12 августа 2011

Барак Обама – Рубин Гуд наоборот

Он грабит бедных, чтобы отдать богатым

Михаэль ДОРФМАН

Несколько недель назад американские, а за ними и международные СМИ раздували панику: В Лос-Анджелесе «близится Кармагеддон». С характерным американским акцентом, с дешёвым драматизмом это повторялось раз за разом. Дело в том, что власти города наконец собрались закрыть на выходные одну из самых оживлённых магистралей для ремонта. Обывателя пугали миллионными пробками, катастрофами чуть ли не глобального масштаба. Кармагеддон – это ведь от car – автомобиль  и Армагеддон – судный день, конец света. Когда подошёл «судный день», то… ничего не случилось. Люди остались дома, и многочисленные репортеры со всей Америки, собравшиеся освещать катастрофу, беседовали с несколькими любопытными, которые решили проехаться на велосипедах по пустой дороге.

Барак Обама не оправдывает надежд

Я это рассказываю потому, что это типичная иллюстрация нагнетания напряжения корпоративными СМИ и политтехнологами по всяким напрасным поводам. Например, в связи с «предстоящим дефолтом США», который выдаётся здесь за конец нашего мира. Либо, что ещё хуже, за конец капитализма. Те, кто должен бы беспокоиться больше всех – биржевые спекулянты – были спокойны, как удавы. Они-то знали, что дело это слишком серьёзное, чтобы отдавать его политикам. Вот когда кризис был вроде бы разрешён, они забеспокоились, рынок упал, и хорошо заработали биржевые медведи, играющие на понижение.

Имея ручного президента, ручной Конгресс, нетрудно было справиться с сотней новичков-конгрессменов, взявшихся выполнять то, что они обещали избирателю. Итоги голосования показали, что довольно малое количество «фискально-консервативных» республиканцев устояло под давлением. К ним присоединилось некоторое число левых демократов, но этого было недостаточно, чтобы переломить волю Уолл-Стрит и забаллотировать увеличение заёмного лимита американского правительства. Более того, Конгресс проголосовал за лишение себя самого полномочий в этом вопросе и передал всё на усмотрение комиссии, которую назначат боссы из обеих партий.

Кто такие эти «фискальные консерваторы»? В основном – это новые депутаты Палаты представителей, прошедшие на прошлых выборах (часто вопреки воле партийного начальства Республиканской партии) на платформе урезания бюджетного дефицита и снижения налогов. По большей части они относят себя к «Чайной партии», либо пользуются её поддержкой. Либеральные СМИ изображают их, как банду правых радикалов, заинтересованных не дать администрации Обамы работать. Возможно, так оно и есть. Однако в Конгресс все они прошли не на симпатиях к милитаристской, свободно-рыночной программе республиканцев, а на том, что народ напуган неспособностью политической системы справляться с кризисом. Избиратель разгневан на весь официальный Вашингтон, независимо от того, кто там у власти. Этим объяснялось резкое полевение избирателя в 2006-2008 году, приведшее к власти Обаму на избитых и демагогических лозунгах «перемен». Даже противники Обамы ожидали от него обещанных перемен, очищения от грязного политиканства, от лоббистов. Так что плавная рутина американской политики развивается теперь скачкообразным движением, витками и пируэтами.

Что бы там не говорили различные вашингтонские говорящие головы, перелом случился во время обсуждения реформы здравоохранения. Тогда за закрытыми дверями алчные лоббисты страхового бизнеса, докторской гильдии, больничных холдингов, фармацевтической индустрии и всех остальных заинтересованных сторон добились для себя хороших сделок. Рядовые граждане не имели лобби, потому их интересы не учли. На пути к принятию реформы, походя, отбросили невыгодный для бизнеса, хотя и популярный план создания общественного здравоохранения. 69% американцев положительно оценивают «общественную опцию» — очень скромную и обрезанную версию общественного здравоохранения, существующего во всех развитых странах.

После этого страна резко качнулась вправо. Однако не в объятья Республиканской партии, а, наоборот, люди предпочли диссидентов — Чайную партию. В американской политике наступил период острых колебаний и ещё большей поляризации. Причём в растущей поляризации виноват сам политический класс Америки. Американский закон даёт возможность перекраивать выборные округа. И политики пользуются этим, чтобы обеспечить себе и своей партии преимущество. Перекраивают округа так, чтобы опредёленная партия имела там подавляющее большинство. Округа приобретают причудливые очертания. Таким образом, партии обеспечивают себе гегемонию в округе и победу на всеобщих выборах. Основная борьба происходит на внутрипартийных выборах, где речь идёт не о желании привлечь независимого избирателя или колеблющихся из другой партии, а за чистоту и преданность идеалам. И здесь побеждают крайние.

Кого резать?

Все согласны с тем, что государственный долг слишком велик, и надо его урезать

Голосование за поднятие ссудного лимита, по сути, процессуальное. Там голосуют за утверждение тех денег, которые Конгресс уже решил потратить. За последнее столетие лимит без проблем поднимали семьдесят шесть раз. Вместе с тем, заявления Белого Дома, что это чисто техническое дело, тоже не совсем верны – так высоко лимит ещё никогда не подымали. Государственный долг теперь составляет свыше 14 триллионов долларов и становится неуправляемым.

Гнев и сопротивление правых «фискальных консерваторов» вызвал ещё тот факт, что президент Обама и республиканский лидер нижней палаты Джон Бомер обманули их в марте. Тогда они тоже требовали плана сокращения расходов в обмен на утверждение бюджета. Им показали  план урезания семи триллионов. Позже выяснилось, что речь идёт о бухгалтерских трюках и сокращения эти произойдут по большей части лишь на бумаге. Все согласны с тем, что государственный долг слишком велик, и надо его урезать. Для этого есть два пути – сокращение расходов и/или поднятие налогов. В отличие от Европы и Канады, где люди осознают, что надо платить налоги, в США есть всеобщее народное сопротивление налогам вообще. Американская революция произошла в ответ на рост налогообложения. Американцы платят довольно высокие налоги, однако не получают взамен такого высокого уровня услуг, как европейцы или канадцы. То, что в Европе тратится на социальную сферу, в Америке идёт на вооруженные силы, внутреннюю безопасность и тюрьмы. Здесь царит свободно-рыночная мифология, согласно которой повышение налогов способствует безработице. Если заставить богатых платить, то они якобы перестанут создавать рабочие места, а то и убегут.

Значит, надо урезать государственные программы. Существенно урезать расходы на оборону не удастся по многим причинам, как реальным, так и мифологическим. Пока большинство американцев верит в мифы американского первенства в мире, в то, что расходы на оборону – это страховой полис для будущих поколений, то Военно-Промышленный Комплекс может спать спокойно. Его доходы, бонусы и привилегии будут сохранены, независимо от того, кто у власти. Только-только закончилось голосование по лимиту, где либералов соблазняли снижением оборонного бюджета, как глава ЦРУ Лион Панетта заявил, что сокращений не будет. Значит, надо резать расходы на инфраструктуру (довольно обветшалую) И самое главное, сокращать расходы на весьма скудные по западным меркам социальные программы, в первую очередь, пособия по старости, безработице, различные образовательные программы, ссуды на образование и общественную медицину для стариков.

Куда деваются деньги?

В настоящее время в США доходы от подоходного налога упали до 43%, корпоративные доходы из-за аутсорсинга и всяческих политических поблажек упали до 7%, зато доходы от налогов на зарплату выросли до 40% от всех государственных доходов

До 1974 года американский бюджет был сбалансированным. В 1974 году арабское эмбарго на нефть в связи арабо-израильской войной «Судного дня» вызвало дефицит. В ответ пришлось снизить налоги и увеличить расходы, чтобы подстегнуть потребление и помочь выбраться из кризиса. Администрация Джимми Картера попыталась урезать дефицит. В 1980 году к власти пришел Рональд Рейган и наступила веселая эра свободно-рыночной экономики. Налоги были резко уменьшены, а расходы правительства подскочили вверх. Дефицит с тех пор неуклонно рос (за исключением четырех лет правления Билла Клинтона). Джорджу Бушу показалось, что не годится иметь положительный баланс, и он объявил налоговые скидки, которые в основном сделали богатых ещё богаче. Бараку Обаме, несмотря на обещания, не удалось отменить скидок Буша. И как говорят американцы, вот «мы приехали» на грань дефолта.

С 1975 года США тратил 20-23 цента с каждого доллара валового продукта (ВВП). Доходы от налогов составляли в среднем 17-19% от ВВП. Разницу приходилось занимать. При чем, занимали не у собственных граждан, как скажем в Японии или Германии, а у транснациональных финансовых банкиров. Это ещё не было кризисом. Машина свободно-рыночного капитализма продолжала производить пузыри. Кризис наступил в 2008 году, когда лопнул последний пузырь, доходы от налогов упали, а расходы подскочили. И сразу началась истерика. Оказалось, что люди живут слишком долго, и нет возможности платить им пенсию. Это не правда, потому, что с ростом продолжительности жизни, выросла и производительность труда. Продуктивность труда растет быстрей, чем количество стариков. Однако система социального обеспечения не росла вместе с производительностью. Не получали существенного увеличения доходов и рабочие, которые работали больше и лучше. Все доходы ушли к 1% свехбогатого класса. В 1980 году этот один процент забирал 8,6% всего национального дохода, в то время, как 50% американцев внизу социальной лестницы получали 17,7%. В 2007 сверхбогатый процент забирал себе 23 — 25% , в то время, как нижние 50%  всего  — 12,3 %.

Если в 1970-е сверхбогатый класс платил на сверхдоходы около 70%, то сегодня они платят всего 35% всех налогов. И это только подоходный налог. Когда Рейган пришёл к власти, доходы государства состояли из 47% подоходного налога, 12,5% корпоративных налогов и 30% из так называемых налогов на зарплату, куда входили налог на социальное обеспечение и налог на медицинское обеспечение для пожилых. Этот последний налог – наиболее регрессивный, поскольку облагает каждый доллар до определённой величины дохода. Выше этого, все доходы уже не облагаются налогом на зарплату. В настоящее время доходы от подоходного налога упали до 43%, корпоративные доходы из-за аутсорсинга и всяческих политических поблажек упали до 7%, зато доходы от налогов на зарплату выросли до 40% от всех государственных доходов. В результате бремя налогов резко переместилось от богатых к среднему и бедному классам. Их доля в налогах выросла вдвое.

Когда Рейган пришёл к власти, то резко поднял бюджет на оборону. Остаётся вопросом, прикончили ли «звёздные войны» СССР, но они постепенно душат Америку. Стараниями лоббистов Военно-промышленного комплекса программа до сих пор не свёрнута, и под разными именами и поводами пролезает в бюджет. В последней реинкарнации она, якобы, защищает Восточную Европу от иранских ракет. Американская оборонка продолжает ковать оружие для победы в закончившейся 20 лет назад Холодной войне против СССР. Сегодня оборонные расходы достигают 20% бюджета страны. Расходы на фундаментальные исследования, национальные парки, жилищные программы и инфраструктуру почти не выросли с 1980 года. Не выросли и расходы на социальное обеспечение. Зато существенно выросли  расходы на медицинское обеспечение – с 7% в 1980 году до 20% сегодня. Да и в других бюджетных статьях расходы на медицину растут лавинообразно. В оборонном бюджете расходы на медицину грозят превысить расходы на ракеты. И не потому, что американцы чаще ходят к врачу. Наоборот, ходят куда реже. Однако визит к врачу стоит нам всё дороже.

В итоге – сверхбогатые забирают себе всё больше, а всем остальным приходиться всё больше платить. И в дополнение – гигантская дыра в казне. И обещанного американской свободно-рыночном идеологией («богатые создают рабочие места») не происходит. Ещё плюс к тому, политическая система во главе с президентом-демагогом выглядит дисфункциональной. Его пылкий сторонник Джефри Гольдберг из «Форварда» назвал Обаму «Робин Гудом наоборот». Транснациональные банковские спекулянты Уолл-Стрит в очередной раз выиграли раунд, а американский народ проиграл. Не удивительно, что американский народ потерял доверие к своим элитам, которые беззастенчиво грабят его. А это означает начало конца.

Кеннет Рогофф предлагает простую идею решения конфликта – списать долги или, хотя бы, существенно уменьшить их. Это покушение на святая святых свободно-рыночной идеологии, однако конкретно указывает выход. Возможно, американская система найдёт в себе силы для мирной трансформации, для превращения из мирового лидера «впереди планеты всей» в государство, в первую очередь занятое обеспечением благосостояния своих граждан. Возможно, что и нет.

Здесь данные об критическом росте экономического неравенства в США, которое порождает хроническую безработицу.