4 июня 2011

Экономия на ветеранах

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Городской суд Петербурга удовлетворил требования ветеранов и признал незаконным пресловутый «ценз оседлости», из-за которого многие уважаемые пожилые люди, недавно приехавшие в наш город, вопреки указу президента РФ, не могли получить в северной столице полноценное жильё от государства. Правда, это решение ещё может быть обжаловано в вышестоящей судебной инстанции.

Жертвы «ценза оседлости»

Отмена упомянутого ценза сопровождается серией скандалов. При этом общественность раскололась на два лагеря: одни безоговорочно приветствуют данное решение, другие высказываются гораздо осторожнее, полагая, что торжество справедливости не столь однозначно. Во всяком случае – не для всех.

Застрельщиком знакового судебного процесса стал 84-летний ветеран Великой Отечественной войны, инвалид Василий Курятников, приехавший в Петербург в 2007 году и претендующий на получение квартиры от городских властей. Сперва в рассмотрении иска ему было отказано, но после того, как Верховный суд РФ встал на сторону заявителя и вынес соответствующее определение, той же судье горсуда Татьяне Гунько пришлось принять иск и рассмотреть его по существу. Дело Курятникова объединили с обращениями ещё двух ветеранов, и в результате требования пожилых людей были удовлетворены.

Следует заметить, что процесс в Городском суде проходил на фоне не менее громкого скандала с участием другого питерского ветерана – шумиха поднялась опять же вокруг не полученного пожилым человеком жилья. В канун 9 мая 83-летний ветеран Великой Отечественной войны, инвалид Антон Караванец направил открытое письмо с просьбой о помощи президенту США Бараку Обаме. Почему именно в Белый дом?

Дело в том, что в 1945 году, в конце Второй мировой, совсем ещё юный Караванец воевал с Японией на территории Китая, где, помимо прочего, освобождал из плена американских военнослужащих. «В ответ на наши героические действия… руководство американской армии предлагало нам в качестве благодарности перебраться на территорию США с целью начать новую жизнь», — указывает сегодня российский ветеран в своём обращении к Обаме. Тогда, в 45-м, и он, и его товарищи от лестного предложения отказались. Но в 2011-м пришлось вспомнить.

Получается, что в России не все ветераны ВОВ равны между собой

Антон Антонович Караванец перебрался в северо-западный федеральный округ в 2002 году, продав свою трёхкомнатную квартиру в Бурятии. Некоторое время он жил в квартире, принадлежащей его сыну, в Выборгском районе Ленобласти, но в 2009 году это жильё было по каким-то причина продано. На данный момент пожилой человек снимает небольшую квартиру в Петербурге. В предоставлении ему квартиры, как ветерану войны, на территории северной столицы городские власти отказали, сославшись на «ценз оседлости». И тогда Антон Антонович написал Обаме. В своём тексте он кратко изложил свою биографию и объяснил, что хочет принять предложение 66-летней давности: если старый человек не нужен здесь – уж в Америке-то о нём позаботятся!

Письмо сразу попало в прессу и получило огромный резонанс. Вокруг получившего международную известность пенсионера забегали чиновники. Смольный в лице главы комитета по социальной политике Александра Ржаненкова пообещал, что в самое ближайшее время Антон Караванец сможет начать новую жизнь в новой квартире. Однако от «даровых» хором сам ветеран и его родственники с возмущением отказались. Как выяснилось, речь шла о квартире в так называемом социальном доме. А проблема заключается в том, что такую недвижимость нельзя ни приватизировать, ни продать, ни завещать.

Глас народа

Ветераны ВОВ становятся жертвами бюрократического бездушия

Подобное развитие событий вызвало очень неоднозначную реакцию в обществе. Одни, проклиная бюрократическую систему, призывают выйти на митинг в защиту несчастных стариков, оставшихся без крыши над головой; другие, не без оснований, указывают на спорность ситуации в ряде аспектов; третьи и вовсе пытаются обвинить родственников пожилых людей в лукавстве и корысти.

«При всём моём желании, чтобы государство помогало людям, я не понимаю, почему кому-то должны выделять квартиры… Только очень тонкой прослойке тех, кто действительно в этом нуждается (инвалиды и ветераны), можно предоставлять квартиры на условиях социального найма, — даёт свою оценку происходящему srp7 на форуме Фонтанка.ру. — Но эта квартира должна оставаться собственностью государства и после смерти льготника передаваться другим льготникам, а не доставаться его родственникам».

«Слушайте, я плачу налоги, я гражданин РФ, и я хочу, чтобы деньги, которые уходят в казну, шли на благое дело, а не на машины чиновникам, мебель в кабинеты, ремонт как во дворце, зарплаты зажравшимся чиновникам, на служебное жильё для этих чиновников и так далее, — возражает оппоненту форумчанин congr. — И поверьте, если провести опрос, 90 процентов граждан согласятся со мной, что эти деньги лучше отдать ветеранам, чем на содержание армии зажравшихся чиновников!». «Лучше 1000 третьих квартир зажиточным (уже смешно) ветеранам, чем один особняк в Геленджике самизнаетекому», — вторит ему Vmaz.

«У США ВВП на душу 45 тысяч, у нас 15 тысяч. Причём тут взятки чиновникам? Мы не можем обеспечить своим гражданам такой же уровень жизни, как США. Это объективная реальность», — пытается рассуждать не предвзято Игорь Д.

Интернет-пользователи на форумах, в блогах, в социальных сетях задаются вопросом: для чего ветеранам, прожившим десятки лет в других городах и весях, именно сейчас необходимо получить квартиру именно на берегах Невы и именно в собственность? Многие приводят в пример своих родных и знакомых, коренных ленинградцев, которые прожили здесь всю жизнь, всю жизнь работали, состарились, но так и не заработали ничего, кроме нищенской пенсии и комнаты в коммуналке.

В России есть те, кто одобряет "ценз оседлости" для ветеранов

Участники сетевой дискуссии обращают внимание и на то, что пенсии у тех, кто имеет статус ветерана войны, в разы больше, чем у «обычных», пусть и заслуженных пенсионеров. Не к тому, конечно, что «ветеранское» вспомоществование надо понизить, дабы другим не было обидно – боже упаси. Просто речь о том, что у большинства пожилых людей (включая старожилов питерских коммуналок) сегодня в принципе нет возможности ни получить квартиру от государства, ни приобрести её на свои деньги. Кстати, глава жилищного комитета Юрий Осипов предупредил, что в случае отмены «ценза оседлости» для недавно приехавших в город ветеранов претендовать на улучшение жилищных условий в Петербурге смогут ещё 8-10 тысяч человек. Естественно, остальные очередники будут при этом отодвинуты.

У многих сетевых авторов возникли вопросы и к сыну ветерана – Олегу Караванцу, принимающему во всей этой истории непосредственное участие. Достаточно сказать, что Олег Караванец – известная фигура в питерском медиа-бизнесе, учредитель целого ряда рекламных изданий, человек, по-видимому, небедный. Поэтому вызывает некоторое недоумение тот факт, что его отец остался «едва ли не на улице». Блогеры в своих он-лайн-дневниках, не скупясь на эпитеты, красочно излагают «послужной список» Олега Караванца, раскрывают детали его деятельности, перечисляют якобы имевшие место сделки с другими квартирами, машинами и тому подобное. Впрочем, сам Олег Антонович расценивает эту информацию не иначе, как козни завистников и недоброжелателей.

Политический вопрос

Отказ единороссов отменять "ценз оседлости" для ветеранов Олег Нилов считает предательством

На тему отмены «ценза оседлости» для ветеранов войны в плане получения жилья от государства неоднократно высказывались и депутаты Госдумы, и депутаты Законодательного собрания Петербурга (напомним, сегодня 10-летний «ценз» действует только в Москве и в северной столице – там, где самые высокие цены на недвижимость). Так, позиция фракции КПРФ ЗакСа заключается в том, что ветеран, ни разу не получавший квартиру от государства, должен быть поставлен на учёт в том регионе, где он на данный момент зарегистрирован, и получить жильё, причём с правом оформления в собственность. В тех же случаях, когда уважаемому пожилому человеку уже выделялась квартира, он её продал, переехал в другой город, а купить новое жильё по каким-то причинам не смог, вопрос должен решаться в каждом случае индивидуально, но всегда – в пользу ветерана, считает руководитель фракции коммунистов Владимир Дмитриев.

У справедливороссов позиция ещё жёстче: по их мнению, «ценз оседлости» при получении жилья ветеранами должен быть отменён законодательно без каких бы то ни было условий, причём закон следует распространить не только на участников Великой Отечественной войны, но и на всех ветеранов боевых действий. Депутат Госдумы Оксана Дмитриева выступала с такой инициативой ещё год назад. На последнем заседании петербургского парламента лидер фракции «эсеров» Олег Нилов предложил внести соответствующий законопроект в повестку дня. Однако голосование по этому предложению было заблокировано парламентским большинством.

«Здесь мы сталкиваемся с открытым цинизмом единороссов, – прокомментировал ситуацию Олег Нилов. — Основной аргумент против данного закона – беспокойство о том, что в Петербург со всех сторон России хлынут ветераны для получения жилья. И никто при этом не хочет вспомнить, что Ленинград во время войны защищали люди со всех уголков нашей страны». По оценке справедливоросса, «говорить о том, что для реализации закона не хватает бюджетных средств, по меньшей мере – несерьёзно». «Очень хочется сказать «радетелям» сохранения бюджетных средств – обратите, наконец, своё внимание не на экономию на ветеранах, а на миллиарды, которые разворовываются из бюджета страны и отгружаются в оффшоры, — продолжает Нилов. — Отказ единороссов рассматривать законопроект об отмене «ценза оседлости» для ветеранов – настоящее их предательство».

На этом фоне ещё один «жилищный» скандал разразился вокруг 87-летнего ветерана из Воронежской области Василия Засорина. Заметим, никакого «ценза оседлости» в этом регионе не установлено, и едва ли ветераны со всей страны рвутся в Воронеж. Тем не менее, воронежские власти отказали фронтовику, инвалиду, который ютится в ветхом частном домике без всяких удобств, в получении нормального жилья. Тогда пожилой человек собрал все свои награды и отправил их бандеролью главе правительства.

Ветеран из Воронежской области Василий Засорин в знак протеста отправил свои награды бандеролью Владимиру Путину

После личного вмешательства премьер-министра Владимира Путина Следственный комитет РФ возбудил в отношении чиновников уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 293 Уголовного кодекса РФ (халатность). Премьер потребовал от воронежского губернатора Алексея Гордеева провести детальное разбирательство этой ситуации.

Как бы то ни было, фронтовиков, прошедших Великую Отечественную, с каждым днём, с каждым часом становится всё меньше. Может быть, хватит? Не стоит уже проверять и возмущаться, первую квартиру им предоставляет благодарная родина или – о, ужас! — вторую; допытываться, куда они потратили деньги; досадовать на их чрезмерную любовь к внукам? Пусть люди поживут спокойно! «Скоро их не останется — они все очень старенькие, и размер таких пенсий останется только у госчиновников. Будет кого ненавидеть, несмотря на отсутствие ветеранов», — горько иронизирует сетевой автор Mogol.

На что может рассчитывать Караванец?

Чтобы понять, на что может рассчитывать Антон Караванец, позови его Барак Обама в США, мы попросили участника Артели аналитиков Михаэля Дорфмана, проживающего в Нью-Йорке, рассказать о жизни американских ветеранов.

— Насколько я знаю, для ветеранов WWII специальных льгот нет. Америка постоянно воюет, так что тут ветераны всех войн пользуются одинаковыми благами, определёнными GI Bill. Первый такой билль был принят при Франклине Рузвельте, и его постоянно дорабатывают, — разъяснил Михаэль. — Недавно ввели психиатрическую помощь. В основном ветеран получает существенную помощь в получении высшего образования. Что ещё очень важно, особенно для инвалидов, – это бесплатная медицинская помощь. В Америке по сравнению со всем остальным миром очень скудная социалка, а потому это весьма существенная помощь. Потом для них проводятся всякие мероприятия по социальной помощи. По закону, при конкурсе на рабочее место при всех равных надо отдать предпочтение ветерану. Ещё в фирме, которая берет госзаказы, особенно оборонные, то надо иметь ветеранов. Этим занимается Ветеранская администрация.

В США ветераны 2-й мировой войны имеют такие льготы, как и ветераны других войн

Дополнительно к этому есть ещё Американский легион – это вроде общественной организации. Туда может вступить любой ветеран, служивший во время военных действий, а поскольку Америка воюет постоянно, то практически любой. У них есть для членов разные льготы в гостиницах, при аренде автомобилей, ещё всяческие скидки и купоны. Это не государство даёт, а сам Легион договаривается с разными фирмами, ищет спонсоров взамен рекламы среди своих членов. Кроме того, Легион ещё лоббирует интересы ветеранов в Конгрессе и местных законодательных органах. Я сам член Легиона, поскольку работал для американской армии во время операции в Боснии.

Заодно Михаэль рассказал об отношении к ветеранам Великой отечественной войны в Израиле, где он прожил много лет, служил в израильской армии, а позже работал редактором русскоязычной газеты.

«В рядах Красной армии сражалось около полумиллиона евреев, половина из них, как тогда говорили, «пала смертью храбрых в бою за Родину». Многие из них служили командирами, генералами и старшими офицерами, тысячи удостоены наград за боевые заслуги, 157 – высшей награды звания «Героя Советского Союза». 20 тысяч ветеранов «Великой Отечественной войны» приехало в Израиль, — рассказал Дорфман. — На своей исторической родине ветераны ВОВ ведут свой последний и решительный бой за сохранение памяти боевой славы и еврейского героизма, за место в коллективной памяти израильтян. Бой на глазах равнодушной (в лучшем случае) публики, не понимающей, чего они хотят. Ведут бой, часто искренне не понимая, что их наследие не может вписаться в сионистский миф, которым живет сегодня израильское общество.

В Израиле на иврите вышла книга аспиранта департамента социологии и антропологии Светы Роберман «Память в эмиграции: Солдаты Красной армии в Израиле». Проблема выявляется с самого начала, если даже название «Великая Отечественная война» снабжается комментарием – «События на советско-германском фронте Второй мировой войны». Дело в том, что в иврите нет соответствия русскому слову «отечественная», и приходится пользоваться другим, тоже иностранным и малоупотребительным в иврите «патриотическая». В иврите не нашлось и слова для ветеранов ВОВ, а иностранное слово «ветеран» многие говорящие на этом языке путают со словом «ветеринар».

Ицхак Рабин на чествовании ветеранов ВОВ в Израиле

За неделю до Дня Независимости в Израиле отмечают День памяти Холокоста и еврейского героизма. Сохранение этой памяти – это одна из ключевых и основных израильских мифологем. Оба понятия стараются всегда употреблять вместе, подчеркивая, что «не шли, как стадо на бойню». Казалось бы, здесь есть естественное место и для боевой славы еврейских ветеранов ВОВ. На деле всё оказалось не так. В книге Роберман исследуется уникальная израильская традиция увековечивания боевой славы, непохожая на российскую, европейскую или американскую. В европейских обществах отдаётся дань павшим, но основное внимание и почёт воздаются ветеранам живым. В США Мемориальный день посвящён памяти павших в войнах, но значительно более популярный День ветеранов – живым ветеранам всех американских войн. В Израиле повсеместно царит лишь культ павших.

Помню, с каким трудом удалось уговорить в 1995 году тогдашнего премьер-министра Ицхака Рабина появиться на собрании ветеранов, отмечавших 50-летие победы над фашизмом. Один из его советников рассказал мне тогда, что лишь слухи о том, что собрание собирается посетить российский министр обороны Павел Грачёв, заставили Рабина прийти. Рабин бросил на собрании весьма недипломатическую для ушей советских ветеранов фразу: «Я не понимаю… мы тут все ветераны». Однако не только обычно антисоциальный Рабин, но и люди, много помогавшие ветеранам, искренне не понимали ни их идей, ни смысла их деятельности.

Помню, в том же году во время празднований 50-я Победы одна ветеранская организация представила меня к российской награде памятной медалью «50 лет Победы». На церемонии вручения медалей в Российском посольстве я познакомился с отставным бригадным генералом Довом Орбахом, бывшим Главным офицером по воспитательной работе Армии обороны Израиля. Он тоже получал медаль по представлению Израильского союза ветеранов ВОВ. Орбах тогда занимал руководящий пост в Министерстве абсорбции, очень много и искренне помогал ветеранским организациям, пользовался среди ветеранов любовью и уважением. Орбах родился в Израиле в семье военнослужащего Советской армии, в 1945 году оставившего свою часть в Германии и уехавшего в Израиль. И однажды через несколько лет в задушевной беседе Орбах мне признался, что до сих пор не понимает, чего ветераны добиваются.

В Израиле плохо понимают, чего добиваются местные ветераны ВОВ

Поучительна и другая история тех времён. Мой друг Шалом Пери получил при Рабине назначение на должность директора Национальной компании по изготовлению монет и медалей. Одной из его первых инициатив, было предложение выпустить юбилейную израильскую медаль в честь 50-летия Победы и наградить ею всех ветеранов, как это сделали в России, Украине и Беларуси. Пери хорошо относился к «русским», но главным мотивом был политической расчёт. Ведь тогда ещё не забыли решающей роли русскоязычного избирателя, а особенно организованной ветеранской общественности в выборах 1992 года, приведших к власти левоцентристское правительство Рабина. Несмотря на всё это, даже искушённый в местной политике Пери не ожидал встретить ту стену непонимания, интриг, а зачастую и откровенной враждебности, которую ему пришлось преодолевать в коридорах израильской бюрократии.

Разумеется, проблема здесь не в особой враждебности, которую можно преодолеть, объяснив, в чём дело или просто приказом сверху. Книга Светы Роберман затрагивает самые глубинные причины конфликта. Дело не только в том, что в Израиле отсутствует культура почитания собственных живых ветеранов. Культурная пропасть значительно глубже. Сионистский миф построен на противопоставлении героизма и Холокоста, мощи израильского государства и трагической беззащитности евреев изгнания-галута. Разумеется, история ветеранов, история боевой славы полумиллиона евреев, сражавшихся в Советской Армии (как и 600 тысяч евреев в американской армии и ещё многих тысяч в армиях других стран союзников и в партизанах) не находят места в такой заманчиво простой, бинарной сионистской схеме.

Хуже того. Мно­гие в Из­ра­и­ле рас­смат­ри­ва­ют де­я­тель­ность ве­те­ра­нов, как со­зда­ние аль­тер­на­тив­ной куль­ту­ры, а то и ан­ти­куль­ту­ры. Якобы ве­те­ра­ны про­ти­во­по­став­ля­ют  па­мять о Во­сточ­ном фрон­те па­мя­ти о вос­ста­ни­ях в гетто, а па­мять о ев­ре­ях-бой­цах Крас­ной армии — па­мя­ти уби­тых в Хо­ло­ко­сте,  День По­бе­ды – Дню па­мя­ти Хо­ло­ко­ста и ге­ро­из­ма. Кста­ти, по по­во­ду вы­пус­ка упо­мя­ну­той выше па­мят­ной ме­да­ли раз­вер­ну­лась нешу­точ­ная борь­ба. В конце кон­цов, при­ш­лось вы­пу­стить две ме­да­ли – одну для Союза ве­те­ра­нов ВОВ, а дру­гую для чле­нов Об­ще­ства ев­рей­ских ин­ва­ли­дов – сол­дат, пар­ти­зан и бой­цов гетто.

Борьба ветеранов — самая чистая и бескорыстная, наименее подозрительна на наличие какого-то материального или политического интереса, а потому и самая непонятная и угрожающая. Непонятны израильтянам их амбиции, их выставки фотографий героев Советского Союза, представление еврейской истории как прямой цепочки от древних царств через героизм солдат-евреев к современному государству Израиль. Непонятно стремление выделить еврейское происхождение советских военных героев и полководцев, а заодно и происхождение из России израильских государственных мужей и военных деятелей. Все опросы общественного мнения показывают, что «русское» происхождение в современном Израиле малопрестижно. Сейчас даже арабы иногда ближе, чем «эти русские». Ветераны испытывают на себе и неизжитую враждебность израильтян к СССР. Ведь в течение десятилетий Израилю приходилось воевать с противниками, которых снабжали советским оружием и поддерживали из Кремля. Помню где-то в начале 1980-х годов баскетболисты тельавивской «Маккаби» выиграли матч у московского ЦСКА. Ликующая толпа валила по Тель-Авиву, круша всё на своем пути, будто израильтяне победили всю советскую армию, а не её спортивный клуб.

Однобокая израильская ориентация на США тоже не помогает делу ветеранов. В Израиле усвоили расхожие американские стереотипы времён Холодной войны, замалчивающие решающую роль Восточного фронта в разгроме стран фашистской оси. Мол, русские лишь получали американскую помощь по ленд-лизу, за которую не расплатились, а если и были какие-то победы, то лишь благодаря огромным расстояниям, бездорожью и пресловутому «генералу Зима».

Разумеется, хватает и неадекватного восприятия действительности со стороны самих ветеранов, попыток приложить модели советского патриотизма к чуждой им израильской действительности. Достаточно вспомнить лозунг одной израильской партии, пользующейся поддержкой русскоязычных ветеранов: «За нашу еврейскую Родину!». Трагикомических, а то и попросту юмористических эпизодов из ветеранской деятельности можно рассказать великое множество: и про стариков, с трудом бредущих на парадах 9-го Мая; и о том, как им приходится прятать от насмешек боевые награды в общественном транспорте; и даже о саркастическом фото на обложке книги Роберман, где три ве­те­ра­на при ор­де­нах, у одно из них в одной руке – флаг, а в дру­гой — па­ке­тик с над­пи­сью «Ап­те­ка».

Однажды на празднование коллективного дня рождения в клубе ветеранов я прихватил весьма амбициозную ивритскую девочку, подрабатывавшую фоторепортёром в одном стильном тельавивском журнале. Я боялся, что ей станет скучно, но неожиданно увидел слезы у неё на глазах. «Это же наша покойная баба Люба, – растроганно показала она на фото пожилой женщины в старой форме военврача с медалями на груди. – Она с нами приехала. Мама с ней ругалась, она не смела рта рас­крыть… а тут её память».