20 декабря 2011

«План Меркози» и бессилие европейских левых

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Саммит Европейского совета в Брюсселе, состоявшийся более недели назад,  чуть было не завершился принятием исторического решения о переходе Евросоюза в новое качество. План, разработанный по инициативе канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Николя Саркози (что дало повод европейским шутникам назвать его «планом Меркози»), представляет собой достаточно радикальные и качественно новаторские предложения по дальнейшей трансформации ЕС.  

Ужесточение критериев Маастрихта

План, разработанный по инициативе канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Николя Саркози (что дало повод европейским шутникам назвать его «планом Меркози»), представляет собой достаточно радикальные и качественно новаторские предложения по дальнейшей трансформации ЕС

В качестве альтернативы финансовому кризису, всё более разъедающему тело Старого Света, Берлин и Париж предложили странам-членам ЕС взять на себя обязательство по применению жёстких финансовых санкций против государств, систематически нарушающих принципы и требования либерального по содержанию Пакта стабильности и роста; ввести на уровне ЕС нормы железной финансовой дисциплины; передать Брюсселю (то есть соответствующим институтам Союза) функции по одобрению национальных бюджетов европейских стран; более тесным образом согласовывать экономическую и социальную политику стран-членов. Кроме того, Меркель и Саркози призвали «создать новый налоговый союз для стран-членов». По существу, речь идёт об ужесточении и без того либеральных «маастрихтских критериев», заложенных в Договоре о Европейском Союзе и предусматривающих весьма жёсткие ограничения общественных расходов, дефицита бюджета, инфляции в странах-членах Экономического и Валютного Союза.

Упрямый Лондон

Уломать все страны-члены еврозоны дуэту «Меркози» удалось, но вот с Лондоном вышла промашка. Дело в том, что глава британского правительства консерватор Дэвид Кэмерон, защищая интересы собственного крупного капитала, категорически отказался передавать национальный финансовый сектор под контроль органов ЕС. Тем более, Великобритания не участвует в зоне евро. Как ни упрашивали Кэмерона коллеги по Европейскому совету – всё напрасно. В результате Саркози и Меркель вынуждены были обвинить британцев в том, что те тормозят европейскую интеграцию, и переиграли в пользу конструкции «17 плюс»: речь идёт о том, что соответствующий «жёсткий договор» подпишут в будущем 17 стран еврозоны плюс те страны ЕС, которые этого пожелают. Меркель считает, что Великобритания в итоге может остаться в одиночестве.

Кроме того, в Брюсселе было решено использовать с 2012 года Европейский стабилизационный механизм в размере 500 млрд евро; он добавляется к уже запущенному Европейскому стабилизационному фонду объёмом в 250 млрд евро. Хватит ли этих сумм на преодоление кризиса – кто знает. Но решимость ЕС, по крайней мере, явно выражена. Отметим, что предложение «Меркози» получило предварительное одобрение на недавнем съезде Европейской народной партии в Марселе. Во многом поэтому в итоге удалось уломать Чехию, Венгрию и Швецию, которые на саммите в Брюсселе до последнего занимали выжидательную позицию и были готовы поддержать британцев. Но в итоге верх взяла солидарность с партнёрами по общей политической семье.

Левая бледность

На этом фоне весьма бледно выглядят европейские левые. Понятно, что сегодня в Европейской комиссии трудятся всего пять (из 27!) представителей Партии европейских социалистов, а те же социалисты возглавляют ныне лишь три (да и то – коалиционных) правительства стран-членов ЕС. Политический вес социал-демократии и более левых сил действительно низведён сейчас до своего «исторического минимума». Всё это так, но вот те же британские консерваторы, как видим, до конца отстаивали собственную точку зрения. Как говорил после саммита Кэмерон, «моя страна заинтересована в стабильности еврозоны, но не будет делать то, что идёт вразрез с её интересами».

"План Меркози" "проглотил" даже коммунистический президент Кипра Димитриос Кристофиас

А вот ни один левый премьер-министр даже не попытался оспорить инициативы франко-германского тандема, которые не только сокращают финансовый суверенитет отдельных стран, но и могут, в случае их реализации, иметь самые тяжёлые последствия для европейских трудящихся. Свежий пример Греции здесь является, так сказать, «предуведомлением». Левоцентристские премьер-министры Австрии, Бельгии, Дании и Словении, по сути, «проглотили» план «Меркози». Ещё более удивительно, что эти же слова относятся к президенту Кипра Димитриосу Кристофиасу, представляющему партию, отстаивающую де-юре «марксистско-ленинскую идеологию». Но, в самом деле, мы уже давно не видим в масштабах единой Европы какой-либо внятной и координируемой попытки оформить практическую левую альтернативу. Так что же, работа по европейскому строительству так и останется в ближайшей перспективе лишь делом правых?!

 

  • Татьяна

    Можно понять, что строительство еврозоны вообще исключительно в интересах капитала и противопоставляется интересам трудящихся (понятно, что меры по сохранению евро не в интересах трудящихся сейчас). Мысль сама по себе интересная, хотелось бы почитать что-нибудь, ее обосновывающее со статистикой и т. п., чтобы вооружиться аргументами. Призываю авторов сайта удовлетворить мою данную информационную потребность :). И вторая мысль: автор призывает к альтернативной левой программе строительства ЕС, но которой пока нет. Означает ли это, что левая альтернатива ЕС мыслится без еврозоны ?