21 июня 2011

ТУРЦИЯ: социал-демократия не сдаётся

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Парламентские выборы в Турции (12 июня) принесли вполне ожидаемые и, в общем-то, закономерные результаты. В третий раз подряд победу с абсолютным большинством мандатов одержала исламская консервативная Партия справедливости и развития (ПСР). Возглавляемая премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом, ПСР улучшила свой прошлый результат почти на 3,5%, получив в итоге 49,9% голосов и 326 мандатов в 550-местном Великом национальном собрании.

Более свои

При Эрдогане Турция сумела побороть гиперинфляцию

В однопалатный турецкий парламент прошли ещё две оппозиционные партии – социал-демократы из Народно-республиканской партии (25,9% и 135 депутатов) и крайнее правая партия «Националистическое движение» (13,0% и 53 мандата). Таким образом, принципиально политическая палитра Турции осталась прежней: у власти умеренные исламисты, а в парламентской оппозиции – социал-реформисты и националисты.

Успех ПСР, как отмечалось, предсказуем. При кабинете Р. Т. Эрдогана Турция поборола гиперинфляцию, в экономике установился прочный и предсказуемый рост. Худо-бедно, но власти реализуют различные социальные программы, широкими темпами ведётся жилищное строительство, государство больше, чем ранее, расходует на медицину и образование. Социально незащищённые массы, прежде всего — крестьянство, а также мелкобуржуазные слои, жители небольших городов из года в год оказывают поддержку ПСР. Безусловно, религиозный, духовный фактор тоже имеет значение, но не определяющий.
Самое интересное: при правительстве Эрдогана Турция явно в большей степени, нежели при прежних светских лево- и правоцентристских кабинетах продвинулась в сторону совершенствования судебной и политической системы. Военное командование уже не может так нагло, как в прошлом, ввязываться в политический процесс, ограничены аппетиты судебной бюрократии. ПСР проводит умелую национальную политику. За последние годы курдское меньшинство получило возможность иметь газеты, журналы, радиоканалы на собственном языке. Кстати, немало представителей этнических и религиозных меньшинств отдали свои голоса 12 июня именно за кандидатов ПСР. Эрдоган и его соратники кажутся простым туркам более «своими», людьми из народа, тогда как за оппозицией обычно тянется шлейф коррупционных скандалов, оппозиционных вождей зачастую обвиняют в элитарности или в связях с силовыми структурами.

Да, ПСР не сумела заручиться конституционным большинством (для этого партии не хватило всего пяти мандатов), но это вряд ли помешает исламо-консерваторам провести амбициозную конституционную реформу. Но в том, что ПСР не получила большинства в две трети – прежде всего заслуга турецких социал-демократов из Народно-республиканской партии (НРП).

НРП восстановила статус

Партийная эмблема НРП

НРП провела весьма напористую, активную предвыборную кампанию, получив наиболее весомый прирост в стане оппозиции. За партию отдали голоса на 5% больше избирателей, чем на прошлых выборах; в результате в Великом национальном собрании численность депутатской фракции НРП выросла на 23 человека. Правда, хоть НРП и пользуется сегодня поддержкой более четверти избирателей (а явка на выборах в Турции, к слову, весьма высокая – превышает 86% граждан!), но электорат народных республиканцев не однороден. В целом НРП поддерживают более обеспеченные и образованные группы избирателей, чем те, что отдают свои голоса за ПСР. Это и интеллигенция, и учительство, и госслужащие. Традиционно сильны позиции созданной ещё Кемалем Ататюрком в 1923 году партии в среде военных. В то же время и высококвалифицированная часть рабочего движения обычно также тяготеет к НРП.

При прежнем председателе партии Денизе Байкале НРП нередко критиковали за «всеядность», поскольку Байкал открыто желал превратить партию в «дом всей светской оппозиции». Тогда, например, в предвыборные списки партии было модно включать лидеров некогда блиставших в турецкой политике либеральных партий (Партии отечества, Партии верного пути). Однако в последнее время эксперты говорят о том, что партия восстановила свой традиционный социал-демократический облик. И в кампании 2011 года народные республиканцы не только оседлали свой любимый антиклерикальный конёк (фронтальная критика кабинета Эрдогана за ползучую клерикализацию общества, наступление на светские принципы Конституции, отказ от кемалистского наследия), но и сумели предложить достаточно внятную социально-экономическую программу, предусматривающую, в частности, увеличение госрасходов на образование и медицину, повышение зарплат работникам государственных учреждений, развитие инноваций в турецкой экономике. Итог весьма позитивен: за НРП отдали голосов свыше четверти избирателей.

«Друг генералов»

Кемаль Киличдароглу поднял НРП

Не в последнюю очередь электоральный подъём турецких эсдеков связан с личностью их лидера – Кемаля Киличдароглу. Этот политик встал во главе НРП всего год назад, в мае прошлого года его поддержало огромное большинство народных республиканцев. Новому лидеру НРП 63 года, но он выглядит явно моложе своих лет. Обладает харизмой, хороший оратор, прекрасно чувствует себя в качестве парламентского трибуна. Закончил Анкарскую академию экономических и коммерческих наук, работал в министерстве финансов, различных общественных организациях. В 1990-е годы Киличдароглу возглавлял Организацию по социальной безопасности Турции. В большой политике – с конца 1990-х гг. Уже почти 10 лет является депутатом Великого национального собрания республики.
Правда, исламисты пытаются придать лидеру народных республиканцев образ «друга генералов», но в этом, увы, серьёзная драма для турецкой социал-демократии. Партии непременно потребуется ещё немало времени, чтобы подтвердить свой статус независимой и народной политической силы. Ну а пока, даже несмотря на явный прогресс по сравнению с предыдущими парламентскими выборами, разрыв от правящей партии составляет ровно 24 процента.