10 ноября 2011

Казахстан – это будущее России

Максим КУЛАЕВ

Сейчас число бастующих рабочих в Казахстане превышает 18 тысяч человек

Казахстан, как известно, является стратегическим партнёром России. Два государства заключают между собой многочисленные политические, военные и экономические союзы, которые, по замыслам их архитекторов, должны поддерживать новый порядок на постсоветском пространстве. Режим Нурсултана Назарбаева – наиболее надёжный союзник России в СНГ. Поэтому неудивительно, что в российских официальных СМИ невозможно найти информации о беспрецедентной по размаху и напряжению борьбе казахских рабочих.

Заговор молчания

Прорвать информационную блокаду событий в Казахстане пытаются немногочисленные российские левые и профсоюзные активисты. Летом в Петербурге перед казахским консульством прошёл пикет солидарности с нефтяниками, которые к тому моменту бастовали месяц и уже столкнулись с антипрофсоюзным террором властей. С тех пор прошло пять месяцев, Казахстан оказался на грани гражданской войны. Количество преступлений государства против рабочих неуклонно растёт, но рабочие не сдаются. Не только ради спасения от неминуемого ареста и, возможно, гибели, но и для развития международных связей казахского рабочего движения, в Россию приехали Айнур Курманов и Есенбек Уктешбаев — лидеры боевых казахстанских профсоюзов. 2 ноября в Петербурге в Законодательном собрании прошла пресс-конференция с их участием.

В начале пресс-конференции её ведущий, один из лидеров коммунистического движения «Аврора» Семён Борзенко, сказал, что в качестве теста её запись будет разослана в СМИ города. Как и следовало ожидать, СМИ полностью проигнорировали пресс-конференцию. Говорить о классовой борьбе, тем более о борьбе против одного из главных союзников российская печать не в состоянии. Видеозапись, сделанную «Красным телевидением», можно найти в Интернете, а рассказ Айнура Курманова с изложением основных фактов борьбы казахстанких рабочих и преступлений властей был опубликован «Новым смыслом». Что можно добавить к этим сведениям?

Айнур Курманов и Есенбек Уктешбаев - лидеры боевых рабочих профсоюзов Казахстана

На летнем пикете перед консульством Казахстана один из участников акции Кирилл Васильев сказал, что Тахрир и Пуэрто дель Соль не сравнятся с массовым выступлением рабочих Казахастана. Действительно, если посмотреть на события, происходящие в Казахстане, то знаменитые выступления на площадях в Египте и в Испании отойдут на второй план при всей их значимости и массовости.

Возрождение рабочих

Рабочее движение Казахстана уже имеет свою традицию. Забастовка, которая началась в мае 2011 года, не первая. Волна протеста рабочих поднялась весной 2009 года с забастовки нефтяников, работавших на предприятии «Бургылау» в городе Жанаозень. Тогда две с половиной тысячи бастующих выдвинули требования рабочего контроля и национализации предприятия. В июне 2009 года к ним присоединились рабочие вагоностроительного завода, расположенного в том же городе. После этих забастовок был создан профсоюз «Жанарту» («Возрождение»), который сейчас играет ведущую роль в рабочей борьбе. Выступления и забастовки казахстанских трудящихся не прекращаются с 2009 года, стихая лишь не надолго.

Бастующие нефтяники Казахстана

Как говорит Айнур Курманов, подъём профсоюзного движения в Казахстане связан с тем, что появилось новое поколение рабочих, изменился состав класса: в забастовках участвуют, в основном, молодые люди. Кроме того, стоит отметить, что в начале 2000-х годов в Казахстане открылось значительное количество иностранных предприятий, были созданы новые рабочие места, но кризис 2008-2009 годов серьёзно ухудшил материальное положение рабочих, которым и так не всегда хватало зарплаты, чтобы прокормить себя и свои семьи. Поэтому выступления 2009 года стали ответом рабочих на кризис и ликвидацию многих предприятий. Рабочие в ходе забастовок захватывали свои заводы и не позволяли их закрывать.

Начавшиеся в 2009 году стачки практически сыграли ту роль, которую им отводил Жорж Сорель: они объединили отдельных рабочих разных предприятий в единый класс, наделили его коллективной волей. Авангарда, который руководил бы казахстанским пролетариатом, не было, и сами бастующие рабочие выработали свою программу действий и сформулировали требования, выходящие за пределы чисто «желудочных» интересов, связанных с зарплатой и условиями труда. Рабочее движение после двух лет забастовок действительно стало массовым. Хотя его ядром являются нефтяники, оно включает в себя представителей самых разных профессий и, кроме того, безработных, которые образовали «Союз безработной молодёжи». В данный момент, как сказал Есенбек Уктешбаев, число бастующих рабочих в Казахстане превышает 18 тысяч человек. При этом в крупнейших промышленных центрах запада страны, в городах Жанаозень и Актау, на центральных площадях круглые сутки не прекращаются митинги, в которых постоянно участвуют 5-6 тысяч человек. Создан фонд помощи бастующим рабочим.

Авангарда, который руководил бы казахстанским пролетариатом, не было, и сами бастующие рабочие выработали свою программу действий и сформулировали требования, выходящие за пределы чисто «желудочных» интересов

Давление правительства неизбежно ведёт к радикализации профсоюзов. Посол Казахстана в Греции Сергей Нуртаев заявил участникам демонстрации солидарности с казахстанскими рабочими, что профсоюзы своими действиями ставят себя вне закона. Таким образом, правительство Казахстана практически официально объявило войну рабочим. Профсоюзные активисты считают, что в скором времени страну может захлестнуть настоящая гражданская война: если власти будут широко применять войска для подавления протестов, то рабочие дадут им отпор.

Действия правительства не сводятся только к силовым методам. Сейчас власти активно используют националистическую идеологию, поощряют ультраправые организации. Пытаясь расколоть рабочих, официальная пропаганда заявляет, что большинство бастующих в Западном Казахстане – не коренные жители, а переселенцы из других областей страны. Но это не даёт эффекта: рабочая солидарность крепка.

Нужен импульс

На пресс-конференции в Санкт-Петербурге Айнур Курманов сказал, что Казахстан был полигоном неолиберальных реформ в СНГ. Он в какой-то степени является типичной постсоветской страной, поэтому казахстанский сценарий в той или иной форме может повторяться и в других государствах бывшего СССР. Присутствовавшие на пресс-конференции активисты российских профсоюзов подтвердили, что ростки того, что происходит в Казахстане, появляются и в России. Леонид Родин, председатель профсоюза «Новопроф», один из участников Центра взаимопомощи рабочих (ЦВР) в качестве примера антирабочей политики российской власти привёл дело Валентина Урусова и отметил необходимость сплочённости профсоюзов. Евгений Павловский, представлявший первичную организацию Межрегионального профсоюза работников автопрома  (МПРА) на «Нисане», добавил, что солидарных действий рабочих уже недостаточно: надо, чтобы «заговорили улицы».

Cолидарных действий рабочих уже недостаточно. Надо, чтобы «заговорили улицы».

Через несколько дней после пресс-конференции, в очередную годовщину Октябрьской революции, у консульства Казахстана должен был пройти очередной пикет в знак солидарности с казахскими рабочими. Однако власти отказались его согласовывать, и акция прошла в форме встречи с депутатом Законодательного собрания, лидером коммунистического движения «Аврора» Владимиром Фёдоровым. В конце мероприятия его участники попытались передать петицию сотрудникам консульства, но те отказались её принимать.

Если Айнур Курманов прав и настоящее Казахстана – это будущее остальных стран СНГ, то нам предстоит в скором времени увидеть захваты российских предприятий рабочими, постоянные многотысячные митинги на городских площадях, возрождённую классовую солидарность. Власть уже давит на профсоюзы. Кроме того, мы видим, что российские рабочие вопреки действиям государства не отказываются от борьбы, но постепенно, шаг за шагом, пока ещё очень медленно, укрепляют свои классовые организации. Если в Казахстане, по словам профсоюзных активистов, складывается предреволюционная ситуация, то почему она не может сложиться и в России? Вполне возможно, что нашей стране не хватает какого-то одного импульса, который мы пока объективно не можем предвидеть. В общем, на примере Казахстана можно убедиться, что рабочие, которым теоретики уже отказали в праве считаться революционным субъектом, в действительности обладают огромным скрытым потенциалом борьбы и способностью к изобретению новых форм солидарности.

Материалы по теме:

Айнур КУРМАНОВ: «В Казахстане нет числа провокациям и бандитским нападениям на рабочих»