17 августа 2011

БРАЗИЛИЯ: левые против левых, а правые против правых

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

В Южной Америки политические коалиции заключают партии, близкие друг к другу по духу

В Южной Америки политические коалиции заключают партии, близкие друг к другу по духу

Партийно-политическая система многих латиноамериканских стран, в особенности относящихся к Южной Америке, обладает, так сказать, «коалиционной спецификой», когда ведущие партии образуют со своими политическими союзниками широкие блоки и коалиции. Часто без этих комбинаций сложно удержаться у власти, невозможно обеспечить стабильного парламентского большинства. Недавние всеобщие выборы в Перу подтверждают важность политических коалиций на национальном уровне для Южной Америки.

***

На объединения бло­ко­во­го типа в своих за­ко­но­да­тель­ных учре­жде­ни­ях, в той или иной сте­пе­ни, опи­ра­ют­ся пре­зи­ден­ты таких стран, как Эк­ва­дор, Су­ри­нам, Ар­ген­ти­на, Уруг­вай, Па­раг­вай. И, ко­неч­но, самая круп­ная ла­ти­но­аме­ри­кан­ская дер­жа­ва – Бра­зи­лия – также от­но­сит­ся к дан­но­му кругу стран. Лю­бо­пыт­но, что во всех пе­ре­чис­лен­ных го­су­дар­ствах се­год­ня у вла­сти на­хо­дят­ся левые или ле­во­цен­трист­ские пре­зи­ден­ты, пар­тии ко­то­рых не в со­сто­я­нии пол­но­стью до­ми­ни­ро­вать в по­ли­ти­че­ском про­стран­стве своих стран и, со­от­вет­ствен­но, вы­нуж­де­ны при­бе­гать к за­клю­че­нию со­гла­ше­ний с дру­ги­ми по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми. Формы пар­ла­мент­ских аль­ян­сов, впро­чем, могут быть са­мы­ми раз­ны­ми – от креп­ких на­род­ных фрон­тов (возь­мём при­ме­ры Уруг­вая и Эк­ва­до­ра) до до­ста­точ­но раз­мы­тых со­гла­ше­ний между пред­став­лен­ны­ми в кон­грес­сах партиями (Суринам).

Но всё-таки, как правило, в странах Южной Америки политические коалиции заключают партии, близкие друг к другу по духу. Опять же следует назвать Перу, где на минувших всеобщих выборах столкнулись пять гомогенных политических альянсов. То есть левые, центристы и правые силы объединены в самостоятельные, полноценные коалиции.  Но вот с южноамериканской сверхдержавой, Бразилией, ситуация обстоит по-другому.

Власть

В 2010 году в Бразилии состоялись всеобщие выборы, в ходе которых избирались президент страны, обе палаты Национального Конгресса, губернаторы и законодательные собрания во всех штатах, мэры и представительные органы власти в городах. Собственно, сегодняшняя политическая палитра Бразилии отражает результаты прошлогодних выборов.

Луис Инасиу Лула да Силва и его преемница Дилма Русеф

Так в чём же заключается партийно-политическая специфика Бразилии по сравнению с соседними странами? Во-первых, отметим,  что в этой стране имеются два крупных политических полюса, конфедеративные по своему характеру. То есть, членство партий в этих «суперкоалициях» можно назвать достаточно мягким, что даёт местным организациям этих партий «свободу рук» и не принуждает их обязательно дублировать состав национальной коалиции на региональном или местном уровне. Но всё-таки, как правило,  костяк данных объединений на федеральном уровне вполне коррелируется с региональными подразделениями. Учитывая, что Бра­зи­лия яв­ля­ет­ся фе­де­ра­тив­ным го­су­дар­ством, не в этом за­клю­ча­ет­ся глав­ная спе­ци­фи­ка бра­зиль­ской ситуации.

Главное как раз в том, что, в отличие, скажем, от Перу или Уругвая, в Бразилии мы имеем дело с весьма разношёрстными политическими коалиционными объединениями, в которых левые партии сосуществуют с правыми. Скажем, вполне естественно, что в руководимом правящей Партией трудящихся (ПТ) блоке «Для Бразилии – охранять изменения» вместе сосуществуют коммунисты, левые социалисты, Демократическая травальистская партия (входит в Социнтерн в качестве полноправного члена) и социал-христиане. Но вместе с партиями левой ориентации в указный блок входят центристская Партия Бразильское демократическое движение, а также партии консервативного толка, например, Республиканская партия. Соответственно, не левые союзники ПТ располагают своими министрами и губернаторами, победившими в своих штатах отчасти при поддержке левых. Такая странная конструкция появилась ещё в годы правления президента Лулы и, надо сказать, она оправдала себя. Ведь у левых не было твёрдого большинства в Конгрессе,  а благодаря конъюнктурным союзникам из центристского и консервативного лагерей Лула мог проводить политику, не волнуясь за парламентское большинство. Сами же представители «буржуазного лагеря» пошли на союз с левыми, вероятно, не из «идеологического интереса», а по вполне корыстным соображениям, понимая, что в ином случае министерских постов им не получить. Не все в бразильской левой и даже внутри ПТ довольны подобным «мезальянсом», но его функционирование поддерживает устойчивость исполнительной власти.

Оппозиция

Не менее странно по составу выглядит и главный оппозиционный альянс «Бразилия может сделать лучше». Объективно ведущие позиции в нём занимает социал-либеральная по направленности Партия бразильской социал-демократии, являющаяся сегодня ведущей оппозиционной партией республики. Не уди­ви­тель­но, что аль­янс вклю­ча­ет в себя раз­но­об­раз­ные ли­бе­раль­ные и пра­вые пар­тии и дви­же­ния. И в то же время в рядах ко­а­ли­ции име­ет­ся юри­ди­че­ская пра­во­пре­ем­ни­ца Бра­зиль­ской ком­пар­тии – Со­ци­а­ли­сти­че­ская на­род­ная пар­тия, в своё время по раз­лич­ным причинам, ока­зав­ша­я­ся вне лона бра­зиль­ской левой. Таким об­ра­зом, мы имеем дело с до­воль­но раз­но­род­ным, с идей­но-по­ли­ти­че­ской точки зре­ния, блоком.

Активистка ПТ Дилма Русеф победила лишь во втором туре

Кроме того, в Бра­зи­лии нема­ло пар­тий (на­при­мер, Зе­лё­ная пар­тия), ко­то­рые дей­ству­ют в со­вер­шен­но ав­то­ном­ном русле, са­мо­сто­я­тель­но от боль­ших ко­а­ли­ций. Всё это го­во­рит о слож­но­сти, о «ком­плекс­но­сти» со­вре­мен­ной бра­зиль­ской пар­тий­но-по­ли­ти­че­ской си­сте­мы. Но ещё и о её раз­но­об­ра­зии и до­ста­точ­но вы­со­ком уровне плю­ра­лиз­ма и де­мо­кра­тии в юж­но­аме­ри­кан­ском об­ще­стве. Здесь невоз­мож­но го­во­рить ни о каком дик­та­те «пар­тии вла­сти». На­пом­ню, в 2010 году пре­зи­дент Лула по­ки­дал вто­рой срок с рей­тин­гом в 80 %. Но его пре­ем­ни­ца Дилма Русеф до­би­лась успе­ха лишь во вто­ром туре, а сама Пар­тия тру­дя­щих­ся на се­год­ня имеет в Па­ла­те де­пу­та­тов На­ци­о­наль­но­го Кон­грес­са лишь 88 ман­да­тов из 513, её пред­ста­ви­те­ли воз­глав­ля­ют лишь 5 шта­тов из 27 (хотя пре­зи­дент­ская ко­а­ли­ция как та­ко­вая имеет боль­шин­ство и в Кон­грес­се, и среди гу­бер­на­тор­ско­го кор­пу­са). Как го­во­рит­ся – чтоб мы так жили….