25 января 2012

Запад и «арабская весна»: семь исторических уроков

Сеймус МИЛН

Сеймус Милн – один из известнейших британских журналистов и публицистов, придерживающихся левых взглядов. Он автор книги о роли МИ-6 в подавлении шахтёрской забастовки 1984—1985 годов. Постоянно сотрудничает с газетой «Гардиан», журналом «Экономист», «Лондонским книжным обозрением» и другими изданиями. Используя видеоархив агентства «Пете ньюс», специализировавшегося на освещении событий, происходивших на Ближнем Востоке, он обращается к теме влияния европейского колониализма на политическую жизнь этого региона, как в прошлом, так и сегодня. Предлагаем нашим читателям его текст о западной политике на Ближнем Востоке.

Редакция «Нового смысла»

В отличие от любой другой части света, Ближний Восток никогда не был деколонизирован в полном смысле этого слова. Располагая самыми большими известными запасами нефти, арабский мир остаётся объектом постоянного вмешательства и влияния с той самой поры, как провозгласил формальную независимость. Скроенный из искусственно созданных после Первой мировой войны государств, Ближний Восток подвергался бомбёжкам и оккупациям со стороны США, Израиля, Британии и Франции. Он был опоясан американскими военными базами и контролируем прозападными тираниями. Как писала в прошлом году в День примирения палестинский блогер Лина аль-Шариф, «причина Первой мировой войны не исчезла до сих пор, потому что мы на Ближнем Востоке всё ещё пожинаем её последствия».

Ближний Восток

Арабское восстание, начавшееся в Тунисе год назад, было направлено в основном против коррупции, бедности и отсутствия свободы, а не западного господства или израильской оккупации. Однако сам факт того, что движение выступило против прозападной диктатуры, означало стратегическую угрозу порядку, сложившемуся в регионе. С момента падения режима Хосни Мубарака в Египте западные державы и их союзники в Персидском заливе вели неустанную борьбу с целью создать контрдвижение, пытаясь подкупить, разделить или перехватить инициативу в арабских революциях. И у них есть все шансы осуществить свои планы, так как все центры арабского восстания от Египта до Йемена десятилетиями жили в условиях имперского господства. Все ведущие страны НАТО, участвовавшие в бомбежке Ливии, — например, США, Британия, Франция и Италия, — в сознании живущих в этой стране людей сохранили о себе память как об оккупационных  войсках. Если арабские революции хотят не потерять контроль над своим будущим, им необходимо помнить о своём недавнем прошлом. Ниже будут приведены семь уроков из истории вмешательства стран Запада в дела Ближнего Востока, подготовленные при любезной помощи архива «Пате ньюс» (“Pathé News”) — этого голоса колониальной эпохи вероломного Альбиона.

1. Запад никогда не откажется от попыток установить контроль над Ближним Востоком, несмотря на временные неудачи.

Возьмём, к примеру, предыдущий раз, когда арабские страны попытались вырваться из-под влияния Запада в 1950-е годы, вдохновлённые панарабистскими идеями Абделя Насера (президент Египта с 1950 по 1976 год – редакция «Н.С.»). В июле 1958 года радикальные националисты из числа иракских офицеров свергли жестокий и коррумпированный прозападный режим (звучит знакомо, не так ли?), опиравшийся на британское военное присутствие. Свержение верной и послушной иракской монархии вызвало панику в агентстве «Пате ньюс». Богатый нефтью Ирак немедленно превратился в «самое опасное на земле место», что заметно по первым сообщениям о произошедшем перевороте. Несмотря на «превосходное британское образование» короля Фейсала, — чей патриотизм «никто не может поставить под сомнение», как уверяет нас закадровый голос, — события происходят слишком быстро, «к несчастью для западной политики».

Саддам Хусейн встречается с западными (французскими) атомщиками (фото 1975 года)

Но уже через несколько дней, — сравните это с несколькими месяцами, потребовавшимися для вмешательства в ситуацию в Ливии в 2011 году, — Британия и США перебрасывают тысячи военнослужащих в Иорданию и Ливан, чтобы защитить два других вассальных режима от восстания сторонников панарабизма. Или, как говорит агентство «Пате ньюс» в своём следующем репортаже, «остановить процесс заражения на Ближнем Востоке». Впрочем, они не планировали оставлять на произвол судьбы и революцию в Ираке. Меньше чем через 5 лет, в феврале 1963 года, спецслужбы США и Британии поддержали кровавый переворот, впервые вознёсший к вершинам власти баасиста Саддама Хусейна.

Перенесёмся теперь в 2003 год, когда войска США и Британии вторглись и оккупировали всю страну. Ирак был, наконец, вновь возвращён под контроль западных стран, ценой огромного кровопролития и разрушений. Только сила иракского сопротивления в конечном итоге заставила американских военных покинуть страну в декабре 2011, но даже после этого в Ираке осталось 16 000 сотрудников частных охранных фирм, советники и многие другие, остающиеся под командованием США. Здесь, как и в других странах этого региона, только сила может заставить их уйти.

2. Имперские власти обычно полагаются на собственное представление о том, что арабы думают в действительности.

Только корреспондент «Пате ньюс» и колониальные оккупанты действительно верили в то, что «тысячи арабов» приветствовали оглушительными криками фашистского диктатора Бенито Муссолини, когда он ехал по улицам Триполи во время визита в итальянскую колонию Ливия в 1937 году. Подобная мысль не пришла бы вам в голову, посмотри вы на насмерть перепуганные лица ливийцев. В этой кинохронике нет никакого намёка на то, что треть населения Ливии погибла в результате карательных действий колониальных властей или сражаясь в рядах героического ливийского сопротивления, возглавляемого Омаром Мухтаром, повешенным в итальянском концлагере. Затем эта «маска империализма» закадровым голосом сообщает о том, что отношения Муссолини с британскими политиками так же в полном порядке.

Только корреспондент «Пате ньюс» и колониальные оккупанты действительно верили в то, что «тысячи арабов» приветствовали оглушительными криками фашистского диктатора Бенито Муссолини, когда он ехал по улицам Триполи во время визита в итальянскую колонию Ливия в 1937 году

Стоит ли удивляться тому, что кинохроника агентства «Петен ньюс» о визите британской королевы в колонию Аден (сегодня — это часть Йемена), снятая несколько лет спустя, удивительным образом напоминает описанный выше репортаж. Здесь мы так же увидим «тысячи аплодирующих верноподданных», якобы приветствующих «свою королеву», которая описывает всё это как «наглядный пример колониального развития». Почти десятилетие спустя Движение освобождения Южного Йемена вынудило британские войска покинуть последний форпост империи после всех тех избиений, пыток и убийств, которыми сопровождался их марш через «Кратер» — старейший район города Аден. В документальном фильме «Би-Би-Си» 2004 года об Адене один из участников этого марша отказался вдаваться в детали из-за страха быть привлечённым к суду за военные преступления.

События на Ближнем Востоке гораздо проще понять, глядя пропагандистскую кинохронику 50-х годов, чем современные репортажи. Бравые английские и американские неоконсерваторы, ожидавшие лёгкую прогулку по Ираку, продолжали снимать сюжеты о том, как иракцы встречают цветами оккупационные войска, в то время как в реальности было в самом разгаре вооружённое сопротивление им. Или репортажи британского телевидения из Афганистана о том, что британские войска «защищают местное население» от «Талибана», удивительным образом напоминающие своей стилистикой кинохронику 1950-х годов из Адена и Суэца.

Итальянские колониальные войска в Ливии

Даже во время недавних восстаний в Египте и Ливии западные СМИ часто видели в толпе на площади Тахрир или в Бенгази не то, что там было, а то, что они хотели увидеть и искренне удивлялись тому, что исламисты прекратили призывать к войне или выиграли выборы. Что бы ни случилось дальше, западные СМИ этого не заметят и не поймут.

3. Великие державы подновляют фасады вассальных режимов, обеспечивая непрерывную поставку нефти.

Когда-нибудь придёт конец и реакционным автократиям Персидского залива, которым, по правде говоря, пока не о чем волноваться. Однако до того, как антиимпериалистическая волна 1950-х смыла их предшественников, Британия, Франция и Америка упорно пытались представить эти марионеточные режимы как перспективные конституционные демократии. Иногда эти усилия очень быстро шли прахом «при первом серьёзном испытании демократией», как свидетельствует репортаж из Ливии о действиях американо-британской марионетки — короля Идриса.

Бесстыдно сфальсифицированные по его приказу результаты исламской оппозиции на выборах 1952 года вызвали массовые волнения и последующий запрет всех политических партий. Позже Идриса сверг Муаммар Каддафи, нефть была национализирована, а американская военная база закрыта. Сегодня монархический флаг при помощи НАТО вновь развивается над Триполи, а западные нефтяные компании замерли в ожидании причитающегося им выигрыша.

Торжественная встреча Муаммара Каддафи и Сильвио Берлускони в Риме в августе 2010 года (День итало-ливийской дружбы)

Подобным образом были сфальсифицированы и выборы в Ираке в 1950-е годы, а тысячи политических противников режима были брошены в тюрьму и подвергнуты пыткам. В то же самое время британские чиновники, служившие «советниками» при дворе в Багдаде или на военной базе в Хаббани, — как явствует из кинохроники, демонстрировавшейся в английских кинотеатрах того времени, — выражали свою заинтересованность в том, чтобы Ирак при Фейсале был «хорошей» демократией. Под бдительными взглядами американского и британского послов и «г-на Гибсона» из Британо-иракской нефтяной компании, мы видим, как иракский премьер-министр Нури Саид открывает в 1952 году нефтяное месторождение Зубайр недалеко от Басры, которое должно создать «школы и больницы» благодаря «совместному труду Востока и Запада».

На самом деле всё это было построено шесть лет спустя и только после того, как нефть была национализирована, а сам Нури Саид был убит на улицах Багдада, когда переодетым в женское платье пытался бежать из охваченной восстанием столицы. Прошло полвека, и англичане вернули контроль над Басрой, и сегодня иракцы борются за то, чтобы предотвратить новый захват своей нефти в стране, разорённой американскими и британскими политиками, утверждающими, что это и есть демократия.

Можно с уверенностью сказать, что любую «Арабскую весну», ищущую самоопределение при поддержке Запада, ожидает похожий финал — превращение в вассальный режим, как будто бы никогда и не пытавшийся обрести свободу. Примером чего может служить погрязшее в коррупции полицейское государство Иордания, которое всегда приводится в качестве примера хорошего управления и «регулирования».

4. Жители Ближнего Востока не забывают свою историю, даже когда это делают США и Европа.

Глубину этого провала в исторической памяти трудно представить. Например, когда бывший министр информации в правительстве Насера и известный журналист Мохамед Хейкал недавно предупредил, что арабские восстания будут использованы для заключения нового «соглашения Сайкса — Пико» (тайный договор о разделе Арабского Востока по итогам Первой мировой войны, заключённый Англией и Францией при посредничестве царской России в 1916 году), арабам и всем остальным жителям Ближнего Востока было понятно, о чём идёт речь. Соглашение Сайкса — Пико до сих пор определяет конфигурацию и отношения в регионе, но для не историков в Британии и Франции это название может означать любую чепуху, вроде бренда кухонной техники.

Шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви и президент США Ричард Никсон с Патрисией Никсон

Другим примером более чем столетней оккупации и подрывной антидемократической деятельности служит англо-американская политика в отношении Ирана. Британские СМИ выразили недавно своё недоумение по поводу популярности антибританских настроений в Иране, следствием которых стал разгром демонстрантами английского посольства в Тегеране. Но если вы знаете историю, сможет ли это событие вас удивить?

Герои Оруэлла позавидовали бы тому языку, каким агентство «Пате ньюс» сообщало в своих выпусках о роли Британии в перевороте 1953 года, приведшего к свержению демократически избранного иранского лидера Мохамедда Мосаддыка после того, как он национализировал нефть. Демонстрации сторонников Мосаддыка изображаются как жестокие и разрушительные, а насильственный переворот, — организованный ЦРУ и МИ-6, приведший к отставке Мосаддыка и передаче власти шаху, — описывается как популярный и «драматический поворот событий». Кинохроника рисует законно избранного Мосаддыка как «виртуального диктатора», который на последовавшем затем судебном процессе выразил надежду, что его судьба послужит примером в «разбивании цепей колониального рабства». Настоящий диктатор, прозападный шах, — который своим жестоким правлением проложил путь для Иранской революции и Исламской Республики 26 лет спустя, — напротив, изображается, как законный правитель. Поэтому, когда западные политики выступают против иранского авторитаризма или превозносят демократические права, а сами продолжают при этом поддерживать диктаторские режимы в Персидском заливе, никто на Ближнем Востоке не воспримет их слова всерьёз.

5. Запад всегда представляет арабов в виде жёстко настаивающих на своём фанатиков.

Революционные выступления, начавшиеся в декабре 2010 года в Сиди-Бузид, были далеко не первым восстанием против угнетения в Тунисе. В 1950-е годы движение против французского колониального правления было осуждено колониальными властями и их приспешниками как «экстремистское» и «террористическое». «Пате ньюс» не было защитником той кампании за независимость. В 1952 году в его репортаже осуждалось нападение на полицейский участок как пример «разжигания националистической агитации» по всей Северной Африке. И оно показало, как колониальная полиция ведёт «энергичный поиск террористов» (присутствующий в кадре недоумённый мужчина, которого тащат из дома под прицелом оружия, больше напоминает «обычного подозреваемого», по выражению капитана Рено из фильма «Касабланка»), а ведущий жалуется на то, что «вмешательство фанатиков только в очередной раз всё ухудшило».

Европейский колониализм на Ближнем Востоке (на карте указаны годы обретения независимости странами региона)

Он, конечно, имеет в виду тунисских националистов, а не французских оккупантов. Исламские движения затмили собой арабский национализм сегодня и, в свою очередь, получили ярлык «фанатиков» как от бывших националистов, так и от Запада. Выборы приводят одну исламскую партию за другой к власти в арабском мире, а США вместе с союзниками пытаются приручить их во внешней и экономической политике, не касаясь вопросов толкования шариата. Те, кто поддастся — станут «управляемыми», остальные останутся «фанатиками».

6. Иностранная военная интервенция на Ближнем Востоке несёт смерть, разрушение, разделение и подчинение.

Для того чтобы понять это, совершенно нет нужды копаться в архивах. Опыт последних десяти лет демонстрирует это достаточно ясно. Говорим ли мы о полномасштабном вторжении и оккупации, — как в случае с Ираком, где сотни тысяч человек были убиты, или о воздушных бомбардировках с целью смены политического режима под лозунгом «защиты гражданского населения», — как в Ливии, где погибли десятки тысяч людей. Итог очевиден — человеческие и социальные жертвы в обоих случаях катастрофичны. Это проходит красной линией сквозь всю зловещую историю вмешательства западных стран в дела Ближнего Востока. Немая кинохроника, снятая «Пате ньюс» в разрушенном французскими войсками Дамаске в ходе подавления сирийского восстания 1925 года, удивительным образом напоминает кадры из Фаллуджи, снятые в 2004 году, или из Сирта 2011 года, если, конечно, не замечать фески и пробковые шлемы. Тридцать лет спустя, в ходе англо-французского вторжения в Египет в 1956 году, так же выглядел Порт-Саид. И это знаменовало переход гегемонии в регионе от старых европейских колониальных держав в руки США. Кадры кинохроники, на которых британские войска атакуют Суэц, выглядят как ещё одна оккупация и разрушение ещё одного арабского города – такого, как Басра или Бейрут. Всё это стало привычным явлением в современном мире, связывающем его невидимой нитью с колониальной эпохой.

Порт-Саид после бомбардировок англо-французской авиации

Схожим образом действует и классическая имперская тактика использования религиозных и этнических разногласий для сохранения иностранной оккупации, как это делают американцы в Ираке, делали французы в колониальной Сирии и Ливане или англичане везде, где бы они ни были. Архив «Пате ньюс» полон кадрами кинохроники, на которых встречают британские войска, прибывшие для «поддержания мира» между враждующим населением стран на всём протяжении от Кипра до Палестины. Всё это – не более, чем благие намеренья для сохранения контроля над территориями.

Сегодня религиозные разногласия и этнические отличия в рамках американо-британской оккупации Ирака способствуют мобилизации союзников Запада в Персидском заливе с целью помешать или отвлечь от идеи арабского пробуждения. С этой целью подавляется восстание в Бахрейне, изолируются выступления шиитов в Саудовской Аравии, всё больше и больше углубляется религиозный конфликт в Сирии, где иностранная интервенция приведёт лишь к эскалации конфликта и утрате сирийцами контроля над своей собственной страной.

7. Западная помощь колонизации Палестины является постоянным препятствием на пути нормализации отношений с арабским миром.

Государство Израиль не могло бы возникнуть, если бы не 30-летнее имперское британское владычество в Палестине и оказываемая им поддержка прибывающим из Европы еврейским колонистам. Всё это происходило под флагом декларации Бальфура, опубликованной в 1917 году. При этом подавляющее большинство палестинских арабов никогда не поддерживали этот документ. Итог этого решения нашёл своё отображение в кинохронике «Пате ньюс» об арабском восстании против Британского управления в конце 1930-х. Мы видим британских солдат, конвоирующих палестинских «террористов» в оккупированных городах Наблус и Тулькарм на Западном берегу. Всё это очень похоже на то, как это делают их израильские преемники сегодня.

Условием безопасности еврейских поселенцев, как сообщает нам задыхающимся закадровым голосом ведущий одного из выпусков кинохроники 1930-х годов, является «бдительная и надёжная Британская армия». Всё изменилось после того, как Британия ограничила еврейскую иммиграцию в Палестину в самый канун Второй мировой войны. Колониальный рефлекс Британии в Палестине или любом другом уголке мира проявляется в том, чтобы представить себя в качестве «хозяина ситуации», «хранителя закона и порядка» против «угрозы бунта», как это демонстрируется в бредовой кинохронике из Иерусалима, снятой в 1938 году. Однако главным связующим звеном между имперской силой Запада и сионистским проектом является постоянный стратегический союз по поддержке Израиля, начавшийся с изгнания палестинцев, череды войн и продолжившийся в ходе 44-летней военной оккупации и нелегальной колонизации Западного берега и Газы.

Евреи, желающие выехать в Палестину,толпятся у входа в Еврейское Агентство. Берлин, 1939 год

Безоговорочный характер этого союза, остающегося стержнем политики США на Ближнем Востоке, является одной из причин, по которой демократически избранным правительствам арабских стран просто невозможно играть роль американских шутов, в отличие от диктаторов вроде Мубарака или монархов Персидского залива. Палестинский казус является неотъемлемой частью арабской и исламской политической культуры. Для США, как и для Британии в прошлом, — это возможность оставаться «хозяином положения» на Ближнем Востоке.

Перевод Александра Шарова

Текст опубликован на сайте газеты «Гардиан» 19 декабря 2011 года. Оригинал статьи можно прочитать здесь.