19 июля 2011

Кто представляет американцев сутягами

Михаэль ДОРФМАН

Об этом все знают, не правда ли? Даже сами американцы знают. Если о чём-то «все знают», то это что-то, как правило, ложь. Либо, что ещё хуже, – полуправда.

Когда все знают…

Не кто иной, как президент США Рональд Рейган счёл нужным насмехаться над этим свойством соотечественников: «В Калифорнии человек говорил по телефону-автомату. Пьяный водитель врезался в будку… Пострадавший подал в суд! И на кого вы думаете?! – здесь президент сделал драматическую паузу, как во второсортных голливудских фильмах, в которых он когда-то снимался. – На телефонную компанию!»

Правда заключалась в том, что будка эта стояла в опасном месте, на углу улиц. До того в неё несколько раз врезались вовсе не пьяные водители. Телефонная компания не только не убрала будку из опасного места, но и не починила дверь, поэтому пострадавший просто не смог быстро открыть дверь, оказался в ловушке и потерял в результате ногу. Однако дело вовсе не в том, что президента плохо проинформировали или его спичрайтер схалтурил. Президент отлично знал, зачем он это говорит. Аналогичные анекдоты выдавал и президент Джордж Буш о якобы раздутых суммах компенсаций за недобросовестное лечение. Здесь идёт о тенденциозной и долговременной кампании Большого бизнеса в попытке демонизировать всю систему гражданского судопроизводства и обескуражить граждан подавать иски против коммерческих фирм.

Комик Девид Леттерман превратил историю с получением ожогов Стеллой Либек в десяток анекдотов

В популярном американском сознании, в урбанистическом американском фольклоре (иначе говоря, просто слухах) есть целый слой анекдотов и историй о том, как кому-то упал на голову кирпич, он подал в суд и выиграл миллионы. Все знают о том, что американцы мечтают быстро разбогатеть, а если все знают, то смотри выше… Ещё истории о том, как девица пролила кофе между ног и выиграла у МакДональдса два миллиона долларов. История настолько популярная, что её обыграли даже в суперпопулярном ситкоме «Сейнфилд», мол, пролили кофе, надо срочно бежать к адвокату. Комик-шоумэн Дэвид Леттерман поставил эту историю в десятку самых забавных американских анекдотов. Как раз случай с МакДональдсом – истинный… или почти истинный. Фильм «Горячий кофе» социальной активистки и кинодокументалиста Сузан Селадофф получил название от этой истории, однако рассказывает о том, как СМИ искажают подобные истории о «фривольных исках» и «лотерейной юстиции», о пиарной кампании лоббистов корпоративной Америки против прав граждан в судах.

В случае с МакДональдсом речь шла вовсе не о девице, а о 79-летней женщине по имени Стелла Либек из Альбукерке, что в Калифорнии. Она купила кофе в drive-in МакДональдс, где еду продают автомобилистам — прямо в машину. Молоко и сахар подали, как положено, отдельно; пластиковая крышечка, как обычно, не открывалась, и её пришлось снять. Кофе был горячим, 87 градусов Цельсия (как предписывали спецификации МакДональдса). Такой кофе невозможно пить, Либек обожглась, пролила его и получила ожоги третьей степени. Вина МакДональдса была налицо. Во время суда было установлено, что фирма  систематически получала жалобы на горячий кофе, и платила небольшие компенсации, однако не желала ничего менять в своем сервисе. Присяжные определили, что ответственность женщины – 20%, все-таки кофе пролила она, а ответственность фирмы 80% и присудили ей компенсацию в 2,5 миллионов долларов. Судья своей властью «скосил» компенсацию до шестисот сорока тысяч. Миссис Либек, кстати, просила компенсацию лишь за то, что ей пришлось выложить за лечение из своего кармана: разницу между тем, что стоило лечение, и тем, что оплатило её страхование для пожилых Медикейр. МакДональдс предлагал заплатить пострадавшей всего несколько сот долларов.

Сузан Селадофф опрашивала людей на улице, и оказывается, что все поверили пиару, живут в плену предрассудков о хитрых истцах и жадных адвокатах. Нельзя сказать, что адвокаты в Америке – бессребреники, и работают ради службы обществу. Юриспруденция в США такой же бизнес, как другие. Адвокаты ищут, где бы заработать, и далеко не всегда ведут себя нравственно. Однако эпитет «жадный» в Америке прицепился только к адвокатам. Все другие бизнесы – это вроде как лучшие люди Америки, кормят нас, поят, одевают, а самое главное «дают нам работу», «создают рабочие места». И всё это, похоже, «не корысти ради, а волею пославшей мя жены».

Стелла Либек, которая с подачи СМИ стала героиней фривольных анекдотов, оказалась 79-летней дамой

Корпоративные грибы

Лоббисты Большого бизнеса годами ведут кампанию против попыток потребителей защищать свои права, а то и проучить бизнесы за халатность, головотяпство, коекакерство, плохой сервис, а часто и сознательное причинение ущерба людям в целях максимизации дохода. Ведь смысл американского бизнеса – сделать всё побыстрей да подешевле, главное с максимальным барышом. Лоббированием занимаются не только оружейная или табачная индустрия, производящие продукты, убивающие людей, но и Торгово-промышленная палата США. Палата — это вовсе не клуб, где бизнесмены собираются поговорить. Палата – это крупнейшая в мире лоббисткая организация Большого бизнеса, получающая миллиарды долларов на защиту интересов корпоративной Америки. Защищают здесь якобы их потребителя, которому в глаза врут, что «он всегда прав». Президент Рейган рассказывал анекдот о телефонной будке не просто так. Он и его партия получали десятки миллионов пожертвований от Торгово-промышленной палаты.

Фильм «Горячий кофе» прослеживает судьбу судьи Верховного суда Миссисипи Оливера Дайеса, мешавшего корпорациям

С приходом к власти Республиканской партии (президентства Генри Форда, Рональда Рейгана,  Джорджа Буша-отца и Джорджа Буша-сына) в стране, как грибы, начинают вырастать различные «движения» граждан типа «Граждане против напрасных исков», «Граждане против злоупотреблений судебной системой» и т.д. Эти движения вырастают из ниоткуда и сразу по всей Америке. Их «активисты» — сотрудники пиарных и политтехнологических фирм, и все они борются за «реформу» судебной системы с тем, чтобы избавить бизнесы от ответственности, ограничить размеры компенсаций, затруднить подачу исков и получение денег. Не удивительно, что среди организаторов «народного протеста» — главный пиарщик президента Буша Карл Ров и бывший председатель Палаты представителей, а ныне республиканский кандидат в президенты Ньют Гингрич.

Практика искусственного управления общественным мнением применяется для вытеснения мнения реальных людей, для организации поддельных кампаний, для создания впечатления, что якобы большое количество людей требуют чего-то конкретного, либо выступают против чего-либо. Такая практика применяется политтехнологами, пиарщиками, вирус-маркетологами, да и спецслужбами и называется астротурфингом. Впрочем, Демократическая партия тоже давно знает, «где есть деньги», и многие демократы тоже берут пожертвования у Торгово-промышленной палаты и других интересантов от Большого Бизнеса.

Кульминацией «дружественной бизнесу» кампании стала победа так называемой общественной организации «Объединенные граждане», она добилась в Верховном суде приравнивания корпораций к частным лицам, и тем самым снявшим все ограничения на политические пожертвования от Большого бизнеса. Если же лоббисты решают, что тот или иной кандидат «недружественен к бизнесу», то миллионы долларов идут на пиарные кампании против него. Атакуют и прямо в лоб, навязчивой рекламой по ТВ и радио, и косвенно, через впрыскивание компромата дружественным «консервативным» СМИ и радио и теле-шоу. Казалось бы, ничего нового в этом нет, однако это не так. В большинстве штатов США судья – тоже выборная должность, и в последние десять лет лоббисты принялись за «дружественных потребителю» судей. Стоимости предвыборных кампаний на пост мирового судьи или судьи верховного суда штата выросли в сотни раз. И тоже, как грибы, появились «общественные организации»: «Граждане за крепкую семью», «Граждане за укрепление Огайо» и сотни других, стремящихся поставить угодных корпорациям судей.

Фильм «Горячий кофе» прослеживает судьбу судьи Верховного суда Миссисипи  Оливера Дайеса. Приговоры судьи Дайеса не устраивали корпорации. Против него выступила Торгово-промышленная палата США. Против судьи развернули кампанию клеветы. То телевизору постоянно крутили дорогостоящие рекламы «Судья Дайес отпустил обвиняемого наркомана, торговавшего кокаином. Судья Дайес – это плохо для штата  Миссисипи!» В таких полуминутных рекламах факты, как водится, искажены, в точности, как история с «девицей, отсудившей миллионы у МакДональдса за пролитый кофе». Противник судьи Дайеса на выборах получил от доброхотов миллионы на свою кампанию. Американская демократия – это, по большей части, демократия рынка, а не демократия людей. Она действует по принципу «один доллар – один голос». В 90% случаев на выборах в Америке побеждает тот, у кого больше денег. Однако судья Дайес победил на выборах. И тогда местный шериф (тоже выборная должность) обвинил его в уголовных преступлениях. Суд длился три года и широко освещался в СМИ под определённым углом. В конце концов, судью оправдали. Однако всё это время он был отстранён от судейства, да и репутацию ему испортили так, что на следующих выборах Дайеса прокатили. Джон Гришем положил историю судьи Дайеса в основу своего романа «Аппеляция». Кампания страха дала свои плоды. Сегодня в Миссисипи суды проваливают 100% исков потребителей, а судьи просто игнорируют в своих приговорах решения присяжных. Необходимо пояснить, что в американской судебной системе, присяжные выносят вердикт, виновен или нет, удовлетворить иск или нет, а судья выносит окончательный приговор, определяет срок заключения, размер штрафа, компенсации и т.д.

Сюзан Селадофф сама проработала адвокатом 25 лет. Её специализация – ущерб за индивидуальный ущерб. Она много навидалась в судах, и ей есть что рассказать. Её заключение, что система полностью отрегулирована (она говорит — подтасована) против рядового человека, но большинство людей не осознаёт этого, пока сами не столкнуться с тем, что там происходит.

Фривольные иски

Лоббисты Большого бизнеса годами ведут кампанию против попыток потребителей защищать свои права

Закономерен вопрос, а что делать с действительно вздорными или фривольными, как говорят американцы, исками? Ведь они способны загрузить суды работой, отвлечь судей от более важных дел, стоят денег налогоплательщику. Однако тут нечего боятся. Если судья находит дело вздорным, то у него есть право попросту отклонить иск, да ещё оштрафовать истца. Судья имеет право, как в деле с пролитым кофе, уменьшить своей властью сумму компенсации, утверждённую присяжным. В фильме этого нет, однако в последнее время суды завалила лавина фривольных исков со стороны корпораций, недовольных тем, что их критикуют в блогах. Только недавно судья в Калифорнии отклонил иск интернет-телефонной компании за клевету против блогера, критиковавшего их сервис. Такие иски не имеют цели добиться успеха в суде. Зато здорово треплют нервы, дорого стоят ответчику и призваны терроризировать общество, заткнуть рты критикам.

Лоббисты действуют на всех уровнях. Оказывают давление на политиков, чтобы принимать «дружественное для бизнеса» законодательство. Результаты налицо, и снятие принятых после Великой депрессии ограничений ввергло в глубочайшую рецессию всю экономику США, поставил на грань катастрофы многие страны мира. Лоббисты давят на судебную систему. Поэтому судьи сплошь и рядом уменьшают компенсации жертвам корпораций, снимают иски.

Даже в случае успеха иска, получение денег занимает долгие годы. Не так давно, истцы, у которых банк незаконно конфисковал дома за долги, никак не могли получить свои деньги обратно. Их адвокат проявил немалую смекалку и в сопровождении шерифа сам явился в помещение банка и конфисковал всё, что там находится. Банк выдал чеки в течение часа.

Лоббисты давят на чиновников. Поэтому органы, призванные контролировать разные виды индустрии, вместо этого работают на них и вступают в слишком близкие отношения с теми, кого призваны контролировать. В Комиссии по ценным бумагам, контролирующей банки и биржу, их там называли клиентами. Не удивительно, что там проглядели надвигающийся кризис, не заметили явных афёр, вроде длившейся десятилетиями финансовой пирамиды Берни Мадоффа. Инстанции, регулирующие нефтедобычу, «проморгали» нарушения техники безопасности, приведшие к «нефтяному пятну» в Мексиканском заливе прошлым летом. Инспектора горнодобывающей промышленности «проглядели» систематические нарушения, приведшие к гибели шахтеров на рудниках «Мейси». Администрация пищи и лекарств систематически допускает в продажу плохо проверенные лекарства и сомнительные продукты.

Лоббирование в медицине – тема особого разговора. Лоббисты небезуспешно пытаются убедить американцев, что иски о халатности врачей и недобросовестном лечении являются основной причиной стремительного роста цен на услуги здравоохранения, а установленные законом правила проверки и безопасности лекарств удорожают лекарства на сотни процентов. Хотя главная причина здесь, как и везде одна – алчность и корыстолюбие держателей акций, которых интересуют лишь барыши, а ещё «дружественная для бизнеса» американская система, которая давно уже соревнуется не за голоса избирателей, а за благосклонность спонсоров. Впрочем, конкуренция в США тоже уходит с рынка в сферу законодательства. Бизнесы всё больше конкурируют не за потребителя на рынке, а за благоволение различных законодателей. Один из результатов – так называемая реформа здравоохранения Барака Обамы, ничего не делающая для снижения лавинообразного роста стоимости здравоохранения, становящегося непосильным для американской национальной экономики, зато обязывающая граждан покупать на частном рынке страховки.