30 августа 2011

Израиль-Палестина: если не получится разделиться

Михаэль ДОРФМАН

Израиль потрясают массовые общественные протесты с требованиями социальной справедливости. Однако никто не отменял и приближающегося провозглашения независимого Палестинского государства и признания его в ООН. Израиль неспособен предотвратить это всемирное признание.

Даст ли маху Нетаньяху?

Что же может Израиль сделать? Во-первых, может признать палестинскую независимость. Судя по всему – это невероятно. Израиль не признает провозглашения государства на территории, которую он оккупирует. Непризнание может принять разные формы – от открытой конфронтации до игнорирования декларации о палестинской независимости. Израиль может раздуть войну против палестинцев. Ведь любая уличная банда может повлиять здесь на важные мировые вопросы, если она способна пальнуть по израильской территории запаянным куском трубы, начинённым взрывчаткой с кое-как приваренными в гараже стабилизаторами.

Спор еврейского поселенца и палестинского демонстранта во время демонстрации протеста против незаконного сооружения близ израильского поселения Kharsina на Западном берегу Иордана 22 мая 2009. (HAZEM BADER/AFP/Getty Images)

Воспользовавшись провокацией со стороны палестинских боевиков, Израиль мог бы развязать широкомасштабные военные действия против палестинцев с тысячами жертв среди гражданского населения. Однако это маловероятно. Нынешнее правительство при всей своей воинственной риторике ведёт себя очень сдержано. Там ни разу не проявили аппетита к широкомасштабным военным действия. Глава правительства Биньямин Нетаньяху и раньше не отличался склонностью использовать войска. «Скорей пошлёт бригаду мокрушников пришить кого-нибудь из арабов», — говорил мне о Нетаньяху хорошо знающий его офицер.

Младшие партнёры в правящей коалиции отличаются лишь воинственными разговорами. Министр иностранных дел Авидгор Либерман призывал бомбить Асуанскую плотину, а лидер крупнейшей религиозной партии Элияху Ишай после каждого всплеска насилия выступает с расистскими призывами. На деле, однако, нынешнее крайне правое израильское правительство ведёт себя в военных вопросах весьма осмотрительно, не в пример своим «умеренным» предшественникам, давшим военным втянуть себя в две войны.

Правительство Израиля воздержалось от военных действий после убийства целой семьи в поселении Итамар. Не последовало реакции и после взрыва бомбы в иерусалимском автобусе в марте 2011. Недавнее нападение на автобус на юге Израиля, хоть и вызвало смертоносные налёты авиации, однако израильское правительство быстро свернуло военные операции.

Палестинский пастух сидит со своими овцами у еврейского поселения вблизи Иерусалима, которое израильтяне называют Хар-Хома, а палестинцы – Джебель-Абу-Гнейме. Фото сделано 14 июня 2009 (REUTERS/ Ammar Awad)

Тем не менее, военный сценарий вполне вероятен. Однако после того, как военные операции в Ливане, и особенно в Газе, принесли Израилю куда больше вреда, чем пользы, в Иерусалиме хорошо подумают, прежде чем ввязываться в новую войну. Израильский обозреватель Далия Шейндлин отмечает, что за последнее время одностороннее провозглашение независимости обычно влекло за собой войну за возвращение отколовшейся территории. Грузия воевала против Абхазии и Южной Осетии, Азербайджан воевал против Нагорного Карабаха, а Молдова против Приднестровья.  В результате этих войн многие тысячи людей погибли, сотни тысяч стали беженцами. Однако никто из них не смог вернуть отколовшуюся территорию. Даже войны России за Чечню фактически закончились тем, что в Чечне установилась независимость во всём, кроме названия.

В случае Израиля-Палестины речь не идёт о возвращении, поскольку ни Восточный берег реки Иордан, ни Сектор Газы никогда не были под израильским суверенитетом. Да и в израильском правительстве далеко не уверены, что хотят аннексировать Палестину. Поэтому израильские войны против палестинцев не имели и не имеют чётких задач и проводились по принципу «Мы им покажем», а потому и обречены на стратегические неудачи.  А если война – это продолжение политики другими средствами, то и израильские войны обречены на политические провалы тоже.   Эскалация войны прямо ведёт к созданию единого многонационального государства, что выглядит крайне нежелательно, как в глазах большинства израильтян, так и палестинцев.

Непризнание непризнанию рознь

Есть и другая возможность. На первую декларацию о независимости Косово (1991 год) Сербия ответила военными действиями против косовских албанцев, вылившимися в массовую резню, а в 1999-м приведшими к международной интервенции. Ариэль Шарон, тогда ещё оппозиционный депутат, чья политическая карьера, по всеобщему мнению, близилась к концу, сказал своим коллегам, горячо поддерживавшим акции НАТО, мол, чего радуетесь, мы можем быть следующими. В 2008 году, когда Косово во второй раз объявило независимость, Сербия не признала её, но в войну не ввязывалась и не допустила эскалации насилия. Для Палестины это тоже будет вторым провозглашением независимости. В Израиле могут решить, что Палестина всё рано никуда не денется.

Еврейские поселенцы в масках из поселения Ицхар швыряют камни в палестинцев на окраине деревни Хавара к югу от Наблуса, в северной части Западного берега Иордана 1 июня 2009 (MENAHEM KAHANA/AFP/Getty Images)

Если в Иерусалиме проявят сдержанность и не допустят эскалации насилия, то Израиль имеет две возможности. Первая – это ускорить рост израильских поселений на Западном берегу и продолжать подрыв власти Палестинской автономии над территорией, где может быть создано палестинское государство. Такой путь делает реализацию палестинской независимости невозможной и тоже ведёт к единому еврейско-арабскому государству, либо в виде демократии и «государства всех граждан» (как хотела бы несионистская часть израильской левой), либо в форме апартеида (как мечтает мессианская часть израильской правой).

Другая возможность – Израиль официально отвергнет декларацию палестинской независимости, однако смирится с ней и сочтёт, что сохранение статус-кво лучше, чем неясные и рискованные альтернативы. Официальный Израиль может сколько угодно пользоваться риторикой отрицания палестинской независимости, однако де-факто может продолжать нынешнюю политику замораживания строительства поселений за пределами больших поселенческих блоков и не строить больше, чем того требует естественный прирост населения. В таком случае израильское правительство освобождает себя от необходимости предпринимать какие-либо инициативы, «исторические шаги», которые требовали бы истинного лидерства и смелости, чего у нынешнего израильского руководства не наблюдается. Сейчас официальный Иерусалим всеми силами стремится сохранить и оправдать существующее положение. И в этом его поддерживает большинство израильских евреев. Далия Шейндлин, на чей анализ мы здесь опираемся, проводила в ноябре 2010 опрос, по которому около 60% евреев в Израиле не желают изменения существующего положения.

Март 2010 г. Палестинские демонстранты швыряют камни в израильских полицейских в Восточном Иерусалиме, который считается оккупированной Израилем территорией (Dan Balilty / AP)

По этому сценарию Израиль оставит палестинцев в покое, и не будет мешать экономическому развитию, демократизации и стабилизации в Палестине. Палестинцы смогут вести дела с третьими странами без особого риска мер дипломатического и экономического возмездия со стороны Израиля. Если это произойдёт, то палестинское общество получит несколько спокойных и стабильных лет, хотя и не без недовольства и политических трений. Вероятно, стороны сумеют договориться о локальных соглашениях для сохранения среды обитания, пользования водой. Возможно, большее число палестинцев получит возможность работать в Израиле, а палестинцы сумеют открыть израильскому бизнесу какие-то двери в арабском мире.

Если не получится

На Ближнем Востоке ничего нельзя создать с нуля. Все процессы подспудно вызревают годами и десятилетиями. Лишь когда хорошо видны контуры нового, виден конец пути, то стороны оформляют договоры и провозглашают рождение нового. То, что назревало десятилетиями – неспособность израильтян покорить палестинцев, потеря оккупационной властью контроля над палестинской улицей, которую контролировала находящаяся в эмиграции Организация Освобождения Палестины, фактическая автономия Палестины – всё это органически оформилось в израильско-палестинский договор, подписанный в Осло, и продолжает жить. Зато неолиберальные и глобализаторские прожекты «Нового Ближнего Востока» оказались мертворожденными, потому что их пытались навязать извне.

Израильские полицейские в штатском задерживают палестинца, подозреваемого в том, что он швырял камни во время беспорядков в Восточном Иерусалиме (Baz Ratner / Reuters)

Исходя из непропорциональности экономик Израиля и Палестины (ВПП Палестины составляет около 4% от израильского), палестинцам в связке с Израилем не на что рассчитывать, кроме как на роль дешёвой рабочей силы. Целесообразно было бы отвязать палестинскую экономику от Израиля и привязать её напрямую к Европе и богатым арабским странам. Однако в условиях израильской оккупации это нереально. Как бы там ни было, но по этому сценарию, палестинское общество окрепнет, стабилизируется. А значит, им будет что терять, и они постараются сдерживать насилие против Израиля. Создастся относительно стабильная система соседских отношений между Израилем и непризнанным им палестинским государством. Стабилизация ситуации позволит сторонам избавиться от страха неизвестного и без сложностей оформить сложившиеся отношения договором.

Поскольку ни израильский политический класс, ни большинство израильского общества не расположено к историческим уступкам и дерзновенным инициативам, то путь к желаемому сегодня большинством израильско-палестинскому урегулированию в рамках двух государств для двух народов долог, извилист и ненадёжен. Любой неверный шаг на этом пути невозвратимо заводит на путь сосуществования в рамках единого израильско-палестинского государства. Сегодня это полностью некошерная пугалка. Совместного государства в Палестине не хочет ни большинство израильтян, опасающихся потерять контроль, ни большинство палестинцев, опасающихся, что даже в случае их демографического преимущества, евреи просто так власти не отдадут, а развяжут долгую и кровавую гражданскую войну. Печальный опыт соседнего Ливана весьма нагляден.

Столкновения в Восточном Иерусалиме в октябре 2010 г.

Тем не менее, если не получается разделиться, то израильтянам и палестинцам стоит серьёзно и позитивно рассмотреть альтернативу: подумать, как сделать её приемлемой и жизнеспособной, как разрешить конфликт в рамках единого государства, если окажется, что в реальности существует единая и неделимая израильско-палестинской страна.

  • ddd_ddd

    Поправьте, пожалуйста Восточный берег на Западный.

    Не очень понятно рассуждение о привязках экономики: если по отношению к Израилю 4%, то по отношению к Европе, разрыв, просто, бесконечный.

    • Michael Dorfman

      как раз огромный разрыв между европой и палестиной обнадеживает, что не будет такой бессоветсной неолиберальной эксплуатации, как в американизированном израиле. иначе к национмальной проблемме еще добавляется классовая. а это очень опасная смесь.