19 августа 2011

В Египте требуют максимальной зарплаты для боссов

Михаэль ДОРФМАН

Международные СМИ ушли с каирской площади Тахрир (площадь Освобождения), но египетская революция продолжается. Без экономической свободы не может быть и свободы политической. Попытка перевести египетскую экономику на рельсы неолиберальной, свободно-рыночной модели корпоративного капитализма, в конце концов, и привела к революции.

В самом начале революционных событий мы писали, что никакой протест не был бы возможен без многолетней и нараставшей борьбы египетских трудящихся за свои права. Опыт забастовок, стачек и остановок работы, создание свободных профсоюзов помогли сломать стену страха перед режимом клептократов. Внимание корпоративных СМИ теперь привлекают другие события. Скептики говорят, что египетская революция захлебнулась. Однако революция – не событие, а процесс. Революция в Египте идёт полным ходом. Это особенно хорошо заметно на фоне всемирного уныния, призывов к бедным и средним класса пожертвовать своим благосостоянием для «общего блага», чтобы богатые не перестали богатеть.

Рабочие профсоюзы Египта требуют, чтобы зарплата боссов не могла превышать минимальную зарплату более чем в 10-15 раз

Ещё во время демонстраций в феврале я замечал на площади Тахрир непонятный мне тогда лозунг «Максимальная зарплата для тех, кто во дворцах. Минимальная зарплата для тех, кто на кладбище». Египетская революция выдвинула идею «максимальной зарплаты».  Революционеры требуют не только повышения минимальной зарплаты, но и введения потолка для зарплаты начальников. О том, что на минимальную зарплату в Египте жить нельзя, я знал. Зато идея максимальной зарплаты в нашу неолиберальную эпоху выглядит революционно. Хотя, что может быть проще, чем привязать зарплату рабочих к зарплате начальников, определить соотношение, по которому увеличение зарплаты начальников должно приводить к подъему зарплаты рабочих.

Лозунг «максимальной зарплаты» появился ещё во время стачек 2004 года, когда началась приватизация текстильной промышленности. Лозунг подняли независимые профсоюзы, которые появились вне рамок казённой Египетской конфедерации профсоюзов. Одним из них был союз работников Ведомства налогов на недвижимость во главе с Камалем Абу Айта. Отсюда и вышла идея. Созданная революцией Федерация независимых профсоюзов Египта требует, чтобы соотношение между максимальной и минимальной зарплатой составляло 1:10. По мнению профсоюзников, это обеспечит людям зарплату, на которую можно достойно жить. Декларация профсоюзов призывает «обеспечить каждому гражданину долю в национальном богатстве». Общество «не должно позволять начальникам покупать себе частные самолеты в то время, как большинство рабочих не может позволить себе потратиться на билет в общественном автобусе».

Квартал Медина Зебела в Каире - Apocalypse now

В феврале рабочие «Египет телеком» объявили стачку в  поддержку демонстрантов на Тахрире. В их требованиях были минимальная зарплата для рабочих и «максимальная» для боссов. Рабочие там зарабатывали 600 египетских фунтов в месяц (около $100). Начальники клали себе в карман 250 000 фунтов ($42 000), то есть в 400 раз больше, чем рабочие. В этой разнице Египет быстро догонял Америку.

Спешить египетской революции некуда. После долгих лет автократии необходимо обеспечить создание политических партий, представляющих все слои населения. Рабочим необходимо обеспечить своё экономическое будущее. Поэтому установление минимума и потолка зарплаты в Египте считают чрезвычайно важной задачей. В апреле Коалиция революционной молодежи Египта включила требование о максимальной зарплате в свою программу. Правда, там соотношение иное. Максимальная зарплата может в быть в 15 раз выше минимальной. В мае под давлением профсоюзов и народных комитетов обороны было принято требование, чтобы минимальная зарплата в Египте составляла 1 500 фунтов в месяц, а максимальная не могла бы превышать её больше, чем в 15 раз. В мае площадь Тахрир опять заполнилась демонстрантами, и среди требований было установление лимита на максимальную и минимальную зарплату.

Трудящиеся египтяне требуют социальной справедливости

Временное правительство не смогло проигнорировать народный протест. В конце мая были объявлены некоторые экономические шаги. Минимальная зарплата в общественном секторе была поднята, но лишь до 700 фунтов в месяц (меньше $120). Было установлено и соотношение между минимальной и максимальной зарплатами в 1:36. Однако правительство отказалось вводить потолок зарплаты в частном секторе. Мол, «мы не можем говорить бизнесменам, как им тратить свои деньги». Профсоюзы определяют меры правительства как «плохую шутку». «Министры не готовы поступиться своими раздутыми зарплатами, — говорил в майском интервью  Сабер Баракат из профсоюза сталелитейного концерна Дельта (Зауиа). — Вот когда они начнут получать максимальную зарплату, тогда поймут, что мы живём хуже скотины».

Борьба будет продолжаться. Доктор Мохаммед Шафик из координационного комитета врачей, начавших серию забастовок в больницах, тоже требует не сдаваться. Требования врачей, медсестер и персонала больниц включают целый спектр проблем – от недостатков снабжения до окончания власти «старых начальников, которые кладут себе в карманы тысячи, в то время, как мы получаем копейки». Врачи считают, что «установление потолка зарплаты является критическим не только для медработников, но для всех египетских трудящихся».

Плоды борьбы трудящихся ещё и в том, что в Египте приостановлена «блатная» приватизация в пользу властных элит. Власть обещает пересмотреть всю мубараковскую политику перехода к свободному рынку, так радовавшую западных экономистов. Египетская революция продолжается, и вопреки страхам многих, не пожирает своих детей.