20 мая 2011

Падение «икорного социалиста»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Середина мая текущего года отмечена серьёзным политическим скандалом, приобретшим поистине планетарное значение. Ведь за решёткой нью-йоркской тюрьмы по обвинению в сексуальной агрессии оказался директор-распорядитель Международного валютного фонда, один из известнейших политиков Доминик Стросс-Кан. Естественно, в наибольшей мере данный скандал отразился именно на Франции. Ещё в первой декаде мая все опросы общественного мнения указывали, что Стросс-Кан – наиболее предпочтительная, с точки зрения оппозиции, фигура, способная без труда обыграть Никола Саркози на президентских выборах в 2012 году. И вот сегодня Стросс-Кан уже не глава МВФ и, судя по всему, он откажется от мысли побороться за президентский мандат через год.

Да, жизнь переменчивая штука. Вчера ты в лучах славы, опросы свидетельствуют о рейтинге в 72%  благожелательных отзывов, а сегодня… Так кто же он, человек, которого ещё недавно французская пресса называла «второй после Обамы». Ещё одно из журналистских изобретений в отношении ДСК (так кратко французы называют Стросс-Кана) – «икорный социалист».

Доминику Стросс-Кану 62 года. Он француз еврейского происхождения, родился в аристократическом предместье Парижа Нейи-сюр-Сен, где, кстати, в своё время мэром работал Николя Саркози. В детстве воспитывался в Марокко. Получил разностороннее образование в Парижской школе высших торговых исследований, Парижском институте политических исследований – престижном «Сьянс-По». Специалист по публичному праву, в 1977 году защитил диссертацию доктора экономических наук на тему семейной экономики. Преподавал в самых разных университетах Парижа экономические дисциплины. В 1990-х годах ещё занимался адвокатской деятельностью. Был трижды женат, последний раз на известной журналистке Анне Синклер. ДСК имеет имидж весьма любвеобильного мужчины, за что, увы, и поплатился этой весной….

ДСК защитил докторскую диссертацию на тему о семейной экономике

С 1976 года – член соцпартии (СП), хотя до вступления в её ряды занимал более левые позиции. В соцпартии же сблизился со сторонниками Франсуа Миттерана и Лионеля Жоспена, и в начале 1980-х годов был политическим советником Жоспена — тогдашнего первого секретаря партии. Когда социалисты пришли к власти, ДСК  возглавил службу финансирования в Комиссариате по плану, и вплоть до 1986 года являлся помощником Генерального комиссара по плану.

Партийно-политической деятельностью вплотную ДСК занялся в середине 1980-х, когда в 1986 году впервые был избран в Национальное Собрание. С тех пор он неоднократно избирался депутатом. Имеет опыт работы региональным и муниципальным советником, в период с 1995 по 1997 года был мэром небольшого города Сарцелл. Со второй половины 1980-х годов неизменно входил в руководство СП, отвечая в Национальном совете партии за исследования, выработку программы, экономику, финансы, отношения с депутатами. В 1988-1991 годах возглавлял комиссию нижней палаты парламента по финансам. На этом посту ДСК немало сделал для принятия в 1988 году законопроекта, вводящего в Республике налог солидарности на богатство.

Первый опыт работы в министерской должности связан также с периодом второго президентского септената Франсуа Миттерана. Именно президент-социалист в 1991 году назначил ДСК делегированным министром промышленности, а в 1992-м – министром промышленности и внешней торговли. Собственно, уже в эти годы Стросс-Кан имел твёрдую репутацию правого социал-демократа. Он сам не раз повторял, что его цель – трансформация французской СП в подлинно социал-демократическую партию, способную гуманизировать и реформировать капитализм, но не больше.

В марте свои симпатии директору МВФ высказали 63% французов

Страшное поражение левых на парламентских выборах в 1993 году, после которого сам ДСК ненадолго потерял депутатский мандат, вовсе не означало крушения его политической карьеры. В 1997 году социалисты вернулись в Матиньон, и ДСК получил во «множественном левом правительстве» Жоспена ключевую должность министра экономики, финансов и промышленности. Он оставался на высоком посту в течение двух лет и приобрёл за эти годы дополнительную популярность в стране, хотя товарищи по левому крылу СП были недовольны инициативами ДСК по приватизации части общественных монополий, например, «Франс-Телекома». Но в те годы во Франции был стабильный рост, увеличивалась покупательная способность населения, заметно упал уровень безработицы. Разумеется, министерский опыт, приобретённый в 80-е и 90-е, дал ДСК много новых и важных связей как в стране, так и за рубежом.

Доминик Стросс-Кан, конечно, принадлежал к числу «институциональных социалистов». Он всегда поддерживал европейскую интеграцию (в 2005 году активно выступал за ратификацию Францией «Евроконституции»), тесные финансово-экономические отношения с США и, кстати, в отличие от многих левых политиков занимал сверхлояльную позицию по отношению к Израилю. «Любой еврей диаспоры и, следовательно, французский, должен повсюду, где он может предоставлять свою поддержку Израилю», — говорил он.

ДСК называли наиболее вероятным сменщиком Николя Саркози (слева) в Елисейском дворце

В прошлую президентскую кампанию ДСК пытался, опираясь на собственную партийную фракцию «Социализм и демократия», получить «инвеституру» в соцпартии, но безуспешно. Партийные активисты в 2006 году оказали доверие его сопернице Сеголен Руаяль, а за ДСК тогда отдали голоса только 20,7% социалистов. Казалось, получив знаковую должность главы МВФ (2007 г.), ДСК откажется от внутрифранцузских политических амбиций. Однако все опросы общественного мнения показывали, что перед первичными выборами, запланированными социалистами на это год, показатели ДСК выше, чем у 1-го секретаря партии Мартин Обри и у председателя регионального совета Пуату-Шарант Сеголен Руаяль, а также у бывшего партийного лидера депутата Франсуа Оллана. Более того, те же опросы чётко показывали, что именно ДСК – «наиболее предпочитаемый» электоратом оппозиционный кандидат, способный одержать победу над Саркози.

В связи с этим падение «второго после Обамы» политика воспринимается во Франции без особой радости. Тем более, что рейтинг Саркози по-прежнему крайне низок. 57% французов считают, что ДСК в Нью-Йорке стал жертвой заговора или «ловушки». Действительно, с трудом верится в то, что человек такого уровня, выскочив голым из ванны, набросился на горничную ростом 1 метр 80 сантиметров. Один из журналистов известного леволиберального издания  Libération утверждает, что за две недели до случая в Нью-Йорке Стросс-Кан, беседуя с ним во время обеда, высказал опасения, что против него готовится заговор, и его организаторы  захотят «подловить» его на любви к женщинам, деньгах или еврейском происхождении. Он поделился, что опасается слежки и «дурных намерений» со стороны главы МВД Франции Клода Геана. А возможный сценарий развития событий Стросс-Кан описал так: «Может появиться якобы изнасилованная женщина на парковке, которой заплатят 500 тысяч евро, чтобы выдумать эту историю». При этом ДСК и не думал скрывать свой повышенный интерес к противоположному полу: «Да, я люблю женщин! И что дальше?»

ДСК с последней женой, известной журналисткой Анной Синклер

Так или иначе, как во Франции, так и за её пределами есть немало людей, заинтересованные в устранении ДСК с политической сцены. Так, с его уходом выигрывают противники реформы МВФ и установления мирового экономического регулирования.

Однако сегодня очень сложно сказать, как скажется падение «икорного социалиста» (так называют Стросс-Кана не столько даже за социал-либеральные взгляды, сколько за пристрастия к аристократическим манерам, дорогим машинам, тем же женщинам, «люксовой» одежде) на левом движении Франции. Скорее всего, его потенциальная кандидатура, так сказать, снимается с повестки дня. Тем острее  обещает быть конкуренция в соцпартии за место главного соперника Саркози.

 

Устранение ДСК выгодно очень многим