22 января 2012

Египет выбрал «братьев-мусульман»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Растянутые на три этапа законодательные выборы в Арабской Республике Египет, начавшиеся ещё в конце ноября и закончившиеся в середине января, имеют громадное значение для понимания эволюции процессов «Арабской весны». Египет традиционно играет первостепенную роль в арабском мире. Так было раньше, так есть и теперь. Вспомним, к примеру, как бились за Египет великие державы во второй половине ХХ столетия. И дело не только в том, что это самая многочисленная арабская страна и именно ей принадлежит Суэцкий канал. Для арабо-мусульманского мира значение АРЕ, действительно, уникально.

Замороженная весна

Об «Арабской весне» или «Арабской революции» всерьёз заговорили именно после отставки Хосни Мубарака в феврале 2011 года. Тогда стало понятно, что массовые волнения в арабском мире приняли по-настоящему наднациональный (надгосударственный) характер. Впрочем, лично я придерживаюсь той точки зрения, что прошлогодние события в АРЕ были чем угодно (да, широкими народными волнениями), но только не революцией. В самом деле, Х. Мубарак отстранён от власти и отдан под суд, правящая и ещё недавно всесильная Национально-демократическая партия запрещена и её имущество национализировано. Но реальная власть оказалась в руках Высшего совета вооружённых сил, костяк которого составляют генералы и старшие офицеры, сформировавшиеся как профессионалы именно при правлении НДП. В составе нынешнего правительства Египта – преимущественно лица, тесно связанные с государственной бюрократией мубараковского периода.

Исламисты много сделали длдя разжигания "арабской весны"

Исходя из вышесказанного, следует ли удивляться, что широкие народные массы, по совести, не увидели за прошедший год грандиозных перемен. Да, в стране легализовали десятки политических партий, движений, блоков и общественных организаций. Это, конечно, продвижение вперёд, но… Коррупция по-прежнему донимает АРЕ на всех уровнях, кумовство процветает в эшелонах власти снизу доверху, экономика находится в тяжелейшем состоянии. Недавно появилась информация о том, что правительство АРЕ обратилось к МВФ с запросом о новом кредите в 3,2 млрд долларов. Дефицит общественного бюджета в современном Египте составляет 11% от ВНП (при этом он на 15% финансируется зарубежными кредитами). Громадные потери после «революции» понёс туристический сектор – второй по важности для экономики после эксплуатации Суэцкого канала наполнитель национальной казны: потери туристической отрасли в 2011 г. оцениваются в 9 млрд долларов. Золотовалютные резервы за последние десять месяцев сократились на треть и составляют сейчас 21-22 млрд долларов.

С учётом того, что основную массу египетского населения составляют люди с низкими доходами, нерешённость социальных проблем как нож режет египетское общество. А ведь уровень безработицы в АРЕ после свержения Х. Мубарака возрос на 13%. А египетская беднота, в своём большинстве, жаждет вовсе не многопартийности и демократических свобод. Она более заинтересована в справедливом разделении национальных богатств. В конечном итоге, именно колоссальный разброс в доходах разных страт египетского общества, неравномерное развитие отдельно взятых провинций, низкий уровень грамотности населения и широкое распространение идей «политического ислама» и привели к тем результатам парламентских выборов, которые мы имеем: на всех трёх этапах выборов свыше двух третей разыгрываемых мандатов достались партиям исламистской ориентации. Светские партии (как левые, так и либералы) получили у сограждан заметно меньшую поддержку. При правлении Х. Мубарака режим тормозил развитие левых и либералов, но всё же главные удары наносил по исламистской оппозиции. Вот, видимо, возмездие и пришло.

Исламское наступление

Основным победителем на выборах в нижнюю палату парламента стала Партия свободы и справедливости (ПСС), созданная на базе наиболее популярной в стране оппозиционной (на сегодня, надо полагать) силы – общества «Братьев-мусульман». ПСС, получив поддержку бедноты, крестьянства и жителей небольших городов, обещает своим избирателям свободу, справедливость, равенство, безопасность, чистку государственного аппарата и, конечно же, «верховенство шариата». Правда, добиваться дальнейшей исламизации египетского общества «Братья-мусульмане» и их политическая партия обещают эволюционным путём, без насилия. Риторика ПСС, получившая на выборах поддержку свыше 35% электората, не должна вводить в заблуждение: в плане экономики и политики мы имеем дело с чётко консервативной силой, ратующей за – процитируем её программу – «капитализм без манипуляций и монополий». С учётом того обстоятельства, что при любой конфигурации будущего парламентского большинства именно ПСС станет ключевой силой в правительстве, крен АРЕ вправо гарантирован.

Основным победителем на выборах в нижнюю палату парламента стала Партия свободы и справедливости (ПСС), созданная на базе наиболее популярной в стране оппозиционной (на сегодня, надо полагать) силы – общества «Братьев-мусульман»

Если о ПСС мы говорим как о консервативной силе, то в случае с «Аль-Нуром» или «Партией света» впору говорить об откровенных реакционерах. Имея примерно тот же в социальном отношении электорат, что и ПСС, эта партия отныне становится второй по влиянию политической силой в АРЕ с поддержкой около четверти избирателей. «Аль-Нур» также выступает «против монополий и трестов», в поддержку «ислмаского предпринимательства». Выражая интересы салафитских кругов, данная партия в принципе не вписывается в республиканскую традицию. Салафиты ориентируются на тот тип общества (по крайней мере, в том, что касается взаимоотношений государства и религии, роли женщин в общественно-политической жизни, силы шариатских законов), который сложился в Саудовской Аравии. Вряд ли ПСС готова к сотрудничеству с «Партией света» в правительстве, но очевидно, что отныне не светские силы будут главными политическими конкурентами для «Братьев-мусульман».

Светское отставание

Заметно отстали от исламистских партий и по числу полученных голосов, и по депутатским мандатам те, кого относят в АРЕ к светской оппозиции. Это касается, в частности, старой либеральной партии «Новый Вафд» («Новая делегация»), легально работавшей при прежнем режиме. Поддержка либералов, выступающих за экономические и социальные реформы, развитие представительной демократии, гражданские свободы, религиозную терпимость, независимость юстиции от исполнительной власти, стабилизацию цен, оказалась в районе 8%. По многим вопросам внутриполитического развития АРЕ «Новый Вафд» имеет схожие позиции с «Египетским блоком» (ЕБ), заручившимся на выборах поддержкой около 10% избирателей.

Лица новой египетской демократии

ЕБ представляет собой левоцентристский альянс, состоящий из умеренно социалистической партии «Тагамму» (Национальной прогрессивной юнионистской партии), Свободной египетской партии и Египетской социал-демократической партии. Часть партфункционеров запрещённой НДП, по некоторым сведениям, баллотировались через ЕБ; он получил поддержку примерно 10% населения. ЕБ продвигает такие идеи, как модернизация госаппарата, социальная справедливость, развитие научного потенциала и образования, борьба с религиозной, расовой и половой дискриминацией. Несколько мандатов достанется также левому альянсу «Революция продолжается», который объединяет левых социалистов и коммунистов Египта – Социалистический народный альянс и Египетскую социалистическую партию.

Даже если по тактическим соображениям ПСС пойдёт на создание коалиционного кабинета с участием «Нового Вафда» или ЕБ (а возможно и их обоих, по недавней аналогии с Тунисом), абсолютно очевидно, что новый кабинет в АРЕ окажется под контролем исламистов. Другое дело – военные. Генералитет не желает уходить с политической сцены АРЕ, не желает предоставлять исключительно новоизбранному парламенту широту полномочий по выработке новой Конституции страны. Замминистра обороны АРЕ генерал Мухтар аль-Мулла в конце 2011 года уже предупредил, что армия не останется безучастной, если новое правительство страны будет проводить курс «в ущерб интересам, экономики, безопасности и отношениям с международным сообществом».

Вскоре Египет ожидает новая электоральная баталия: теперь за места в верхней палате парламента – Совете Шуры. Так что и новый, 2012 год, ожидается весьма напряжённым для египетской политики.

  • Татьяна

    Все «события» на Ближнем Востоке, возможно, инспирированы теократическими геронтократическими арабскими монархиями и преследуют единственную цель: произвести ликвидацию всех светских режимов. Надо сказать, им это удается вполне успешно. Так исторически сложилось, что всем прогрессом и секуляризацией Ближний Восток был обязан нам, СССР. Единственный и закономерный итог «арабских весен»: на месте прекрасных, цветущих стран (по крайней мере, для туристов, а по слухам, в некоторых случаях при правильном распределении доходов от нефти – и для населения) будет, в лучшем случае, мракобесие, в худщем, черные дыры. И всем этим арабский мир будет обязан предательству Россией своих геополитических интересов, своих традиционных союзников.