1 мая 2011

Люди под напряжением

Дмитрий ЖВАНИЯ

А знаете ли вы, что такое «контактная сеть»? Это не тайное общество эротоманов и не приспособление для рыбной ловли, также не площадка для общения и обмена информации в Интернете. Это — система, по которой подаётся напряжение для трамваев и троллейбусов. Естественно, такая система требует постоянного обслуживания, чем и занимаются монтёры контактной сети. Эта служба в Петербурге разбита на пять районов: Северный, Восточный, Юго-Западный, Западный и Центральный. Раньше был ещё Северо-Западный, но его распустили. Я поговорил с работниками Западного района.

Капля на «Мерсе»

Меня встретил бригадир Владимир Гречников, молодой, крепкий мужчина (лет 30-ти) с открытым русским лицом.

— Привет, ты вовремя. Только что поступила заявка. На Невском — обрыв подвески.

Рядом с воротами стояла машина с «домиком» и «люлькой», жёлтая с красной полосой.

Бригадир Владимир Гречников

Монтёр Андрей залез в «домик», где лежал всякий инструмент, разные запчасти, провода, а мы с Володей разместились в кабине, где за рулём уже сидел водитель.

— А что такое подвеска? — спросил я.

— Подвесная система держит всю конструкцию: несущая подвеска, а под ней — фиксирующая. Ничего серьёзного, но иногда провода горят, когда на них падает подвеска. Плюс на минус — и, пожалуйста, замыкание. Однажды рядом с Казанским собором провод плавился, аж брызги летели. И одна капля попала на лобовое стекло «Мерса». И что ты думаешь? На глазах у изумлённого водителя оно пошло трещинами! — слушая Володю, я жалел, что в школе не учил физику как следует — ведь вот что бывает, когда минус на плюс…

Владимир Гречников и его напарник Андрей рядом с машиной ремонтной службы контактной сети

— Сейчас быстро доедем. Утро. А то днём, бывает, не пробиться. Пробки. Никто не пропускает. А у нас везде «зелёный свет», как у «скорой», — вступил в разговор шофёр Саша. — Приходится включать сирену, ведь чем дольше мы будем ехать, тем больше опасности, что простая поломка, скажем, обрыв провода, превратится в серьёзную аварию.

— Верно! — поддержал товарища Володя, когда мы выезжали на утренний Невский. — Недавно случай был. Подвеска упала, мы не успели ещё огородить участок работы, и в подвеску въехал… красный «Ягуар» с милицейским номером.

Откуда у милиционеров деньги на «Ягуар» — вопрос отдельный. Но до конфликта дело не дошло, а вот когда подвеска упала на ВМW, то ребят-монтёров оштрафовали: комиссия выяснила, что во время профилактических работ они недостаточно крепко закрепили подвеску, вот та и упала. Кстати, бригады службы контактной сети выходят на дежурство (сутки — с 8 утра) и на профилактические работы (по ночам). Дежурная бригада выезжает по всем заявкам, которые поступают от диспетчера. Тот получает заявки от ревизоров, которые сидят в будках на перекрестках, к тем, в свою очередь, поступает информация от водителей трамваев и троллейбусов, а то и других водителей, которые заметили неисправность. Что касается конфликтных ситуаций, то их разрешает специальная бригада контактной сети.

Монтёр Андрей имеет философское образование

Мы наконец доехали до места, где что-то случилось с подвеской, рядом с Аничковым мостом. Володя и Андрей огородили место работы полосатыми заборчиками со знаком «Стоп», поднялись на «люльке» до проводов и стали производить какие-то манипуляции с железякой в виде скобы, которая висела над проводами. Троллейбусы мирно стояли один за другим. Мимо пролетали машины.

— Ты бы в кабине посидел. От греха подальше, — бросил Андрей сверху. — А то собьют.

Парни управились минут за 15.  Мы поехали обратно. Володя сел в «домик», а со мной в кабине поехал Андрей – парень, похожий на викинга или на участника хэви-металлической группы: высокий (где-то 190 см с лишним), плечистый, светло-русые волосы до середины спины, борода-эспаньолка, суровый взгляд. Матёрый такой парень…

— Я смотрю, у вас тут много молодёжи работает, — спросил я, чтобы завязать разговор.

— Это иллюзия!

— Но вы-то с Володей вполне реальные персонажи, — пошутил я.

— Мы не иллюзия, а исключение. Средний возраст монтёров — лет 45. Но и пенсионеров немало.

Владимир Гречников в свободное время занимается военной археологией

Оказалось, что Андрей выпускник вечернего отделения философского факультета «большого» университета. В контактной сети он как бы подрабатывает. До армии работал сторожем Западного района, после того, как он отслужил в Псковской дивизии ВДВ, его произвели в монтёры. Так или иначе, в контактной сети он уже работает 10 лет и знает об этой службе не понаслышке. На монтёра нигде не учился, а постигал секреты мастерства на практике, как и большинство его коллег. Внешний вид Андрея — свидетельство не его увлечения экстремальной музыкой, а проявление его православного мировосприятия. Поэтому Андрей сильно переживал, что ему пришлось работать в праздник Пасхи, когда место верующего – в храме, среди молящихся. Андрей написал диплом на тему «Метафизика здоровья». Вот какие монтёры в Службе контактной сети!

— И что, падение подвязок — ваша главная проблема? — перевел я разговор в «профессионально-контактное» русло.

— Подвязки – это у барышень, что чулки носят. У нас, в контактной сети, — подвески. Подвески — это не самая большая проблема. Хуже, когда обрывается провод, это намного опасней. Для нас самое горячее время, когда происходит перепад температуры воздуха, допустим, с минуса резко идёт на плюс. Провода провисают, рвутся. Кроме того, зимой стали дороги посыпать реактивами, которые испаряясь, оседают на проводах и буквально изъедают их. Иногда провода горят, что пугает прохожих. Фуры часто рвут провода.

Православный монтёр Андрей написал диплом о метафизике здоровья

— А током никого ещё не убило?

— Напряжение в сети 600 вольт. Когда меняем провод, то напряжение, как правило, отключаем. Но, бывает, что и нет, если нужно быстро отработать, чтобы не образовалась пробка. Вообще-то человек — плохой проводник тока. Вот у нас в районе монтёр был, сейчас он мастером стал — Валерий Ульянов. Так он голыми руками провода брал. Несколько раз его тряхнуло, правда, но потом он перестал чувствовать разряды. Лет десять назад произошёл несчастный случай. В дождливый день фура сорвала провода, а напряжение на подстанции не отключили. Провода упали на фуру, водитель решил вылезти из кабины: только он поставил одну ногу на землю, по нему прошел разряд и он погиб. Ульянов говорит, что если бы шофёр выпрыгнул из машины сразу на обе ноги, он остался бы жив, по ушам бы дало — и всё!

— И часто на подстанции забывают отключить напряжение?

— Не часто. Но бывает. Однажды зимой приехали на обрыв, видим: провод валяется, снег под ним уже растаял и вода закипает.

Самое опасное время для контактной сети — когда происходит перепад температуры воздуха

— Опасная у вас работа, под напряжением…

— Если соблюдать правила техники безопасности, то всё будет нормально. Правда, года два назад в Западном районе погиб монтёр. Скидывая подвеску, зацепился за неё рукавицей и вылетел из «люльки», упал лицом вниз…

— А где самые проблемные участки?

— Это зависит от качества дорог и количества транспорта. Если служба путей вовремя ремонт не сделает, трамвай начинает гулять, а пантограф (это рога трамвайные. — Д. Ж.) — пилить провода. Очень проблемные места — виадуки. Там создаётся микроклимат, влажность большая, провода провисают, и их срывает транспорт.

Падение в «люльке»

Мы вернулись в район. Нас встретил сторож — пожилой седой мужчина.

— Это Рудольф Николаевич Фенин. Всю жизнь отработал в контактной сети, — представил сторожа Андрей.

Рудольф Николаевич кивнул и удалился в кабинет начальника.

Однажды люлька, в которой работал Андрей, оборвалась

— Фенин начинал монтёром, дорос до начальника всей контактной сети Петербурга, потом, перед пенсией, был начальником нашего района и вот, выйдя на пенсию, пошёл в сторожа. Не мыслит своего существования без Службы контактной сети! В этом смысле он человек уникальный, — продолжил Андрей.

Помещение, где располагается служба района, представляет собой двухэтажное помещение: внизу — мастерские, где хранятся инвентарь, запчасти, есть сушилка. А наверху — кабинет начальника и мастера, раздевалка, где стоит телевизор «Горизонт», а также комната отдыха с топчанами и кухня.

Мы уселись на кухне, стали пить чай.

— Еду с собой приносите или вам обеды привозят?

Ребята улыбнулись.

— Обеды приносим с собой. В баночках, в судочках, — с ёрнической интонацией сказал Андрей.

— Сколько в месяц выходит?

— В месяц мы вырабатываем 160-170 часов. А вот суммы заработной платы, вы простите, вопрос слишком деликатный, чтобы его обсуждать с человеком со стороны.

— Но вас устраивает зарплата?

— Я не вижу смысла в поиске новой работы. Везде предлагают те же деньги, а здесь больше свободного времени, — сказал бригадир Гречников.

Монтёр Валерий Ульянов (слева) не боится ударов током

Оказалось, что Володя увлекается военной археологией – «копает», и свободное время для него — большая ценность. Что касается Андрея, то он считает себя подрабатывающим студентом. Как подработка Служба контактной сети — не худший вариант. Что касается остальных, то им приходится халтурить: кто крыши кроет, кто рыбачит… Многие работники живут в Ленобласти.

Автопарк — большая проблема Службы контактной сети. Почти все машины старые. Часто ломаются. Андрей рассказал, что однажды, когда он и токонепробиваемый Ульянов работали на середине моста Лейтенанта Шмидта, упала «люлька». Лететь вниз в «люльке», находясь на середине моста, ощущение экстремальное, не очень приятное…

При Валентине Матвиенко Петербург перестал быть «трамвайной столицей», однако монтёров всё равно не хватает. В день трамвайно-троллейбусные провода города обслуживают всего 5-6 бригад. Этого явно недостаточно. По расписанию в бригаде должно быть три человека, а работают по двое. Если происходит крупная авария, на подмогу выезжают бригады из других районов. А в советские годы монтёрами даже женщины работали…

Монтёрам редко удаётся поспать ночью

За ту смену Володя и Андрей ещё пять раз выезжали устранять обрыв подвески. Кстати, эти обрывы часто происходят по вине ГИБДД, которая тихой сапой вешает на подвески свои знаки. Могли бы вешать, на что-то другое. А то контактная сеть у нас быстро изнашивается.

Читайте также другие тексты из серии «Они не работают в офисе»:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Мачо с ЛМЗ

Дмитрий ЖВАНИЯ. Женщины в оранжевых жилетах

Дмитрий ЖВАНИЯ. Мужчины с крепкими нервами

Дмитрий ЖВАНИЯ. Люди под напряжением