблизился с итальянскими коммунистами и помогал Сопротивлению. Его арестовали по подозрению в организации антифашистского заговора.

То, что в основе фашизма лежит сексуальное извращение, показывал и другой известный итальянский кинорежиссёр, который не скрывал своей гомосексуальности – Пьер Паоло Пазолини. В фильме ППП «Свинарник» (1969) Юлиан (Жан-Пьер Лео), сын богатого немецкого промышленника Клотца из Рура (Альберто Лионелло), испытывает патологическое влечение к свиньям. Они оказываются для него намного более привлекательными, чем его невеста Ида (Анна Вяземски). В конце концов свиньи съедают скотоложца.

Актёр Хельмут Бергер, последний возлюбленный Лукино Висконти, в «Гибели богов» сыграл роль Мартина фон Эссенбека. В одном из эпизодов фильма Мартин в неглиже пародирует танец Марлен Дитрих в фильме «Голубой ангел»

Последний фильм Пазолини — «Сало, или 120 дней Содома» (1975) — вызвал громкий скандал. Сразу несколько европейских государств, в том числе и Италия, запретили его показ. Пазолини вновь обвиняли в непристойности… Прообразом картины стал роман маркиза де Сада «120 дней Содома», только все действия режиссёр перенёс из Франции XVIII века в итальянское местечко под названием Сало, во Фриули, где в конце Второй мировой войны под контролем гитлеровцев существовала Фашистская социальная республика. Основные персонажи, как герои итальянской комедии, воплощают в себе черты целых социальных групп: Банкир, Граф, Архиепископ, Магистр. При помощи солдат они привозят в замок юношей и девушек. Граф оглашает солдатам-охранникам и похищенным подросткам правила поведения: любое религиозное действие, включая молитву, карается немедленной смертью; любые «несанкционированные» сексуальные контакты также караются немедленной смертью. Все половые акты должны исполняться по указанию Графа и происходить под его наблюдением. И каждый день в замке начинают происходить истязания, пытки, насилие. Сам Граф выступает в роли дирижёра. И по мере того, как им овладевают нетерпение и скука, сексуальные оргии становятся более жестокими и причудливыми. Зрителей тошнило, когда на экране занимались коллективной копрофагией, насиловали, истязали голые тела… Сама война в фильме остаётся как бы на заднем плане.

Однако формула «фашизм=гомосексуализм» получила распространение задолго до появления «Гибели богов». «Не десятки, а сотни фактов говорят о разрушительном, разлагающем влиянии фашизма на молодёжь Европы. Перечислять факты — противно, да и память отказывается загружаться грязью, которую всё более усердно и обильно фабрикует буржуазия. Укажу однако, что в стране, где мужественно и успешно хозяйствует пролетариат, гомосексуализм, развращающий молодёжь, признан социально преступным и наказуемым, а в “культурной” стране великих философов, учёных, музыкантов он действует свободно и безнаказанно. Уже сложилась саркастическая поговорка: “Уничтожьте гомосексуалистов — фашизм исчезнет”», — провозглашал Максим Горький в статье «Пролетарский гуманизм» едва ли не за месяц до «ночи длинных ножей».

«Уничтожьте гомосексуалистов — фашизм исчезнет», — шутил Максим Горький в статье «Пролетарский гуманизм» едва ли не за месяц до «ночи длинных ножей». На фото: Максим Горький и нарком внутренних дел Генрих Ягода

Забавно, что те акценты, которые расставил Висконти в «Гибели богов», совпадают с официальной нацистской версией причин «ночи длинных ножей»: якобы Гитлер очистил нацизм от извращенцев, которые порочили звание истинных арийцев. После расправы над лидерами штурмовиков фанатичный гомофоб (и если верить тому, что пишет в «Анатомии человеческой деструктивности» Эрих Фромм – садо-мазохист и некрофил), командир СС Генрих Гиммлер, дабы предотвратить распространение в армии педерастии, разрешил солдатам пользоваться услугами проституток. Затем в концлагерях нацисты проводили над гомосексуалистами опыты, чтобы изобрести лекарство от гомосексуализма, однако эти изыски успехом не увенчались.

Коричневая гвардия

Адольф Гитлер и Эрнст Рём в августе 1933 года

На самом деле причины «ночи длинных ножей» заключаются не в желании Гитлера наказать командиров СА за развратное поведение. Создателем СА (штурмовых отрядов — Sturmabteilung) стал старый друг Гитлера (по мнению Висконти, «больше чем друг – брат») Эрнст Рём – бывший капитан кайзеровской армии. Во время Первой мировой войны Рём служил на Западном фронте, где происходили большие перемены. Участвуя в них, Рём получил три ранения, за что командование наградило его Железным крестом 1-й степени. Брутальное лицо Рёма украшал глубокий шрам. Он был единственным человеком в нацистской партии, кто был с Гитлером на «ты». 3 августа 1920 года благодаря усилиям Рёма в НСДАП появились  гимнастический и спортивный отделы. Уже 5 октября они получили название – штурмовые отряды (СА). 9 ноября 1923 года Рём вместе с Гитлером участвовал в «пивном путче». Рём захватил здание военного министерства, знаменосцем в его отряде был Генрих Гиммлер.

Кого Рём вербовал в свою гвардию? Висконти делает штурмовиком Константина фон Эссенбека (Рене Колдехофф) – племянника главы семейного промышленного клана фон Эссенбеков. Здесь художник, желая, видимо, показать, что буржуазия с самого начала использовала нацизм как своё оружие, совершил грех против истины. В общем обзоре «Гибели богов» Константин фон Эссенбек выведен Висконти как «опытный и талантливый предприниматель», который «напрямую связан с некоторыми главарями СА, с их боевыми товарищами». Затем Висконти внёс существенные изменения в первоначальный замысел и превратил Константина в штурмовика. Когда режиссёра спросили, что его заставило отказаться от первой версии, он ответил: «У меня возникла идея ввести в фильм “ночь длинных ножей”, но для этого мы должны были найти повод для участия в этом эпизоде одного из персонажей. Так Константин стал штурмовиком. Для наших целей он больше всего подходил как активно действующий член СА». Однако в реальности такой высокопоставленный промышленник вряд ли мог быть бойцом штурмовых отрядов.

На самом деле ряды СА пополняли в основном плебеи: рабочие, бывшие фронтовики (которые главными виновниками поражения  Германии в войне считали высший генералитет Рейхсвера – регулярной армии), разорившиеся ремесленники и мелкие коммерсанты, идеалисты-революционеры. В 1930-м в СА состояло 200 тысяч рабочих.  В связи с сексуальными  предпочтениями Рёма в СА попадали и просто молодые красивые парни. Так, обергруппенфюрером СА стал Эдмунд Хайнес, с которым, как писал затем Рём в мемуарах, он «решил познакомиться поближе». Затем доверенные лица из числа штурмовиков находили для него сексуальных партнёров, которых Рём в дальнейшем назначал на должности в СА. Если избранник проявлял неверность или недовольство, его жестоко избивали. Встречи происходили в пивной «Братвурстглёкль». Рём открыто посещал излюбленные заведения гомосексуалистов «Кляйст-казино» и «Силуэт».

9 ноября 1923 года. Рядом с командиром СА Эрнстом Рёмом — знаменосец Генрих Гиммлер

Тем не менее, ссоры между Гитлером и Рёмом начались отнюдь не на сексуальной почве. С самого начала они по-разному смотрели на роль СА. Гитлер видел в штурмовиках стражей — верных псов главарей нацизма, Рём отводил СА роль ядра будущей революционной армии. После «пивного путча» отношения между двумя лидерами нацистского движения ещё больше испортились. И в мае 1925 года Рём уехал в Боливию, где стал военным инструктором в чине подполковника боливийской армии.

Вторая революция

В нацистской партии изначально было немало людей, которые всерьёз воспринимали слово «социалистическая» в её названии. Внутри НСДАП постоянно шло брожение, которое, в общем и целом, закончилось после «ночи длинных ножей». Одно время к лагерю левых нацистов принадлежал Иозеф Геббельс. «Нет ничего лживее, чем толстый, откормленный буржуа, протестующий против идеи классовой борьбы», — писал он в работе «Наци-Соци». В мае 1930 года левые нацисты объявили о создании «Национал-социалистической организации производственных ячеек» (НСБО). Благодаря энергичным усилиям 23-летнего заместителя Геббельса Рейнгольда Мухова, ячейки НСБО появились на большинстве крупных предприятий северной Германии. Штурмовые отряды постепенно превращались в один из главных бастионов левого крыла НСДАП. Вскоре после отъезда Эрнста Рёма в Боливию их возглавил Франц Пфеффер фон Золомон – сторонник национал-большевика Отто Штрассера. «Пролетарские требования» поддерживал другой командир штурмовиков – Вальтер Штеннес. К левым нацистам присоединялись опальные коммунисты. Гитлер вынужден был маневрировать. Он вернул Рёма из Боливии 1 января 1931 года, когда ему понадобился начальник штаба СА, а в июне 1932-го назначил левого нациста Грегора Штрассера (старшего брата Отто) имперским организационным секретарем НСДАП с внушительными полномочиями. Правда, уже 9 декабря лишил его всех партийных постов за нелояльность. Фракционная борьба в партии обострилась в декабре 1932 года, когда Грегор Штрассер участвовал в попытках генерала Курта фон Шлейхера создать «рабочее правительство» с опорой на социал-демократические профсоюзы и в надежде на новый раскол НСДАП. 63 нацистских депутата рейхстага помогали ему в этой попытке. «Мы социалисты. Мы враги, смертельные враги нынешней капиталистической системы», — заявлял Грегор Штрассер. Во внешней политике левые нацисты были сторонниками союза со сталинским СССР против плутократий.

Курт Далюге, Генрих Гиммлер и Эрнст Рём в августе 1933 года

Летом 1933 года, через полгода после того, как Адольф Гитлер стал  канцлером Германии, штурмовики стали проявлять недовольство «остановкой революции». Летом 1934 года произошли бунты активистов СА в Берлине, Дрездене, Кёнигсберге, Франкфурте. Рём писал тогда в теоретическом органе «Национал-социалистише монатсхефте»: «СА и СС не потерпят, чтобы германская революция заснула на пороге!» В августе на Темпельгофском поле в Берлине прошёл 80-тысячный митинг штурмовиков, на котором Рём потребовал национализации промышленности, роспуска Рейхсвера и создания народной армии на базе СА и СС. «Тот, кто думает, что задача СА уже выполнена, должен будет привыкнуть к мысли, что мы ещё существуем и намерены остаться на своих постах, чего бы это нам ни стоило». В феврале 1934 года он направил в кабинет министров письмо с предложением заменить «рейхсвер Народной армией». Выступая 18 апреля перед дипломатами и журналистами, командир СА заявил: «Мы совершили не просто национальную революцию, а национал-социалистическую революцию, причём особый упор мы делаем на слове “социалистическую”». Затем Рём многозначительно добавил: «В качестве несокрушимого барьера на пути реакции, мещанства и лицемерия стоят СА, ибо в них воплощается всё то, что составляет понятие революции! Национал-социалистическая революция в Германии означает прорыв к новому мировоззрению. Расовая обусловленность её центральной проблемы народной общности доказывает, что новый немецкий идеалистический национализм не имеет никаких влечений к завоеваниям, но обращает свою энергию вовнутрь». «Боец в коричневой рубашке с первых дней маршировал по дороге революции, и он ни на шаг не сойдёт со своего пути, пока не будет достигнута конечная цель», — напомнил он.

Гитлер, понимая, что без поддержки промышленников и армии он долго в кресле канцлера не усидит, решил обуздать СА. 11 апреля 1934 года на броненосце «Германия» он провёл знаменитое совещание с руководством рейхсвера, на котором заверил его, что похоронит идею второй революции. Левые нацисты не спали тоже. 18 апреля 1934 года Геббельс, который тогда сочувствовал левым идеям, записал в своём дневнике: «Повсюду в народе говорят о второй революции. Вскоре мы должны будем схватиться с реакцией. Революция должна быть перманентной». Когда Рём узнал о совещании на броненосце «Германия», он сказал своим близким соратникам: «То, что говорит этот дурак-ефрейтор, ничего для нас не значит. Адольф – предатель!» В июне штурмовики проникли на завод Круппа и призвали рабочих остановить производство, что те и сделали.

На фото слева — Эрнст Рём во главе отряда СА. На фото справа: группенфюрер СА Карл Эрнст, группенфюрер СА Ганс Хайн и штандартенфюрер СА Ганс-Эрвин фон Шпрети-Вайльбах

Забастовка на заводе Круппа спровоцировала наступление правоконсервативных кругов на нацистов. Его застрельщиком выступил вице-канцлер Франц фон Папен – доверенное лицо крупных промышленников. 17 июня он заявил: «Руководство партии должно следить за тем, чтобы в стране не развернулась под новыми знамёнами классовая борьба. Мы осуществили революцию не для того, чтобы проводить в жизнь программу марксизма. Тот, кто угрожает гильотиной, сам попадёт под нож… Ни один народ не может позволить себе вечного восстания снизу, если он должен выдержать испытание историей… С вечной динамикой нельзя сделать ничего определённого по форме. Германия не должна стать движущимся в неизвестное поездом, о котором никто не знает, когда он остановится».

На 30 июня Рём назначил совещание высшего руководства СА, чтобы совместно выработать «штурмовой» план действий. Но в окружении Рёма ещё весной завелась «крыса» — обергруппенфюрер СА Виктор Лутце (который на заре СА был любовником Рёма). Он оповестил Гитлера о реакции Рёма на совещание на «Германии», после чего «дурак-ефрейтор» решил устранить лидера СА. «Рёма надо устранить. Он хочет вооружить СА и натравить их на меня и на рейхсвер». За руководителями СА было установлено тайное наблюдение. Покровители Гитлера потребовали от него выполнить обещание – ликвидировать «взбесившегося педераста».

Операция «Колибри»

Висконти не воссоздаёт реальные события той зловещей ночи, а они полны драматизма. Гитлер в сопровождении Геббельса (который успел вовремя отскочить от леваков) и отряда СС ночью прибыл в пансионат Хазельбауэр, где остановился цвет СА. В коридоре Гитлер наскочил на адъютанта Рёма Ганса-Эрвина фон Шпрети-Вайльбаха, смазливое лицо которого покрывал яркий вечерний макияж. Эсэсовцы тотчас арестовали фон Шпрети. Гитлер постучал в дверь комнаты Рёма. Когда лидер СА открыл её, канцлер Германии выпалил: «Эрнст, ты арестован! Свинья!», Рём начал протестовать, но Гитлер не стал его слушать. Из комнаты напротив эсэсовцы выволокли голого обергруппенфюрера СА Эдмунда Хайнса и его юного любовника. Хайнс ползал перед Гитлером на коленях, крича сквозь рыдания: «Мой фюрер! Клянусь, я ничего с ним не делал. Прости меня!» Чувствительного Гитлера едва не вырвало. Он приказал затащить любовников в подвал и расстрелять их. Рёма эсэсовцы отвезли в тюрьму Штадельхейм. Гитлер проявил великодушие: он приказал оставить в камере «вальтер» с одним патроном, чтобы старый солдат Рём сам привёл приговор в исполнение. Но командир СА наотрез отказался кончать с собой. «Если я должен быть убит, пусть Адольф Гитлер сделает это сам!» — заявил он. Тогда два офицера СС разрядили в него свои револьверы. Перед смертью Рём встал по стойке «смирно». Его мощный, покрытый шрамами, торс был в испарине. «Судьба Рёма должна объяснить всем – каждый, кто будет выступать против существующего режима, рискует своей головой», – сказал Гитлер после «ночи длинных ножей».

Лукино Висконти делает штурмовиком Константина фон Эссенбека (Рене Колдехофф) – племянника главы семейного промышленного клана фон Эссенбеков. На самом деле состав СА был в основном пролетарским

В ночь на 30 июня была уничтожена вся верхушка СА. Попутно эсэсовцы расстреляли старого противника национал-социалистов – бывшего канцлера Шлейхера. Убили гитлеровцы и Грегора Штрассера. Так было покончено с левыми нацистами. А если бы они победили — ещё неизвестно, в какой конфигурации проходила бы Вторая мировая война. В начале июля Гитлер устроил в честь успешного завершения операции «Колибри» роскошный приём в саду имперской канцелярии. Он выполнил обещание, данное им Тиссенам, Круппам и Сименсам.