1 июня 2011

Производительность труда vs производство прибыли

Юрий ШВОНДЕРУС

 

Вряд ли эти цветы Михаил Прохоров получил от благодарных рабочих

Олигарх Михаил Прохоров снова топает ножкой и требует пересмотреть Трудовой кодекс. Обосновывает он это низкой производительностью труда и необходимостью инноваций в экономике. Довольно часто приходится встречать такое же мнение в печатных СМИ и по телевидению. Российских работников сравнивают с рабочими США, и сравнение выходит не в пользу русских, мол, мы отстаём от Америки почти в четыре раза (в некоторых отраслях втрое). Это катастрофа, и нужно срочно с этим что-то делать. «Эксперты» не перестают повторять мантры о лишних людях в экономике. Чиновники из министерства труда и социального развития даже подсчитали количество этих лишних людей. По их мнению, если мы сделаем рывок и за несколько лет догоним и перегоним Америку, то безработными у нас в стране останутся 38 миллионов человек (в случае если не будут созданы новые рабочие места), а это больше половины экономически активного населения на данный момент.

Элегантный камуфляж

Какие же причины низкой производительности выделяют «эксперты», «аналитики» и прочие «высокоэффективные менеджеры»? Естественно, виноватыми во всем оказываются рабочие, потому что они: пьют, ленятся, медленно работают, неспособны к систематической работе, делают брак, что сильно замедляет производство (особенно любят поиздеваться над рабочими АвтоВАЗа, у которых руки якобы не из того места растут).

Прочие факторы, в частности, устаревшее оборудование и некомпетентность менеджмента, либо опускаются, либо обозначаются как незначительные. Из указанных причин выводятся и рецепты повышения производительности:

— увеличение «переменной части» заработной платы;

— введение различных форм аутсорсинга и аутстаффинга;

— пересмотр, якобы зарегулированного в сторону работника, Трудового кодекса в пользу работодателя, отказ от социальных выплат при увольнении;

— производительность труда должна опережать рост заработной платы. При этом под ростом зарплаты зачастую подразумевается индексация, основывающаяся на официальных данных, которые сильно занижены.

Отличные рецепты! Им рукоплещут многие официальные (и не очень) лица, от убогих писак из второсортных журналов до председателя РСПП. Однако проблема состоит в том, что данные меры в той или иной степени уже реализуются на российских предприятиях, и если они и дали какой-либо эффект, то на данном этапе во многом исчерпали себя.

Инициативы Михаила Прохорова устарели ещё до того, как он их озвучил

Не следует путать увеличение переменной составляющей с переходом на «сделку». Под «переменной составляющей» подразумеваются премии и подобные выплаты, главной особенностью которых является то, что решения, платить их или нет, целиком зависит от менеджмента. Увеличение «переменной» доли в зарплате означает только то, что гарантированная часть заплаты понизится. Например, если вы получали 20 тысяч рублей в качестве оклада и ещё 5 тысяч рублей в качестве премии, то с «увеличением переменной составляющей» вы будете получать 10 тысяч в качестве оклада и 15 тысяч в качестве премии. Вместо того, чтобы увеличивать премию за рост производительности при постоянном окладе, «эксперты» предлагают увеличить премии за счёт оклада! Работодатель всегда может сослаться на кризис, тяжёлое положение предприятия или, наконец, просто заявить, что рабочие «не наработали на премию» и отказаться её выплачивать. Также работодатель может лишать премии то одних, то других рабочих, оправдываясь тем, что «на всех не хватает», провоцируя тем самым ссоры и склоки в коллективе.

Эта система имеет ещё один недостаток: часто бывает так, что менеджеры назначают премии любимчикам или за откат, лишают премий всех остальных, что приводит к незаинтересованности рабочих в результатах труда и, как следствие, к снижению производительности. Таким образом, «увеличение переменной составляющей» – это элегантное название для наглого и беззастенчивого ограбления рабочих. Никакого отношения к росту производительности оно не имеет.

Самообман аутсорсинга

Аутсорсинг перестал давать эффект

Вве­де­ние аут­сор­син­га, по­жа­луй, может дать для от­дель­ной от­рас­ли или пред­при­я­тия зна­чи­тель­ное уве­ли­че­ние про­из­во­ди­тель­но­сти. Вывод за штат работников столовой, уборщиц, водителей и бухгалтерии (можно пойти и дальше, выводя за штат основных производственных рабочих) формально сократит штат предприятия, при этом на бумаге меньшее число работников будет производить тот же объем продукции. И вуаля: объём выработанной продукции на работника возрастает сразу же, иногда значительно! Ярким примером такого творческого подхода к менеджменту является петербургский завод «Хайнекен», где водители погрузчиков переводятся в штат кадровых агентств. Естественно, менеджмент может отчитаться о формальном повышении производительности труда за последние годы. При том, что всё это время на заводе работают те же люди.

Заметим: абсолютно не факт, что аутсорсинговая компания будет предоставлять эти услуги на более высоком уровне, вряд ли эти услуги будут обходиться дешевле, чем труд работников, находившихся в штате компании и исполнявших те же функции. Ведь кроме услуг работников, компании придётся оплачивать ещё и прибыль хозяев кадрового агентства. Неслучайно многие западные компании начали в последнее время отказываться от аутсорсинга, предпочитая набирать в штат собственных работников. Но мировые менеджеры, конечно, не идиоты, раз придумали и используют схемы аутсорсинга. Главный расчёт на то, что в кадровых агентствах работники сидят на срочных договорах, зачастую месячных (!), зачастую привязанных к договору «заказа» с предприятием-пользователем, то есть, например, если «Хайнекен» пришлёт письмо, что не нуждается больше в работнике, то договор рабочего с агентством считается расторгнутым. Это – то самое «увольнение за один день», о котором мечтают наши «эксперты». Говорить о социальных гарантиях работника в таких условиях было бы наивно. Опять получается, что речь идёт не о росте производительности, а о росте прибылей хозяев за счёт рабочих. Мы все понимаем, что с помощью таких мер реальную производительность не поднять.

Кто виноват

«Зарегулированность» трудовых отношений и крен Трудового кодекса в пользу работника – это враньё. ТК в России написан полностью в пользу работодателя. Мало того, он вообще не работает. Его исполнение зависит от доброй воли работодателя, так как госструктуры крайне ленивы и насквозь коррумпированы. Работодатель зачастую плюёт на все законы, а встретив законные претензии работника, выдавливает его, вынуждая писать заявление по собственному желанию. Сокращение по ТК скорее исключение, чем правило. Трудовой кодекс исполняется только на тех предприятиях, где есть сильная первичная профсоюзная организация. Что касается «зарегулированности», то прочитав первые два пункта, можно понять «эффективных менеджеров». Очень неприятно терпеть все эти «правила» и «законы», когда ты хочешь беззастенчиво выжимать работников.

Работодатель зачастую плюёт на все законы

Если мы посмотрим на заработные платы рабочих, то увидим, что они, несмотря на рост, не догоняли инфляцию. Везде твердят, что рост зарплат перегонял производительность труда, но на деле это утверждение ложно. Например, в Х5-Retail-групп зарплаты рядовых работников за 4 года выросли лишь на 15%, в то время как цены за этот же период в торговых сетях этой группы выросли на 200-250%. Зарплаты работников «ММ Полиграфоформление Пэкэджинг» с конца 2005 года фактически не индексировались и не повышались. Оплата труда питерских докеров не индексировалась в последние годы, несмотря на то, что обязательство по её индексации взял на себя работодатель в колдоговоре. Профсоюз Всеволожского «Форда», который бастовал несколько раз во второй половине 2000-х годов, хотя и добился значительных социальных льгот для работников (выплат за вредность, выслугу лет), не смог добиться индексации заработной платы хотя бы до уровня инфляции. Доводы экспертов легко объяснить. Во-первых, в «среднюю зарплату» входят и заплаты топ-менеджмента, которые действительно растут с удивительной скоростью, а, во-вторых, производительность растёт ничтожными темпами. Не зарплаты обгоняют производительность, а производительность отстаёт от инфляции!

Большинство российских заводов работает на старом оборудовании

Безусловно, производительность труда надо повышать. С этим не будет спорить ни социалист, ни либерал. Вопрос в том, каким образом это делать и куда девать высвобождающийся персонал. Ответить на этот вопрос нельзя, не выявив реальные причины низкой производительности труда в России. Интересные данные приводят неолибералы из консалтингового агентства «Маккинси». По их подсчётам, около 18% российской стали до сих пор выплавляется по технологии XIX века в мартеновских печах, что значительно тянет вниз производительность всей металлургии. Если брать энергетику, то 40% всех тепловых электростанций в России работают более 40 лет, в то время как в Китае, инфраструктура которого была похожа на советскую, таких станций всего 3% от общего числа. Конечно, можно обвинить рабочих в том, что они выплавляют в мартеновских печах меньше стали, чем американцы по современной технологии. Этим и занимаются апологеты буржуазии. Но лучше разобраться с реальным положением дел. Заметим для начала, что наличие законодательства гораздо более дружественного по отношению к работнику, широкие социальные гарантии и опережающий рост заработной платы отнюдь не мешают той же Швеции, Франции и Люксембургу иметь гораздо более высокую производительность труда, чем в России. Попытаемся выделить истинные причины столь бедственного положения с производительностью труда у нас в стране:

1. Устаревшее оборудование и инфраструктура. Многие российские предприятия продолжают работать на станках, вывезенных из Германии в 40-е годы ХХ века. Доля ручного труда на чисто российских предприятиях, совместных предприятиях и в российских филиалах ТНК очень высока (ММ Полиграфоформление, Тиккурилла), и в этом нет вины рабочих, напротив, из-за высокой доли ручного труда выработка единицы продукции более трудоёмкая и способствует большему износу организма работника. Так, например, в Торговом порту до введения тотальной механизации была высока доля ручного труда. Многие грузы докеры переносили вручную. Это привело к тому, что к 50 годам практически все, помимо стандартных заболеваний докеров (геморроя, простатита и туберкулеза), имели больной позвоночник и сорванную спину. Ежегодно они вынуждены ездить в свой отпуск в санатории на лечение, чтобы поддерживать себя в работоспособном состоянии. Поэтому высокая доля ручного труда, вообще-то, требует большей заработной платы. Но в России всё наоборот. Проблема в том, что работодатели не хотят вкладывать деньги в обновление, инновации, улучшение технологии производства, они хотят побыстрее получить прибыль любой ценой. Хотя ли­бе­раль­ные тео­рии утвер­жда­ют, что при­дёт част­ник, и всё сразу из­ме­нит­ся: по ма­но­ве­нию вол­шеб­ной па­лоч­ки сразу же в про­из­вод­ство внед­рят­ся все пе­ре­до­вые до­сти­же­ния НТР.

2. Одной из серьёзных причин низкой производительности является текучесть кадров. Связано это, конечно, не с ленью и непостоянством работников, а с низкой заработной платой и отношением работников к менеджменту. Часто на любые вопросы и претензии работника (чаще всего справедливые) менеджмент, не желая их решать, отвечает: «Не нравится, увольняйся!». Вот люди и уходят. Любые попытки создать независимый профсоюз в России жёстко пресекается. Часто рабочие уходят даже не оттого, что им мало платят, а оттого, что зачастую их простые производственные проблемы не решаются, а менеджмент остаётся глухим и слепым к ним.

Оче­вид­но, до­бить­ся роста про­из­во­ди­тель­но­сти можно толь­ко по­все­мест­но и пла­но­мер­но меняя уста­рев­шее обо­ру­до­ва­ние и раз­ви­вая необ­хо­ди­мые для этого от­рас­ли хо­зяй­ства, со­зда­вая новые ис­точ­ни­ки энер­гии и внед­ряя но­вей­шие спо­со­бы сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го про­из­вод­ства. Кроме того, необходимы широкие социальные гарантии, бесплатные и качественные медицина и образование.

Исходя из всего вышеперечисленного, очень глупо рассчитывать на частный бизнес в вопросе модернизации и повышения производительности, для него это слишком затратно и сложно. Кстати, и капиталисты считают так же. Ещё больше, чем «зарегулированный» ТК, их возмущает необходимость строить дорогостоящую инфраструктуру и модернизировать оборудование. Уже сейчас они предпочитают взвалить капитальные затраты на плечи бюджета, а потом за разумный откат приватизировать всё готовенькое.

Рабочая солидарность - единственный рецепт, с помощью которого можно улучшить жизнь

Ни «эффективнее менеджеры» из бизнеса, ни «эффективные менеджеры» от государства, ни их либеральные апологеты не заинтересованы в реальном росте производительности и модернизации в России. Единственные, кто действительно в них заинтересован, это российские трудящиеся. И чем быстрее они объединятся для сопротивления власти и капиталу, тем быстрее добьются лучшей жизни.