23 июня 2011

Клевета как орудие борьбы с «экстремизмом»

Дело нижегородских антифа и методы работы «антиэкстремистов»

Даниил ДУГУМ

Уголовное дело, возбуждённое нижегородским центром по противодействию экстремизму (ЦПЭ при МВД), уже нашумело в СМИ. Политической полиции не удалось утаить обстоятельства злостных процессуальных нарушений, фальсификаций и даже пыток, допущенных при арестах и задержаниях нижегородских антифашистов.

И вот «борцы с экстремизмом» решились ответить злостной клеветой на сообщения о своих «подвигах»: на сайте пресс-службы ГУВД по Приволжскому федеральному округу появился материал, рапортующий о достижениях нижегородских полицейских и спецслужб, которые раскрыли экстремистскую группировку, действовавшую на территории Нижнего Новгорода. Невероятный полёт полицейской фантазии породил этот шедевр фантастической литературы, в котором антифашисты оказались проповедниками националистических идей, они даже совершали нападения «по мотивам …расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды…», а анархисты стали членами организации с чёткой иерархией, дисциплиной, уставом и даже «системой мер воздействия на нарушителей».

Акция против произвола центра "Э" в Москве

Любому, кто, живя в нашем обществе, сумел сохранить рассудок, очевидно, сколь невероятна эта история. Но человеку, далёкому от политики, обычно мало известно о том, как именно работники карательных органов заслуживают себе новые погоны, как они выполняют план и делают карьеру. Данная статья расскажет об истинных обстоятельствах «дела нижегородских антифа», а также о методах «работы» нижегородских полицейских.

Слава нижегородской полиции!

Я нижегородец, и уже привык, путешествуя по России и СНГ, слышать вопросы о нарушениях прав человека со стороны родной нижегородской милиции-полиции. Правозащитники, антифашисты, активисты социальных движений — все, кажется, уже наслышаны о том, как пы­та­ют ан­ти­фа­ши­стов, как неза­кон­но за­дер­жи­ва­ют оп­по­зи­ци­о­не­ров в Нижнем Новгороде. С момента, когда нижегородский футбольный клуб «Волга» вышел в премьер-лигу, «добрая слава» местного ОМОНа стала известна и в среде футбольных болельщиков. Теперь от фанатов самых топовых команд приходится слышать до боли зна­ко­мое: «го­во­рят у вас с полицией жёстко», «не умеют у вас с фанатами работать». За Нижним Новгорода закрепилось неофициальное название – ОМОН-сити.  Показателен недавний инцидент, произошедший после матча «Зенит» — «Волга», когда игрок петербургской команды Данко Лазович, просто попытавшись кинуть майку в подарок поддержавшей его трибуне болельщиков, получил удар электрошокером от «стража порядка». А многие зенитовские болельщики были щедро награждены полицейскими дубинами.

Нижегородский ОМОН разгоняет акцию несогласных

Громкие происшествия, информация о которых распространяется за пределы узкого круга пострадавших, их друзей и родных, инциденты, известия о которых просачиваются из застенков — это лишь вершина айсберга, не суть патологии, а лишь симптом. Проблема полицейского насилия коренится в структуре самих репрессивных органов власти. И «дело нижегородских антифа» — также симптом болезни, которая поразила всё российское общество, а не только наш город. Для начала разберёмся с основными «фигурантами дела».

Кто такой Артём Быстров?

Артём — главный подозреваемый в «деле нижегородских антифа». С ним мы познакомились в Нижнем Новгороде во время акции «Еда вместо бомб» или FNB (food not bombs). Участники инициативы FNB регулярно на собственные средства собирают, готовят и бесплатно раздают нуждающимся горячую вегетарианскую пищу, а иногда и тёплую одежду. Бесплатная пища нуждающимся, приготовленная без насилия над животными, — продукт труда и максимализма молодёжи, в мире, где на оружие тратится в сотни раз больше денег, чем необходимо, чтобы победить голод. Вот, вкратце, что такое «Еда вместо бомб».

Артём больше двух лет был неизменным участником FNB. Сотни обездоленных, выброшенных из жизни людей, благодаря ему и его товарищам, получали порцию горячей еды, а вместе с тем и маленькую порцию человеческого отношения к себе. Рослый блондин, атлетического телосложения, «парень-гора» — так в голливудских фильмах изображают русских. Несмотря на то, что Артём мог бы легко изображать славянских богатырей в шоу реконструкторов, он искренне исповедует антирасистские взгляды. Поэтому он участвовал в пикетах антифашистского движения. Это закономерная часть его мировоззрения: признание права всякого живого существа на жизнь и свободу. По этой же причине Артём Быстров — веган. Его можно было встретить на большинстве зоозащитных, экологических акций. Поступив на факультет физкультуры и спорта ННГУ, он стал стрейтэйджером, вёл здоровый образ жизни, не курил, не употреблял алкоголь и наркотики, как и подобает субкультуре Straight Edge (в переводе на рус­ский — чёт­кая грань). Человек с такой активной гражданской позицией априори попадает в поле зрения политической полиции. Для центра противодействия экстремизму публичное проявление общественной активности — повод взять человека на заметку, а при случае — сделать его «козлом отпущения», чтобы заработать новые звёздочки на погоны.

Нижегородское дело как симптом и диагноз

26 апреля 2011 года в 6 утра в Нижнем Новгороде полицией были совершены рейды по квартирам нижегородских общественных активистов и антифашистов. Были задержаны 5 молодых людей и одна девушка. В семи квартирах были проведены обыски. Полиция арестовала Артёма Быстрова, его сделали основным подозреваемым в деле о нападении на националиста Дмитрия Редькина, который в прошлом был «эмо». В июле 2010 года Артём Быстров уже привлекался в качестве обвиняемого по делу о нападении на националиста Редькина. Тогда дело развалилось, и было закрыто. Сам потерпевший заявил, что не имеет претензий к обвиняемым.

Артём Быстров - убеждённый антирасист

Однако в октябре 2010 Редькин вновь попал в драку. Тогда он получил небольшое ранение в руку и не стал обращаться в милицию. Весной 2011 года нижегородским борцам с экстремизмом (ЦПЭ — Центр по противодействию экстремизму) необходимо было пополнить статистику раскрываемости. Они схватили Редькина, и под давлением, хорошенько «попрессовав», заставили его написать жалобу на тех, кого эшники назначили виновными в нападении. На очной ставке Редькин не опознал Быстрова. Однако эшники нашли нового подходящего свидетеля в лице охранника кафе, расположенного недалеко от места происшествия. Тот, чудесным образом, опознал Артёма, на лицо которого во время очной ставки была надета маска (!).

На сегодняшний день Артём находится под домашним арестом. Суд по избранию меры пресечения был настоящим спектаклем. Сотрудники ЦПЭ пытались изобразить задержанных молодых людей закоренелыми преступниками и отправить максимальное число людей за решетку СИЗО. Для одного из задержанных, которого в результате переквалифицировали в свидетели, они требовали содержание под стражей, потому что он якобы уже имел судимость. На самом деле эшникам было хорошо известно, что молодой человек не судим, что и было с лёгкостью доказано адвокатом. Артёму же помогли избежать СИЗО прекрасные характеристики от соседей и работодателей.

У националиста Редькина (на фото справа) показания выбили в буквальном смысле этого слова

Очевидно, дело сфабриковано. Во-первых, пострадавший отказывался жаловаться на «своих обидчиков», его заставляют сделать это под давлением (задержанные молодые люди утверждали, что слышали, как потерпевшего Редькина били в соседнем кабинете и заставляли подписать заявление). Во-вторых, в ходе задержаний и обысков были совершены чудовищные процессуальные нарушения. Например, чтобы провести обыск у одно из молодых людей, эшники, пока хозяина не было дома, проникли в его квартиру через окно и 20 минут находились там, не пуская понятых (доказательства тому — показания понятых). В-третьих, и это кульминация доблестной борьбы нижегородского ЦПЭ с антифашистами, в результате подобных обысков в их квартирах были обнаружены удостоверения членов мифической организации RASH-antifa. Подбросить эти злополучные удостоверения было необходимо полиции и спецслужбам для того, чтобы развить из простого сфабрикованного дела о хулиганском нападении, гораздо более серьёзное дело об организованном преступном сообществе экстремистов. Наконец, Артём сообщил своему адвокату, что его с первого дня ареста силой принуждали давать показания против тех, кто якобы нападал на потерпевшего националиста Редькина, эшники сами указывали, против кого нужно дать показания. Артём отказался клеветать на друзей.

Очередное дело нижегородских эшников разваливается по всем своим, шитым белыми нитками, швам. И дабы всё-таки сделать Артёма Быстрова экстремистом, полиция находит новое обвинение против него. Теперь Артёму вменяют ещё и нападение на неонациста Алексина («Симпсона») и его подругу Горелову, которое произошло летом прошлого года. Но вот не задача, во время этого происшествия Быстров находился на работе, что неопровержимо подтверждают свидетели. Сведения ребят, задержанных 26 апреля, позволяют думать, что действия нижегородских борцов с экстремизмом тянут сразу на несколько уголовных статей. Такое количество злоупотреблений, фальсификаций и откровенных преступлений должно возыметь пропорциональные юридические последствия. Это, вероятно, и побуждает «борцов с экстремизмом» прибегать к клевете — в­бра­сы­вать в СМИ дезинформацию о ходе следствия по делу о мифической «организации Антифа-Rash».

Скрываясь от расправы центра «Э», двое молодых людей подались в бега. В случае поимки их, очевидно, ждут пытки и выбивание новых показаний. Иначе и быть не может. Весь костяк ЦПЭ — это те, кто некогда служил в управлении по борьбе с организованной преступностью (УБОП был переформирован в ЦПЭ в 2008 году — то ли организованная преступность побеждена в России, то ли бороться с ней теперь не так актуально, как с пресловутым «экстремизмом»). И вот те, кто недавно вышибал показания из «блатных», теперь орудуют в борьбе с неугодными власти «экстремистами». Если в руки «антиэкстремистам» по­па­да­ет оп­по­зи­ци­о­нер, анар­хист, ком­му­нист, эко­лог, зо­оза­щит­ник, пра­во­за­щит­ник, ан­ти­фа­шист или фа­шист, фун­да­мен­та­лист или любой дру­гой «…ист», или тот, кого этим «…истом» на­зна­чат, то с ним обойдутся так же, как с его «блат­ны­ми» пред­ше­ствен­ни­ка­ми. Ведь «блатные», в отличие от «экстремистов», не любят становиться публичными фигурами — не пишут пресс-релизы на сайтах в Интернете, не рассказывают журналистам о своих проблемах, целях, достижениях. Клиент изменился, а сервис остался прежним. Иначе эшники ра­бо­тать не умеют. И слава о достижениях ЦПЭ уже прошла по страницам СМИ (особенно виртуальных СМИ).

Представьте, вы — «экстремист»!

Вообще «дело нижегородских антифа» — достаточно типичное в для современной России. Можно провести аналогии с несколькими политическими процессами. Наиболее показательный случай — нашумевшая история новосибирского художника-акциониста, анархиста Артёма Лоскутова, которому была подброшена марихуана. Другой пример. После разгрома анархистами и антифашистами администрации города Химки в организации массовых беспорядков власти обвинили двух наиболее публичных представителей анархистского и антифашистского сообществ — анархиста Алексея Гаскарова и коммуниста Максима Солопова. Эти двое молодых людей никогда не скрывали своих политических убеждений, всегда охотно давали интервью, общались с прессой, они были лицом дви­же­ния для СМИ.

Новосибирскому художнику-анархисту "борцы с экстремизмом" подбросили марихуану

Можно вспомнить и недавнее дело Андрея Кутузова. Анархист из Тюмени, работающий преподавателем местного вуза, Кутузов участвовал в организации легальных публичных митингов, общественных кампаний. В результате он был обвинён в экстремизме по сфабрикованному эшниками делу. Андрею были подброшены листовки, признанные экстремистскими материалами, разжигающими социальную рознь. Суд не смутила ни одна из фальсификаций дела: листовки, которые ЯКОБЫ изготовил кандидат филологии Кутузов, были написаны с чудовищными грамматическими ошибками, а «экстремистские CD», якобы записанные на его компьютере, на самом деле на его компьютере технически не могли быть записаны (что легко обнаружила сторона за­щи­ты, и что проигнорировал суд). Кутузов был осуждён на условный срок и обжалует решение суда в вышестоящих инстанциях. Дело «химкинских заложников» Гаскарова и Солопова продолжается… Эти примеры, как и случай с Артёмом Быстровым, хорошо демонстрирует цели и методы борцов с экстремизмом. Жертвой репрессии становится тот, кого ЦПЭ считает ключевой, публичной или влиятельной фигурой в том или ином сообществе.

Алексей Гаскаров и Дмитрий Солопов

Теперь на минуту представьте себе, что вы — экстремист. Представьте, что вы исповедуете взгляды, за которые вы можете быть подвергнуты репрессиям. Ведь термин «экстремизм», как известно, может трактоваться очень широко. Вы должны быть начеку и не терять бдительность в отношениях с властью. Будете ли вы хранить у себя наркотики, если знаете, что прямо сейчас вами настойчиво интересуется полиция, если вам только что звонили из органов, с требованием прийти «на беседу»? А ведь Лоскутову именно так и звонили, перед тем как подкинуть ему «травку»! А станете ли вы встречаться с органами добровольно, если вы только что организовали массовые беспорядки? Гаскаров и Солопов не подозревали, что их могут обвинить в подобном, но ведь первоначально им вменялась именно организация массовых беспорядков в Химках (теперь только участие в них). Гаскаров, например, был уверен, что может без опасения встретиться с органами власти, коли за беспорядками в Химках он наблюдал как журналист… По логике ЦПЭ, «экстремист» — существо с атрофированным инстинктом самосохранения, бешеная тварь, ищущая как бы подставиться под удар «правосудия». То, что многим подобным делам дают ход, обнаруживает их заказной характер и отсутствие автономии суда в России.

Акция антифашистов в Химках 28 июля 2010 года

Есть ли у уважаемого читателя ещё хоть какие-то сомнения в том, что удостоверения Антифа-Rash — подлог? Задумайтесь, будете ли вы хранить у себя дома документы, которые доказывают вашу причастность к организованной преступной группе (даже если бы вы имели несча­стье в ней со­сто­ять)? А ведь это 210 статья УК — тяжкое и особо тяжкое преступление!

Что такое RASH и что такое antifa?

Позволю себе процитировать пресловутую статью на сайте ГУВД по Приволжскому федеральному округу: «Сотрудниками Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД России по ПФО совместно с ЦПЭ ГУ МВД России по Нижегородской области и УФСБ России по Нижегородской области при проведении оперативно розыскных мероприятий задержаны члены экстремистской группировки «Антифа-Rash» («красная анархия скинхедов»), действующей на территории г. Н.Новгорода».

Разберёмся в терминах. RASH – это аббревиатура: Red & Anarchist Skinheads — Красные и анархо-скинхеды. Это название субкультуры рабочей молодёжи, исповедующей левые, ан­ти­ра­сист­ские, антикапиталистические, антиавторитарные взгляды. Отчаянная смелость и годы борьбы сотен парней и девушек позволили доказать если не обывателю, то своим сверстникам, что скинхеды — это не только фашисты, а прежде всего антифашисты. «Раши» — это именно субкультура, а не организация и не партия. Удостоверение «Раша» — такая же нелепость, как удостоверение панка или металлиста.

«Антифа», в свою очередь, — это сокращение от «антифашисты». «Ан­ти­фа-раш» — уже тавтология: все «раши» априори антифашисты. Но по версии пресс-службы ГУВД антифашисты занимаются развязыванием фашистского террора… Перед нами — набор стереотипов, шокирующих обывателя, далёкого от политики и живущего по принцип «лишь бы не было войны». Мало того, что КРАСНАЯ, так ещё и АНАРХИЯ, да ещё и, о, ужас, СКИНХЕДОВ! Не хватает только сатанизма и каннибализма. Либо нижегородские эшники расписались в полном не профессионализме и незнании «своего предмета», смешав в кучу антифашистов и фашистов. Либо они сознательно искажают информацию для дискредитации обвиняемого и его друзей. А вот опозорились ли сами нижегородские эшники или опозорили ли тех, кого преследуют, — это вопрос.

Post Skriptum

Артём Быстров - убеждённый антирасист

26 июня, в Международный день поддержки жертв пыток, начнётся кампания единых действий против преследования социального активиста Артёма Быстрова

26 июня, в Международный день поддержки жертв пыток, начнётся кампания единых действий против преследования социального активиста Артёма Быстрова. В его защиту в Нижнем Новгороде в этот день с 15 до 17 часов на площади Горького состоится пикет. В нескольких городах России друзья и знакомые Артёма, а с ними молодёжь из среды левых активистов, участники инициативы «Еда вместо бомб», веганы, антирасисты и просто неравнодушные люди проведут свои акции солидарности. Цель акций — сделать всё возможное, чтобы Артём не сгинул в руках «правосудия», и чтобы деяния репрессивных органов стали достоянием общественности.

  • http://antifa.fm/antifa-rash/2011/12/antifa-rash-overview Антиэкстремизм по-нижегородски — Антифа FM

    […] Клевета как орудие борьбы с «экстремизмом» // «Sensus Novus» […]