29 августа 2011

Перемены, которые так и не произошли при Бараке Обаме

Эрик ТУССЕН, Даниэль МУНЕВАР

С объявлением Барака Обамы в качестве кандидата на пост президента Соединённых Штатов Америки 2012 года избирательная кампания официально началась. Вопреки тому, что можно было ожидать ещё два года назад, Обама столкнулся с жёстким вызовом своему переизбранию. В этот раз, кажется, победа совсем не гарантируется. Несмотря на стабилизацию финансовой системы, — достигнутую за счёт массовой раздачи государственных ресурсов без каких-либо ограничений тем же людям, которые были ответственны за создание кризиса, — реальный сектор экономики по-прежнему ожидает достижения полноценного восстановления.

Барак и его команда

Барак Обама и Роберт Рубин

В то время как 89 % прибылей от экономического роста в Соединённых Штатах в период президентства Обамы были направлены в корпоративный сектор, обычные граждане по всей стране продолжают сталкиваться с суровой реальностью, характеризующейся высоким уровнем безработицы, сокращением доходов, а также рекордным числом лишений права на выкуп закладной. Именно неспособность администрации дать ответы и решения насущных проблем населения ставит под вопрос способность Барака Обамы одержать победу на выборах, несмотря на рекламную кампанию с бюджетом более миллиарда долларов.

Однако эта ситуация не удивительна, если принять во внимание решения Обамы, принятые им с 2008 года. Большая часть из миллионов избирателей, которые поддерживали его, ждали, что новоизбранный президент приведёт с собой команду прогрессивных экономистов, которые реализовали бы современную версию «Нового курса» — для того, чтобы реформировать капитализм и дать начало новой эры регулирования экономики. Однако так случилось, что реальность оказалась совсем другой. Обама решил выбрать наиболее консервативных экономистов из кругов, близких к демократам. Именно они были ответственны за дерегулирование финансовой системы при президенте Билле Клинтоне. Давайте рассмотрим эти знаковые имена и увидим, насколько показательным был сделанный выбор.

Первым из этих советников является Роберт Рубин, министр финансов с 1995 по 1999 год, ранее, в 1990—1992 годах, занимавший посты сопредседателя и соисполнительного директора Goldman Scahs [1]. По прибытии в Министерство финансов, Рубин столкнулся с первой крупной неудачей неолиберальной модели в девяностых годах — финансовым кризисом в Мексике, получившим название кризис «Текила». Затем он решительно поддерживает, совместно с Международным валютным фондом, реализацию мер жёсткой экономии, чем усугубляет финансовый кризис, испытываемый Юго-Восточной Азией в 1997—1998 годах, вскоре за которым последовал кризис в России и Латинской Америке. Рубин никогда не сомневался в преимуществах либерализации и решительно навязывал развивающимся странам такую экономическую политику, которая подрывала в них условия жизни населения и значительно увеличивала социальное неравенство. В Соединённых Штатах он оказывал всё своё влияние для отмены закона Гласса—Стиголла, принятого в 1933 году.

Этот закон, среди прочего, делал акцент на несовместимости депозитной и инвестиционной функций банков, чётко разделяя эти два вида деятельности. Как только закон Гласса—Стиголла был отменён, распахнулась дверь для жадных финансистов всех сортов, стремящихся к максимальной прибыли, независимо от возможного риска. Таким образом, были созданы условия для недавно разразившегося экономического кризиса. Отмена закона Гласа—Стиголла позволила осуществить слияние Citicorp и Travelers Group, что привело к созданию банковского гиганта Citigroup.

Роберт Рубин вошёл в руководство Citigroup, которая была спасена в ноябре 2008 года правительством США, гарантировавшим более 300 миллиардов долларов активов! Очень важно отметить, что услуги, предоставляемые Рубиным в качестве председателя исполнительного комитета Citigroup, были щедро вознаграждены. По данным Financial Times, Рубин получил более 118 миллионов долларов оклада плюс бонусы и акции в период между 1999 и 2008 годами [2]. Тем не менее, именно во время его участия в совете директоров корпорация Citigroup погрузилась в рискованную финансовую политику, которая привела к фиаско, в результате которого Министерство финансов США потеряло астрономическую сумму — 45 миллиардов долларов [3].

Советы Роберта Рубина стоили Министерству финансов США 45 млрд. долларов убытков

Второй советник, который появляется на сцене, — Лоуренс Саммерс, занимавший должность директора Национального экономического совета при Белом доме в период первой половины правления администрации Обамы. Тем не менее, его карьера имеет множество тёмных пятен, которые очень сложно стереть. В декабре 1991 года, будучи главным экономистом Всемирного банка, Саммерс написал в служебной записке: «Страны с небольшой численностью населения в Африке имеют очень низкий уровень загрязнений. Качество воздуха там гораздо чище, чем в Лос-Анджелесе или Мексике. Необходимо поощрять передвижение загрязняющих предприятий в слаборазвитые страны. В этих странах, где заработная плата ниже, должен быть некоторый уровень загрязнения. Я думаю, что экономическая логика, которая диктует, что токсичные отходы должны быть направлены туда, где заработная плата ниже, неумолима. … Озабоченность [проблемой токсичных веществ], очевидно, будет выше в стране, где люди живут много лет, и, следовательно, имеют большую вероятность заболеть раком, чем в стране, где детская смертность среди детей младше 5 лет составляет 200 на тысячу» [4]. С Саммерсами у власти продуктивистский капитализм получит блестящее будущее.

Назначенный министром финансов при президенте Клинтоне в 1999 году, Саммерс оказывал давление на президента Всемирного банка Джеймса Вулфенсона с целью избавиться от Джозефа Стиглица, который сменил Саммерса на посту шеф-экономиста Всемирного банка. Стиглиц был весьма критичен в отношении неолиберальной политики, которую Саммерс и Рубин проводили во всех частях мира, где имел место финансовый кризис.

После того, как Джордж Буш занял президентское кресло, Саммерс продолжил свою карьеру, став в 2001 году президентом Гарвардского университета. Он вернулся в центр внимания в феврале 2005 года, когда он вышел победителем из конфликта с университетским сообществом после дискуссии, состоявшейся в Национальном бюро экономических исследований (NBER) [5]. Задавая себе вопрос, почему лишь несколько женщин занимают важные позиции в науке, Саммерс ответил, что женщины имеют меньше способностей к занятию научной деятельностью, чем мужчины. При этом Саммерс исключил любые другие возможные объяснения, такие, как социальное или семейное происхождение или тенденции к дискриминации. Это заявление вызвало большие споры как внутри, так и за пределами университета [6]. Несмотря на его извинения за сделанное заявление, протесты большинства преподавателей и студентов Гарварда вынудили его уйти в отставку в 2006 году.

Лоуренс Саммерс предлагал перенести грязные производства в страны Африки

Его биография, которая доступна на сайте Гарвардского университета, говорит, что Саммерс «стоял во главе усилий по реализации крупнейшего финансового дерегулирования за последние 60 лет». Лоуренс Саммерс подал в отставку в сентябре 2010 года со своего поста в Национальном экономическом совете при Белом доме.

Третьим советником является Пол Волкер, который будучи председателем Федеральной резервной системы резко повысил процентные ставки в США в октябре 1979 года. Эта высокая процентная ставка стала главной искрой долгового кризиса, как на Юге, так и на Севере планеты в начале 80-х [7].

Четвертым советником, выбранным Обамой, стал Тимоти Гайтнер, назначенный в январе 2009 года министром финансов. До своего назначения в кабинет, Гайтнер занимал пост президента Федерального резервного банка Нью-Йорка. Он был заместителем министра финансов по международным отношениям в период между 1998 и 2001 годами, работая под руководством Рубина и Саммерса, и действуя в Бразилии, Мексике, Индонезии, Южной Корее и Таиланде. Все эти страны, которые пострадали от тяжёлого кризиса в этот период, стали символами бедствий, которые принёс неолиберализм.

Политика, реализованная вышеупомянутой группой экономистов, перекладывала бремя расходов в период финансового кризиса на население пострадавших стран. Рубин и Саммерс являлись наставниками Гайтнера. В феврале 2009 года Гайтнер чуть было не потеряет своё назначение на пост министра финансов, так как пресса выяснила, что он обманул американское казначейство, скрыв платёж, полученный от МВФ. Потери для казны из-за несобранных налогов составили 34 000 долларов [8]. В итоге, для обеспечения своей кандидатуры, Гайтнер погасил свой долг перед казначейством. Находясь в администрации президента Обамы, Гайтнер продолжает защищать крупные частные финансовые институты.

Пол Волкер спровоцировал мировой долговой кризис в начале 80-х

В решениях Барака Обамы не было ничего необычного. Он был в состоянии изменить условия политической дискуссии, назначив советников с кейнсианской репутацией. Такие экономисты, как Джозеф Стиглиц, Пол Кругман, Нуриэль Рубини и Джеймс Гэлбрейт были готовы взять на себя эту ответственность. Однако Обама выбрал экономистов, ответственных за дерегулирование финансового сектора в 1990-х годах. Другими словами, друзей или агентов Уолл-стрит. Экономическая политика, которую Барак Обама и его команда начали проводить в 2009 году, далека от той, что была предложена в 1933 году Франклином Делано Рузвельтом в первые 100 дней своего правления.

Неосуществлённые надежды

Несмотря на то, предпосылками избрания Обамы стали возлагавшиеся на него надежды и желание перемен, два года у власти показали, что он с радостью выполняет роль простого охранителя существующего статус-кво. Вопреки ожиданиям, администрация Обамы продолжила придерживаться установленных в период президентства Джорджа Буша ключевых принципов внешней и экономической политики. Разница между двумя правительствами относится в большей степени к вопросам стиля работы, чем к сути проводимой политики.

Отсутствие конкретных мер для разрешения социального кризиса, последовавшего за экономическим и финансовым коллапсом 2008 года, подорвали либеральную базу, которая изначально поддерживала администрацию Обамы. На сегодняшний день 14,4 миллиона семей потеряли свои дома с начала кризиса, а около 25 миллионов человек являются безработными или непостоянно занятыми. Проводимая до сих пор политика предназначалась для обеспечения и поддержки финансовых учреждений, ответственных за экономический кризис, вместо решения насущных потребностей большей части населения США.

Тимоти Гайтнер обманул американское казначейство, скрыв платёж, полученный от МВФ

Учитывая состав экономической команды Обамы, предпринятые ею шаги не могут ни для кого являться сюрпризом. Такие люди, как Тимоти Гайтнер и Бен Бернанке, несут прямую ответственность за невоздержанность финансовых институтов. Их интерес состоит в том, чтобы скрыть свою ответственность, а не содействовать осуществлению мер, направленных на преодоление экономического кризиса. Упущение из виду их личной ответственности, — как в политической, так и в юридической плоскостях, — мешает нам понять, почему столкнувшись с информацией о злоупотреблениях финансовых институтов в ходе выселения семей из их домов или финансовых спекуляций со средствами, предоставляемыми правительством для спасения этих учреждений, Белый дом снова и снова защищает интересы Уолл-стрит.

Однако, очевидно, самой большой капитуляцией перед финансовым сектором стал Акт Додда — Фрэнка о финансовой реформе. Невоспользовавшись возможностями ограничить аппетиты финансового сектора, администрация Обамы осуществляет реформу, в ходе которой, однако, не удаётся осуществить введение полноценного контроля над деятельностью крупнейших финансовых компаний. Принятый в 2010 году, Акт Додда-Фрэнка о реформе Уолл-стрит и защите потребителей (таково его официально название) не только позволяет использовать сомнительные практики бухгалтерского учёта, дающие возможность скрывать убытки в балансовых отчётах финансовых учреждений, но и фактически усиливает привилегии крупнейших финансовых институтов, считающихся «слишком большими, чтобы обанкротиться». Кроме того, в этом законе лишь едва поднимается проблема регулирования производных финансовых инструментов (деривативов). Именно такое мягкое отношение к финансовому сектору со стороны администрации Обамы позволяет понять, почему никто из руководящих фигур этого сектора не был привлечён к ответственности за финансовый коллапс. Хотя ещё в 2004 году Федеральное бюро расследований характеризовало сложившуюся ситуацию как эпидемию ипотечного мошенничества.

Бродяги в Лос-Анджелосе

На первый взгляд, в такой ситуации не удивительно, что американский народ повернулся спиной к Демократической партии в ходе выборов в Конгресс и Сенат, которые состоялись в ноябре 2010 года. Опираясь на ультраконсервативный дискурс, используя неопределенность и беспокойство в связи с экономическим кризисом, Республиканская партия восстановила контроль над Конгрессом и угрожает взять под свой контроль Сенат в 2012 году. В ответ на потерю Конгресса, Барак Обама произвёл некоторые изменения в составе команды экономистов, в частности, отправив в отставку некоторых видных её членов, таких, как, например, Лоуренс Саммерс, Кристина Ромер и Пол Волкер. Тем не менее, имена новых членов команды демонстрируют, что изменения носят лишь косметический характер. К числу новых людей относятся Джин Сперлинг, ещё один бывший советник администрации Клинтона, решительно выступающий в пользу снижения налогов, и Уильям Дейли, бывший представитель JP Morgan на Среднем Западе.

С тех пор, как республиканцы взяли под свой контроль Конгресс в ноябре 2010 года, они постоянно блокировали все инициативы, выдвинутые администрацией Обамы, в полной мере воспользовавшись возможностями контроля, который Конгресс имеет над государственным бюджетом и долгом. Республиканская стратегия систематического блокирования усилий действующего правительства, — таким образом, уменьшая его шансы на переизбрание, — наиболее ярко проявилась в ходе продолжающейся борьбы за увеличение потолка федерального долга. Прерогативой Конгресса Соединенных Штатов является установление максимальной суммы долга, который может быть выпущен Федеральным правительством. Такие полномочия были даны Конгрессу как механизм контроля законодательной власти над исполнительной.

Исторически сложилось, что повышение потолка федерального долга являлось политической операцией, осуществлявшейся без серьёзных препятствий. Однако в нынешней ситуации, как и в 1995 году, Республиканская партия использует свой контроль над Конгрессом для отказа в увеличении потолка долга и таким образом вынуждает правительство идти на сокращение социальных расходов. Наконец, 2 августа Обама уступил их требованиям.

Январь 2011. Лос-Анджелес. Человек в поисках пищи

Уроки новейшей истории говорят нам, что больше других от сокращения государственных расходов страдают безработные и беднейшие слои американского общества, в то время как банкиры и спекулянты продолжают оставаться под защитой администрации Обамы. Это, безусловно, не те перемены, которых ожидал американский народ, когда голосовал за него в 2008 году.

Авторы:

Эрик Туссен — бельгийский политический и общественный деятель, президент Комитета по списанию долгов странам «третьего мира» (CADTM) в Бельгии, преподает политические науки в университетах Бельгии и Франции, автор нескольких книг по истории Латинской Америки и мировой политической экономии.

Даниэль Муневар — колумбийский экономист, участник Комитета по списанию долгов странам «третьего мира» в Колумбии, член координационного совета CADTM в Латинской Америке.

Примечания:

[1] Часть статьи, посвященная Роберту Рубину, Лоуренсу Саммерсу, Полу Волкеру и Тимоти Гайтнеру написана в сотрудничестве с Дамьеном Милье.

[2] «Мистер Рубин, который остался в совете директоров Citigroup, получил более 118 миллионов долларов (80 миллионов евро) в виде заработной платы, бонусов и базовой компенсации с тех пор, как присоединился к американской финансовой корпорации в 1999-м в качестве председателя исполнительного комитета» (Financial Times, 26 августа 2008 года).

[3] Министерство финансов предоставило Citigroup 45 миллиардов долларов в 2008 году. Кроме того, правительство гарантировало их активы в размере до 306 миллиардов долларов. Беспрецедентная капитуляция перед частным финансовым капиталом (читайте здесь).

[4] Выдержки были опубликованы в журнале The Economist (8 февраля 1992 года) и газете Financial Times (10 февраля 1992) с заголовком «Сохраним нашу планету от экономистов».

[5] Financial Times, 26—27 февраля 2005 года.

[6] Полемика также получила подпитку из-за нападок Саммерса в отношении Корнела Веста, чёрного прогрессивного университетского профессора в области религии и афро-американских исследований в Принстонском университете. Саммерс, известный сионистскими взглядами, осудил Веста как антисемита, так как тот поддерживает действия студентов, требовавших бойкота Израиля из-за того, что правительство не признает права палестинцев (смотрите Financial Times, 26—27 февраля 2005 года). Корнел Вест, с энтузиазмом поддержавший Обаму, был удивлён, увидев в его окружении Саммерса и Рубина.

[7] Необходимо упомянуть и о другой составляющей, спровоцировавшей долговой кризис в развивающихся странах 1982 года. Резкое падение цен на сырьё тогда привело к резкому сокращению экспортных поступлений, которые правительства использовали для погашения государственного долга.

[8] Смотрите http://www.npr.org/ и http://www.npr.org/documents/2009/

Перевод Александра Лехтмана по тексту: Éric Toussaint, Daniel Munevar. Barack Obama: The change that didn’t happen.