10 сентября 2011

«Правое дело» пытается объять и обаять всё и всех

Александр ЛЕХТМАН

Михаил Прохоров хочет угодить всем

Некоторое время назад в сети был опубликован манифест партии «Правое дело». Нельзя не отметить некоторую интригу, которой праводельцы во главе с Михаилом Прохоровым попытались обставить появление этого документа. Манифест в течение первых дней стал действительно обсуждаемой темой в средствах массовой информации, среди экспертов, политических сторонников и оппонентов, блогеров и вообще всей политической и около политической среды. Вместе с тем, практически со всех сторон звучит критика.

Чтобы нравиться всем

Манифест не то чтобы содержит очень уж противоречивые элементы, но он получился на редкость эклектичным. С одной стороны, документ должен был бы, по-видимому, понравиться романтической либеральной публике своим демократическим и республиканским пафосом в стиле славных времён перестройки. Хотя вряд ли в современной России найдётся достаточное число людей, которые клюнут на обращение «Наша Республика в опасности!».

С другой стороны, в документе налицо попытка сгладить жёстко либеральный багаж как самих праводельцев, так и их лидера. К этому относятся пассажи про всеобщее и бесплатное образование, покаянные рассуждения о «цене реформ», и так далее. Некоторые эксперты даже назвали документ левым. «Первая версия предвыборной программы праволиберальной партии написана левой рукой», — пишет в «Снобе» журналист Николай Клименюк.

Крайне оригинально в тексте выглядят геополитические сентенции о Большой Европе. «Вслед за Шарлем де Голлем мы провозглашаем Европу от Лиссабона до Владивостока. Мы продвигаем европейскую цивилизацию на Восток на правах её основателей. Европа остро нуждается в этом. Экономическое и политическое объединение европейского континента — необходимый шаг в конкуренции с США и Китаем в рамках нового мирового порядка», — непоколебимо заявляет манифест.

Михаил Прохоров утверждает, что сила - в правде

Несмотря на эти пассажи, видна попытка предстать партией современных, уверенных в себе и успешных людей. Открыв текст, читатель видит: «Манифест Правого дела. Версия 1.0. Власть — это мы». В документе можно найти попытки обратить на себя взгляды самых разных сторон — патриотов, экологов, религиозных деятелей, активистов товариществ собственников жилья и так далее. Всё это крайне эклектично, и идёт рядом с хоть и разумными, но составленными явно на коленке предложениями по демократизации российской политической модели.

Неизвестно, кто стоит за авторством этого документа — один человек или их несколько, какая роль в его составлении самого Михаила Прохорова. Да это, в общем-то, и не важно. Автор или авторы попытались объять необъятное. Получилось не слишком удачно, как бы Михаил Дмитриевич в своём блоге не изображал воодушевление: «Очень обрадован бурной реакцией на первую редакцию нашего «Манифеста», который мы вывесили на сайте партии в прошлую пятницу… Даже несмотря на шквал критики». Может быть, он действительно верит в то, что пишет.

Левый марш Прохорова

Многие догадываются, кто стоит за ребрендингом "Правого дела"

Что, например, представляет собою так называемая «левая» составляющая манифеста, на которую указывают эксперты и политики? Читая разделы, касающиеся социальных вопросов, мы видим, в частности, требования всеобщего, бесплатного и качественного образования и здравоохранения, гуманистические рассуждения о свободном и созидательном труде и многое другое. Представляя себе идеологический характер «Правого дела», а также общественный статус и заявления господина Прохорова, читать эти разделы крайне занятно. В манифесте много общих вполне верных слов, которые в чём-то даже не расходятся с левой точкой зрения. Однако публичные высказывания Прохорова и других лидеров партии вполне конкретны и не оставляют сомнений в том, какую программу в действительности они хотели бы реализовывать.

Напомним, в прошлом году Российский союз промышленников и предпринимателей, вице-президентом которого является Михаил Прохоров, разработал серию поправок в действующий Трудовой кодекс. Эти поправки, в частности, подразумевают введение в стране «добровольно-принудительной» 60-часовой рабочей недели, возможность увольнения работника по инициативе работодателя по экономическим причинам и расширение использования гражданско-правовых договоров при устройстве на работу.

В конце 2010 года в Государственной думе проходило обсуждение возможных изменений трудового законодательства. К участию в обсуждении тогда были приглашены и представители непарламентских зарегистрированных политических партий. «Правое дело» представлял член Федерального политсовета партии Борис Надеждин, выступление которого нельзя было упрекнуть в непоследовательности или двусмысленности. Господин Надеждин не только полностью поддержал инициативы РСПП в области трудовых отношений, но также высказался за повышение пенсионного возраста и другие подобные инициативы.

Кроме того, очень сложно говорить о всеобщем, бесплатном и качественном образовании в условиях проводящихся в последние годы реформ. Принятие 83-го федерального закона, закона об автономных учреждениях и других одиозных документов, введение новой системы оплаты труда педагогов — ухудшают возможности получения достойного образования для подавляющего большинства российских детей.

Очевидно, что для реализации всего умного, доброго и вечного, касающегося образования, здравоохранения и трудовых отношений, необходимо отменить одиозные законы, принятые за последние десять лет. А законы эти были приняты, мягко говоря, не без влияния со стороны крупного бизнеса, представителем которого является нынешний лидер «Правого дела».

Народные умельцы поглумились над Михаилом Прохоровым, приведя цитату из фильма "Брат-2" полностью

Что же заставило Михаила Прохорова так очевидно ступить на столь очевидный популистский путь? Стоит попытаться представить, какова реальная численность электората, готового отдать голоса за последовательную рыночно-либеральную программу. Можно, например, вспомнить результат, полученный блоком «Союз правых сил» на парламентских выборах 1999 года. Тогда правые получили 8,5 % голосов, сформировав четвертую по численности фракцию в Государственной думе. Это не считая чем-то близких, а чем-то далёких от них «яблочников».

Однако выборы 1999 года проходили в иной политической ситуации: правые тогда в достаточной степени были связаны с политической властью и поддерживали премьер-министра России Владимира Путина. Кроме того, консолидации электората способствовала присутствовавшая у части общества боязнь левого реванша, ассоциировавшегося в то время с КПРФ и Евгением Примаковым, незадолго до этого снятым с должности премьер-министра.

Как считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко, в текущей избирательной кампании всё зависит от того, на какой имидж сделает ставку «Правое дело». «Если они будут представлять из себя такую классическую куклу для битья, этакую игрушечную партию олигархов, которой можно всех пугать, то это одна история. Если «Правое дело» попробует сыграть по-серьёзному, то тут история принципиально другая. Если «Правое дело» будет действительно выступать как либеральная партия, олигархическая такая, то все чудесно: партия не проходит 5 %-й барьер, не говоря уже о 7 %-м. «Единая Россия» на ней с удовольствием «оттаптывается». Если же «Правое дело» делает реальный ребрендинг, то тут уже всё будет совершенно по-другому, гораздо сложнее. Тогда критика «Единой России» может их «накачать», — рассуждает политолог.

Вероятно, подобная же оценка своих сил и заставила Михаила Прохорова ориентироваться на избирателей, не ассоциирующих себя с рыночно-либеральным экономическим курсом. Стоит отметить, что, видимо, в какой-то момент, в Михаиле Дмитриевиче проснулось настоящее желание поучаствовать в избирательной гонке. Однако сложно сказать, что могло бы привести «Правое дело» через пару месяцев в Государственную думу с результатом, позволяющим сформировать полноценную фракцию.

Либералы разочарованы

Вряд ли политический путь Михаила Прохорова будет усыпан розами

По мне­нию неко­то­рых экс­пер­тов и по­ли­ти­ков, путь, вы­бран­ный ру­ко­вод­ством «Пра­во­го дела», ведёт к тому, что пар­тия не смо­жет опи­рать­ся на кон­со­ли­ди­ро­ван­ную под­держ­ку со сто­ро­ны ли­бе­раль­ной части об­ще­ства. Те, кому близ­ки прин­ци­пы ли­бе­ра­лиз­ма, не ста­нут тер­петь за­иг­ры­ва­ния с левой идео­ло­ги­ей или на­ци­о­на­лиз­мом, и на­о­бо­рот. Таково мнение экспертов. Подобные опасения высказывает близкий к «Правому делу» губернатор Кировской области Никита Белых, ранее входивший в руководство Союза правых сил, а затем движения «Солидарность». По имеющейся информации, на господина Белых правые хотели сделать ставку на предстоящих выборах, включив в федеральную часть партийного списка.

«Не совсем понятно, на какую целевую аудиторию этот документ ориентирован. Очень мало про экономику. Очень интересный момент — либеральная партия, а я в тексте не нашёл ни одного упоминания слова “либерализм”. Здесь очень подробно расписано то, что касается политических реформ, а про экономику ничего подобного нет. Хотя, и от пар­тии, в целом, и от Про­хо­ро­ва, в част­но­сти, таких пред­ло­же­ний ждут», — сетует кировский губернатор.

По мнению Белых, «кто-то должен говорить и про проблемы пенсионной системы и пенсионный возраст, про размер и необходимость оптимизации социальных бюджетных расходов». Хотя такие слова, как считает Белых, не вызовут массового восторга в обществе, всё-таки есть люди, которые формируют запрос на «содержательную дискуссию» по этим вопросам. «А дискуссии нет. Есть лозунги разной степени популизма», — с горечью констатирует он.

Видя критику в свой адрес, в том числе и из уст сторонников, Михаил Дмитриевич не смог обойти проблему идеологического смешения левых и правых. «Все бла-бла про то, что мы должны говорить как «правые», а мы говорим, как «левые» — в корзину. В мире уже давно случилась конвергенция. Конкуренция идёт среди конкретных программ, а не идеологий. Все ярлыки тоже в корзину. С нашей точки зрения программа партии должна быть не «правой» или «левой», а эффективной», — пишет он в своём блоге.

Прохоров утверждает, что в мире давно уже произошла идеологическая конвергенция. Однако реальная, а не предвыборная политическая программа социального класса, который представляет лидер «Правого дела», вполне конкретна и очевидна. Судя по его высказываниям и высказываниям других лидеров партии, «давно произошедшая конвергенция», по всей видимости, не затронула образа мыслей и действий этого класса.

Губернатор Кировской области Никита Белых не обнаружил в манифесте Михаила Прохорова либерализма

Глава Центра политических технологий Игорь Бунин, в свою очередь, считает: «Стратегии, как таковой, просто нет. Прохоров не знает, как ему действовать. Его электорат не может быть рогозинским электоратом. Электорат Прохорова — это электорат, настроенный против «Единой России», который, в принципе, не собирался приходить на выборы или собирался проголосовать за самую оппозиционную партию по отношению к «Единой России». Вот его электорат. Любой переход в социальную сферу, в националистические лозунги для Прохорова закрыт. Ни либералы, ни националисты за него не проголосуют. И если эти планы есть, то они для Прохорова смертельно опасны».

Попытка уйти от роли либерального пугала, на фоне которого избиратели должны были голосовать за как бы социально ориентированный «Народный фронт», пока не изменили ситуации. Согласно данным опросов социологических агентств, рейтинг партии в течение последних месяцев колебался на уровне 3—5 %. А это значит, что максимум, на который может рассчитывать «Правое дело» — это один приставной стульчик в российском парламенте.