18 августа 2011

Нам нужна другая Европа!

Евроскептики на марше

Александр ЛЕХТМАН

Когда телеканал Euronews начал свое вещание в России в 2001 году, для многих тогда он был одним из основных способов узнать, чем живет европейский континент. Что запомнилось тогда, так это оптимизм, исходивший из каждого телевизионного выпуска, особенно когда закадровый голос комментатора рассказывал о введении евро. Запомнился огромный энтузиазм осуществления единого общеевропейского концепта. Сейчас акценты европейской политики изменились, а в репортажах Euronews слышны совсем другие нотки.

Весной этого года Мариу Суареш — португальский социалист, участник революции гвоздик 1974 года и один из главных сторонников евроинтеграции — заявил в интервью телеканалу о возможном конце европейского проекта. Проблема интеграции для него заключается в неолиберализме, всевластии рынков и банковского сектора. «Если ситуация будет развиваться в том же русле, что и сейчас, это, несомненно, станет концом европейского проекта. И я думаю, что это повлечет за собой огромные последствия. Люди начнут действовать. Народ восстает не только в мусульманском мире. Мы рискуем стать свидетелями больших народных выступлений внутри Европы, люди могут отказаться от такой Европы», — говорил Мариу Суареш.

На всех этапах европейской интеграции велись многочисленные дискуссии о её путях и целях, обсуждались и критиковались многие связанные с нею процессы и явления. Однако в том виде, в каком проект единой Европы реализовывался в последние два десятилетия, — то есть в период последовательного демонтажа социального государства, — он стал вызывать всё более нарастающее сопротивление жителей континента. Под видом объединения людям навязывали довольно жесткую неолиберальную экономическую модель, чертами которой стали сокращение заработной платы и социальных расходов, ослабление институтов социальной защиты, ликвидация устойчивой занятости и многое другое.

Вторая половина 2000-х годов была отмечена протестными голосования на референдумах по общеевропейским конституционным документам. В 2005 году Франция и Нидерланды проголосовали против принятия Конституции Европейского Союза, а в 2008 году большинство жителей Ирландии проголосовали против Лиссабонского договора, призванного заменить собой так и не вступившую в действие Конституцию. Нельзя забыть, как на несчастных ирландцев после этого голосования обрушилась вся идеологическая и пропагандистская машина Европейского Союза. И через год на новом референдуме жители Ирландии уже поддержали предложенный документ.

Будущее Европейского Союза всё чаще ставится под сомнение

Разразившийся несколько лет назад экономический кризис даёт о себе знать по всему континенту. Мад­рид­ская пло­щадь Пу­эр­та-дель-Соль стала ев­ро­пей­ским Тахри­ром. Мас­со­вые ра­ди­каль­ные про­тестные дви­же­ния — от Афин до Лон­до­на — ста­но­вят­ся всё более се­рьёз­ным фак­то­ром ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки. Бу­ду­щее еди­ной Ев­ро­пы как ни­ко­гда вы­зы­ва­ет мно­же­ство во­про­сов и со­мне­ний — как с эко­но­ми­че­ской, так и с по­ли­ти­че­ской точки зре­ния. На этом фоне всё более се­рьёз­ны­ми ста­но­вят­ся за­яв­ле­ния по­ли­ти­ков, на­стро­ен­ных скеп­ти­че­ски в от­но­ше­нии судь­бы объ­еди­нён­ной Ев­ро­пы, ко­то­рые, ис­хо­дя из своих по­ли­ти­че­ских воз­зре­ний, пы­та­ют­ся объ­яс­нить, по­че­му Ев­ро­па дошла до жизни такой, кто в этом ви­но­ват, а глав­ное — что делать?

Наследие Маргарэт Тэтчер: свободный рынок и суверенитет

Мариу Суареш, португальский социалист, участник революции гвоздик 1974 года и один из главных сторонников евроинтеграции, считает, что ЕС убивают неолиберализм и всевластие банков

Кто такие евроскептики? Это критики Европейского союза и его институтов, тех или иных проявлений европейской интеграции, а также евроинтеграции как таковой. Наиболее влиятельны они в Великобритании, Ирландии, Нидерландах, Франции, Италии, Австрии, Чехии, Дании, Финляндии, Швеции. В этих странах партии, важной составляющей идеологии которых является евроскептицизм, играют серьёзную роль в политической жизни, имеют представительство в парламентах разных уровней, а также своих депутатов в Европарламенте.

Евроскептицизм — явление совсем не однородное. Если для правых евроскептиков ключевые элементы критики Евросоюза касаются вопросов национального суверенитета, то для левых — это, прежде всего, неолиберальный характер экономической политики. В целом же, и те, и другие критикуют непрозрачность избрания руководящих органов Евросоюза и принятия ими решений, а также отсутствие возможностей для контроля над их реализацией со стороны населения государств-членов ЕС. Отметим, что единственным напрямую избираемым органом является Европейский парламент, полномочия которого достаточно ограничены.

В среде консерваторов существует два полюса противоположных мнений, представленных, в частности, двумя группами депутатов Европейского парламента — сторонниками интеграции из фракции Европейской народной партии и евроскептиками из «Европейских консерваторов и демократов». Основу евроскептической фракции составляют британская Консервативная партия, чешская Гражданская демократическая партия и польская партия «Право и справедливость», а также ряд менее влиятельных партий из других стран.

Между тем исследователи относят «Европейских консерваторов и демократов» к так называемым «мягким евроскептикам» (soft euroscepticism). Согласно определению, данному исследователями Полом Таггартом и Алексом Щербяком, мягкий евроскептицизм не подразумевает принципиальных возражений против европейской интеграции как таковой или членства в Европейском Союзе. Однако он поднимает проблему в одной или ряде областей, предполагая ограниченную критику Евросоюза. Отметим, что большинство левых партий тоже относятся к числу «мягких евроскептиков», а большинство национал-консервативных и ультраправых партий относятся к «жёстко евроскептическим» (hard euroscepticism).

Программным документом фракции является Пражская декларация, подписанная несколькими консервативными партиями весной 2009 года. В декларации говорится о том, что подписавшие её партии выступают за суверенную интеграцию национальных государств, противостоят федерализации Европейского Союза, выступают против чрезмерной бюрократизации и за большую прозрачность его институтов. В социально-экономической области декларация придерживается классических либеральных взглядов — свобода предпринимательства, свобода торговли и конкуренция, минимализация регулирования и роли правительства в экономической деятельности.

Позиция британских консерваторов и их коллег из других стран во многом базируется на взглядах Маргарэт Тэтчер, сформулированных в период её премьерства. Тэтчер можно назвать проводником неолиберального проекта интеграции, в котором бы сохранялся суверенитет европейских государств. Не являясь принципиальной противницей членства Британии в тогда ещё Европейском экономическом сообществе (предшественнике Европейского Союза), Тэтчер считала, что роль ЕЭС должна быть ограничена вопросами обеспечения свободной торговли и эффективной конкуренции.

Французский социалист Жак Делор видел единую Европу централизованной, протекционистской и социальной

В 1988 году в своей знаменитой речи в Брюгге, которая в определённой степени являлась программной, Маргарэт Тэтчер выступила с критикой, как политической, так и экономической централизации Европы. Знаменитой стала фраза из её выступления: «Мы не для того успешно сократили границы государственного участия в Британии, чтобы затем наблюдать их восстановление на европейском уровне — в европейском супергосударстве, в котором будет осуществляться новое доминирование уже из Брюсселя». Произнося свою речь, «железная леди» заочно дискутировала с тогдашним председателем Европейской комиссии, французским социалистом и председателем Европейской комиссии Жаком Делором. Один из наиболее крупных деятелей движения за европейскую интеграцию второй половины XX века Делор видел единую Европу централизованной, протекционистской и социальной.

Довольно характерна критика централизации, изложенная президентом Чехии и лидером Гражданской демократической партии Вацлавом Клаусом в статье для Financial Times. Статья, написанная в 2005 году, называлась «Почему Европа должна отвергнуть централизацию». По мнению Клауса, идея строительства «Государства Европа» должна быть забыта. «Мы должны создать Организацию европейских государств, членами которой будут отдельные государства. Членство в этой Организации должно быть мотивировано только общей верой в способность государств-членов действовать в некоторых областях совместно, во имя общих интересов», — пишет в своей статье чешский президент.

Главный враг единой социальной Европы - Маргарэт Тэтчер

Вацлав Клаус является, наверное, одним из самых знаменитых современных политиков-евроскептиков. За последовательный евроскептицизм, а также за ультралиберальные экономические воззрения его называют «Маргарэт Тэтчер Центральной Европы». Занимая президентское кресло, Клаус из последних сил отказывался ставить свою подпись под Лиссабонским договором, уже ратифицированным парламентом Чехии. Лишь после повторного решения Конституционного суда о том, что договор не противоречит Конституции страны, под ним появилась президентская подпись, — спустя полгода после ратификации парламентом. В итоге, Чехия оказалась последней страной, утвердившей договор, призванный исполнять роль Конституции Европейского Союза.

Чешского президента Вацлава Клауса называют "Маргарэт Тэтчер Центральной Европы"

Примечательна также позиция Вацлава Клауса в отношении единой валюты. Являясь последовательным противников экономической централизации Европы, он выступает против вхождения Чехии в еврозону. Ещё в 2008 году в статье для журнала Financial Times, Клаус отметил: «Если Европа не проснётся, её ждут тяжёлые времена. Единая монетарная политика тогда не поможет. Страны-члены еврозоны уже по-разному реагируют на повышение курса евро по отношению к доллару, на рост стоимости энергии, продовольствия и сырья, а также на конкуренцию из Азии. … На практике существование евро демонстрирует, что принуждение экономически разнородной Европы к однородной организации посредством принятия политического решения является, по сути, политической инженерией, совсем не полезной для всех заинтересованных стран». На фоне долгового кризиса в Греции и нестабильности еврозоны, Вацлав Клаус, а также премьер-министр Чехии Петр Нечас в очередной раз заявили, что повременят с введением евро, как минимум, на несколько лет. Вместе с ними такой же позиции, согласно последним опросам, придерживается три четверти жителей страны.

За европейские ценности и против ислама

Наиболее радикальной и последовательной евроскептической фракцией в действующем Европейском парламенте является «Европа за свободу и демократию», объединяющая различные национально-консервативные, право-популистские и ультраправые партии. В политической платформе фракции говорится: «Придерживаясь принципов демократии, свободы и сотрудничества между национальными государствами, Группа выступает за открытое, прозрачное, демократичное и подотчётное сотрудничество между суверенными европейскими государствами и отвергает бюрократизацию Европы и создание единого централизованного европейского супергосударства».

Карикатура на Герта Вилдерса, голландского правого противника единой Европы

Из наиболее известных партий, имеющих своих депутатов в этой фракции, можно назвать итальянскую Лигу Севера, Партию независимости Соединенного Королевства, «Истинных финнов», Датскую народную партию и греческое Народное православное движение. В действующем Европарламенте также есть представители ряда других ультраправых и национал-консервативных евроскептических партий, которые, однако, по тем или иным причинам не присоединились к «Европе за свободу и демократию» — в их числе Австрийская партия свободы, французский Национальный фронт и голландская Партия за свободу.

На сайте Датской народной партии в разделе, посвящённом отношению к Европейскому Союзу, говорится: «Народ может оказывать влияние только на национальные государства, в которых люди чувствуют свою естественную близость. Мы выступаем против развития Евросоюза в направлении Соединенных штатов Европы». Партия выступает за тесное и дружественное сотрудничество в Европе, однако это сотрудничество должно быть ограничено такими областями, как торговая политика, экологическая политика и техническое сотрудничество. В документе говорится, что партия выступает против учреждения европейского политического союза: «Дания должна оставаться суверенным государством. Это означает, что ни один закон или резолюция не должны быть ​​выше, чем датская Конституция». Отдельно документ касается вопроса возможного приема Турции в Европейский Союз. «72 миллиона турок ожидают свободного доступа в Европу. Датская народная партия является сейчас единственной партией, в чём вы можете быть уверены, которая никогда не допустит принятия Турции в качестве страны-члена Европейского Союза», — говорится на сайте партии.

Датские правые обещают, что не допустят принятие Турции в ЕС

Отметим, что позиции по вопросу о членстве в Евросоюзе среди национал-консерваторов неодинаковы и имеют некоторые нюансы. Например, Датская народная партия и Партия независимости Соединенного Королевства заявляют о необходимости выхода своих стран из общеевропейского объединения. В свою очередь, голландская Партия за свободу, несмотря на критическое отношение к Евросоюзу, выступает лишь против его дальнейшего расширения и включения таких стран, как Турция.

Общее в их позиции то, что централизованная наднациональная Европа видится и тем, и другим как образование, которое сводит на нет политическую роль национальных государств и их народов, содействует размыванию культурной идентичности европейских наций и открывает путь исламизации Европы. Примечательна позиция Партии за свободу, в программе которой говорится о необходимости конституционной защиты доминирования иудео-христианской и гуманистической культуры Нидерландов.

Лидер "Истинных финнов" Тимо Сойни - футбольный фанат и поклонник государства Израиль

Герт Вилдерс, лидер голландской Партии за свободу, заявил в своем недавнем выступлении в Риме: «Цель Евросоюза, мне кажется, состоит в том, чтобы разрушить старые суверенные государства и заменить их новыми провинциальными идентичностями, которые будут клонами друг друга. Британцы не будет отличаться от голландцев, немцы — от итальянцев, или любой другой провинции европейского супергосударства. Мы должны восстановить Европу. Мы можем сделать это только путём возвращения политической власти назад к нациям-государствам. Защищая нации-государства, мы защищаем нашу собственную идентичность. Защищая свою идентичность, мы защищаем себя от тех, кто хочет искоренить нас. Против тех, кто хочет оторвать нас от наших корней, чтобы наша культура увяла и умерла».

Некоторое время назад одной из основных тем информационного пространства Европы была победа «Истинных финнов», занявших на парламентских выборах в Финляндии третье место с очень небольшим отрывом от традиционных лидеров — правоцентристов и социал-демократов. Однако финские выборы были совсем не единственными за последние годы, на которых значительные проценты голосов получали противники европейской интеграции. И совсем не единственными, где в роли противников интеграции выступили ультраправые. Внимание к выборам в Финляндии связано с их симптоматичностью.

А в Украине День Европы празднуют даже в Карпатских горах

В условиях кризиса влияние ультраправых евроскептических партий очевидно возрастает. А значит, у них появляется гораздо больше возможностей для претворения своих взглядов в жизнь. Например, недавно по инициативе Датской народной партии страна ввела на границах с Германией и Швецией таможенный контроль, что вызвало недовольство со стороны соседей и руководства Евросоюза. Также по их инициативе парламент Дании принял один из наиболее суровых в Европе законов, касающийся правил приёма мигрантов и беженцев.

Другая Европа возможна: антикапиталистическая альтернатива

В своё время французские левые, общественные организации и профсоюзы приняли самое активное участие в кампании против принятия Конституции Евросоюза. Франция тогда стала первой страной, отвергнувшей документ на референдуме, произошло это в мае 2005 года. Результат референдума внёс неопределённость в будущее европейской Конституции, которая для вступления в силу должна была получить одобрение всех без исключения стран-членов Европейского Союза. На последовавшем затем, в июне 2005 года, референдуме в Нидерландах договор также был отвергнут.

Евро стал символом неолиберальной единой Европы

Французская коммунистическая партия агитировала против Конституции, утверждая, что она приведёт к полной либерализации движения капиталов, откроет все государственные предприятия рыночной конкуренции, приведёт к снижению расходов на социальную сферу. Революционная коммунистическая лига заявляла тогда, что Конституция является «антидемократическим», «ультралиберальным» и «милитаристским» документом, который несёт в себе угрозу серьёзного социального отката.

Евроскептики слева традиционно в меньшей степени интересуются вопросами национального суверенитета, сосредотачиваясь на критике социально-экономических аспектов общеевропейской политики. В Европарламенте они объединены в конфедеративную группу «Объединенные европейские левые/Зеленые левые Севера». В политической декларации говорится, что группа является твёрдым приверженцем европейской интеграции. Вместе с тем, в документе подчеркивается, что интеграция должна реализовываться на других принципах, чем существующая модель Европейского Союза.

Мадридская площадь Пуэрто-дель-Соль стала европейской площадью Тахрир

В состав фракции входят практически все наиболее заметные левые и леворадикальные партии европейских стран. В их числе немецкие «Левые», португальский Левый блок, французский Левый фронт (предвыборная коалиция Коммунистической партии Франции, Левой партии и некоторых других менее крупных организаций), Социалистическая партия и «Шинн фейн» из Ирландии, голландская Социалистическая партия, шведская Левая партия, Коммунистическая партия Греции и многие другие. Большинство из них являются участниками Партии европейских левых.

Необходимо отметить, что некоторые левые партии всё же апеллируют в своей деятельности к суверенитету. Например, Коммунистическая партия Греции, Красно-зеленая коалиция в Дании и Независимая рабочая партия во Франции выступают за выход своих стран из Европейского Союза. А в программных документах голландской Социалистической партии говорится, что вместо создания европейского «супергосударства» необходимо мирное сосуществование независимых народов, обладающих собственной культурной идентичностью.

В прошедшем мае на Пуэрта-дель-Соль демонстранты выступили против сокращения социальных расходов

Однако большинство левых партий не считают ключевым элементом своей повестки выход их государств из Евросоюза, делая акцент на необходимости серьёзно изменить механизмы его деятельности. Критике подвергаются, прежде всего, недемократическая практика наднациональных европейских институтов и неолиберальная монетаристская политика, сопутствующая этой недемократической практике. Левых в этой ситуации хотят добиться широкого обсуждения проблем и вопросов интеграции населением стран Европы.

В декларации группы левых в Европарламенте, среди прочего, сказано: «Мы хотим видеть европейскую интеграцию на базе полностью демократических институтов с приоритетом обеспечения новой модели развития, направленной на решение самых серьёзных стоящих перед нами проблем». Это подразумевает, в частности, ликвидацию крупномасштабной и постоянно растущей безработицы, обеспечение уважительного отношения к окружающей среде и создание всеобщей социальной сферы, предоставляющей равные права на самый высокий уровень обеспечения для всех граждан.

Манифестация французской Революционной коммунистической лиги против сокращения социальных расходов (ноябрь 2005 г.)

Несколько более радикальные взгляды в отношении Евросоюза предлагают участники объединения «Европейские антикапиталистические левые». Некоторые партии, состоящие в объединении, имеют своих представителей в Европарламенте — это ирландская Социалистическая партия, датская Красно-зеленая коалиция и португальский Левый блок, депутаты от которых работают в составе левой фракции. Кроме того, членами «Европейских антикапиталистических левых» являются французская Новая антикапиталистическая партия, британская Социалистическая рабочая партия и некоторые другие леворадикальные партии, не представленные в Европарламенте.

В одном из заявлений объединения, принятом в 2000 году, говорилось: «За последние десять лет Евросоюз продемонстрировал, в какой степени он является антиобщественной и антидемократической структурой, настоящей боевой машиной против рабочего класса и народов Европы и мира. Евросоюзу отчаянно по-прежнему не хватает общественной поддержки и политической легитимности. … Мы, антикапиталистические партии и движения в Европе, боремся против институтов и политики Европейского союза. Мы боремся за другую Европу — социальную, демократическую, мирную и базирующуюся на рабочей солидарности, — за демократическое социалистическое общество. Мы боремся за радикальное изменение политики, перспективы и общества».

Первомайская колонна РКЛ. Впереди Ален Кривин (один из лидеров парижского мая 1968 г.) и Оливье Безансено

С началом кризиса левые пытались определить своё отношение к Евросоюзу и проводимой им политике в новых сложившихся условиях. По мнению Партии европейских левых, Европейский Союз сейчас переживает худший кризис со времён своего основания. В заявлении, принятом в июле 2011 года, говорится: «Европейские левые» всегда критиковали нынешнюю модель строительства Евросоюза, в политике и деятельности институтов которого имеется перекос в сторону интересов правящих классов государств-членов ЕС, финансовых рынков и банков, а не интересов людей. «Европейские левые» всегда боролись против политики снижения социальных стандартов, дерегулирования рынков и правил, навязанных Европейским центральным банком, которые являются источником суверенных долгов».

«Европейские левые» предлагают, в частности, ввести общественный и демократический контроль над банковским и финансовым сектором, что в перспективе должно привести к национализации банков и установлению народного контроля над экономикой. Также они выступают за реальную демократию и народное участие во всех формах, — общественных дебатов, европейских гражданских инициатив, референдумов и так далее, — в работе общеевропейских институтов.

«Европейские левые» предлагают ввести общественный и демократический контроль над банковским и финансовым сектором

«Реальная демократия на всех уровнях сможет гарантировать финансовую ответственность и прозрачность, позволит создать рабочие места, сохранить социальные права, обеспечить мужское и женское равенство и права мигрантов, ликвидировать бедность и нестабильность. Демократия может открыть путь для всех социальных изменений, в которых нуждаются сегодня европейские страны. Для того чтобы это произошло, существующие документы Европейского Союза должны быть коренным образом преобразованы на основе потребностей народов и демократии, в соответствии с решениями, ратифицированными путём референдумов, с основной целью — избавиться от неолиберальной модели и обеспечить демократию», — говорится в документе «Европейских левых».

Аналогичные предложения были выдвинуты из среды «Европейских антикапиталистических левых». Французский левый экономист Мишель Уссон и ряд других близких к объединению исследователей и экономистов предложили радикально реформировать социальную, экономическую и финансовую сферы. Реализованные по всей Европе, эти реформы, по мысли авторов, должны стать вызовом европейским институтам и потребуют их радикальных изменений. «Мы должны понять связь между крушением неолиберального европейского проекта и нашим проектом создания новой Европы», — пишет в своём недавнем тексте Мишель Уссон.

Европейские антикапиталистические левые за новую Европу без неолиберализма

Как «Европейские левые», так и «Европейские антикапиталистические левые» ориентированы на проведение широких кампаний и мобилизаций с участием левых, профсоюзов, социальных движений, художественной и интеллектуальной среды. По мнению лидера бельгийской Революционной коммунистической лиги Эрика Туссена, демократические основы нового Европейского Союза должны базироваться на солидарности.

«Европа, основанная на солидарности и сотрудничестве, позволит нам уйти от конкуренции, которая тянет все социальные стандарты вниз. Неолиберальная логика привела к кризису и доказала свой провал. Она толкнула вниз социальные показатели: меньше социальной защиты, меньше рабочих мест, меньше социальных служб. Меньшинство, выигравшее от кризиса, растоптало права других. Мы должны изменить эту несостоятельную логики, на которой базируются все ключевые документы Европейского Союза, прежде всего, Пакт стабильности и роста. Сегодня, как никогда, мы должны стремиться к другой Европе, основанной на сотрудничестве между государствами и солидарности между народами», — пишет Эрик Туссен.