30 марта 2011

Небожители занимают крыши и чердаки

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Тема строительства мансард на исторических зданиях – к сожалению, уже можно сказать, типично петербургская — на фоне перманентного горения то и дело вспыхивает новыми протуберанцами. Вот и сейчас: жители дома по Итальянской улице, 37/ Караванной, 18, выиграли в районной инстанции судебную тяжбу, создав тем самым (как бы не сглазить!) очень важный и многообещающий для города прецедент. При этом в эпицентр громких «мансардных» скандалов всё чаще попадают персонажи весьма известные и в городе, и в России, и даже в других странах.

«Итальянцы» атакуют и выигрывают

Иск собственников квартир дома был адресован представителям исполнительной власти двух уровней – КУГИ и Управлению федеральной регистрационной службы по Петербургу. А также частному лицу — инвестору, которому администрация Центрального района своим распоряжением в 2005 году предоставила чердак дома на Итальянской «для создания жилых помещений».

Итальянская улица, 37/18

По итогам судебного разбирательства практически все требования истцов оказались удовлетворены. Во-первых, и это главное, жителям удалось доказать, что предмет раздора — тот самый чердак — является «общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме, принадлежащих им на праве общей долевой собственности». Во-вторых, регистрация права собственности Петербурга на эти чердачные помещения признана недействительной.

Общей собственностью жильцов признаны и трубопроводы, расположенные на чердаке, но это уже частность. Самое существенное в данном судебном решении, конечно, то, что чердак не принадлежит городу. А значит, инвестору он был предоставлен нелегитимно. Следовательно, возведение мансарды также противоречит закону. И теперь, когда решение Куйбышевского суда вступит, наконец, в силу, чиновникам придётся отыгрывать всё назад.

Случай в истории петербургского антимансардного движения не единственный, но редчайший. Владельцы квартир в других домах (взять хотя бы Невский, 3; Миллионную, 12; другие знаковые адреса) годами судятся, приглашают хороших юристов, но так и не могут получить подтверждения своих имущественных прав на технические чердаки, планомерно превращаемые в элитные мансарды и пентхаусы. Теперь, изучив материалы выигранного дела и строго следуя отработанному алгоритму, коллеги «итальянцев» по Антимансардной коалиции имеют шанс далеко продвинуться в процессе отстаивания своих домов от экспансии апологетов мансардного бума.

Правда, для этого судьбоносное решение, вынесенное в пользу жильцов, должно ещё устоять в Городском суде. Заседание по жалобе инвестора назначено на 5 апреля. Однако — и это не может не удивлять — как сообщила Артели аналитиков лидер местной инициативной группы Светлана Цылёва, уже в середине марта по чьему-то указанию начали разбирать строительный забор, который простоял возле дома на Итальянской, 37, без малого два года! Означает ли это, что чиновники сдались без дальнейшего боя? Представляют ли они масштабы последствий создания столь опасного для себя прецедента?

Представитель дома на Итальянской, 37 Светлана Цылёва зачитывает текст коллективной петиции, адресованной главе КУГИ Игорю Метельскому

Спектр технологий, используемых активистами Антимансардной коалиции для защиты исторических зданий от посягательств очередного инвестора, достаточно широк. Одни инициативные группы, как уже было сказано, посредством Фемиды пытаются доказать свои имущественные права на чердак. Иски подаются, как в федеральные суды общей юрисдикции гражданами (владельцами квартир в доме), так и в арбитраж от имени товариществ собственников жилья. Однако и те, и другие процессы заканчиваются, как правило, не в пользу жителей. Например, в середине марта ТСЖ «Миллионная, 12» проиграло изнурительную многолетнюю тяжбу, дойдя до последней инстанции арбитражного суда, но так и не отстояв бывший чердак, превращённый в двухуровневую мансарду.

Другие жильцы делают ставку на законодательство об охране культурного наследия, которое не предусматривает «реконструкцию» исторических объектов и прямо запрещает искажение их объёмно-пространственного решения. Правда, все эти положения относятся только к официально зарегистрированным памятникам. А если здание – пусть и очень красивое, старинное, построенное талантливым зодчим, связанное с целым рядом культовых личностей и знаковых исторических событий — в реестр объектов наследия не попало или по каким-то причинам из него выпало (как в случае с тем же домом по Миллионной, 12), — то закон не работает.

Одиночный пикет градозащитника Андрея Воронцова неподалеку от входа в КУГИ

От депутата до сенатора и обратно

Но даже в тех случаях, когда дом является признанным памятником, добиться прекращения строительства мансарды, основываясь на незаконности искажения внешнего облика здания, ещё никому не удавалось. Так, жители особняка Шишмарёва — дома-памятника XVIII века на Невском, 3, в двух шагах от Дворцовой площади, завалили суды заявлениями и жалобами, ссылаясь, в том числе, и на недопустимость изменения параметров предметов охраны объекта культурного наследия. Несмотря на то, что люди в доме подобрались весьма непростые: это и Людмила Петрушова — тёща политика и предпринимателя Муратбека Кетебаева, и Галина Фоменко — мама участника легендарного квартета «Секрет», шоумена Николая Фоменко, и семейство телеведущей Дуни Смирновой, и многие другие небезызвестные в разных сферах деятели и их родственники, доводов истцов никто не услышал. Гармоничное некогда здание уже обезображено огромным пентхаусом, а на внутренних фасадах появились два современных навесных лифта.

Невский проспект, 3, ещё до возведения мансарды

Другие жильцы-активисты пытаются отстоять свои права, основываясь на том, что строительные работы по возведению мансарды приводят к разрушению конструкций дома. Скажем, на Невском, 3, с началом «переустройства» чердака часть квартир стало постоянно заливать, стены и потолки пошли трещинами.

Наряду с этим жители обращают внимание на то, что в документы, оформляемые чиновниками, изначально вносились заведомо ложные сведения. Некоторые из собственников недвижимости в зданиях, «облагороженных» современными мансардами, — среди них, например, Пётр Степанов из инициативной группы дома 22-24 по Невскому проспекту, уже несколько лет не вылезают из милиции и прокуратуры, добиваясь возбуждения уголовных дел в отношении, как чиновников, так и инвесторов, и строителей. Но раз за разом получают отказ.

Строительство мансарды на Невском, дом 3

Представители Антимансардной коалиции уверены, что попытки защитить свои жилища в правовом поле зачастую упираются в слишком громкие фамилии и чересчур большие связи, которые стоят за той или иной мансардой.

В конце прошлого года депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалёв (фракция «Справедливая Россия»), откликаясь на обращение Антимансардной коалиции, направил губернатору города Валентине Матвиенко запрос. Парламентарий интересовался подоплёкой 128 инвестиционных договоров о «создании жилых и нежилых помещений на чердачных и мансардных этажах», заключённых городом с некими фирмами и частными лицами. В частности, автор документа просил уточнить, когда и на каких основаниях возникло право собственности Петербурга на указанные помещения (до их реконструкции). Но главное, что надеялся узнать депутат, а вместе с ним жители: кто на самом деле является «соинвестором, дольщиком, выгодоприобретателем» в каждом случае строительства мансарды.

На Невском, 64, мансарда строится для актёра Михаила Боярского

В ответ из Смольного пришёл небольшой текст за подписью вице-губернатора Игоря Метельского и таблица на 16 листах. Из перечисленных в ней договоров, 85 из которых относятся к Центральному, Адмиралтейскому и Петроградскому районам, внимание широкой публики привлекут, пожалуй, немногие (более всего, конечно, — фамилии инвесторов по этим адресам).

Сводный список, предоставленный Смольным, охватывает период чуть более десяти лет. Если говорить о центральных районах, то перечень адресов, по которым было разрешено переоборудовать чердаки в мансарды, начинается с Фонтанки (в 1998-м году частному лицу было выделено чердачное помещение, расположенное над тремя квартирами в доме 24) и Фонтанкой же заканчивается. Два последних (по срокам) приведённых в таблице инвестиционных договора датированы июлем 2008-го. Согласно одному из этих договоров, Наталья Якунина, жена главы ОАО «Российские железные дороги» Владимира Якунина, получила возможность инвестировать свои силы и средства в чердак дома 5 по набережной Фонтанки (он же — дом 2 по Караванной).

Право инвестировать свои силы и средства в чердак дома 5 по набережной Фонтанки (он же - дом 2 по Караванной) получила жена Владимира Якунина - главы ОАО РЖД

На Невском, 64 (Караванной, 11), по договору 2006-го года мансарду совместно с ещё двумя частными лицами строит актёр Михаил Боярский. Кстати, дом на Мойке, 31, где квартирами владеют тот же Боярский и вдова первого мэра Петербурга Анатолия Собчака сенатор Людмила Нарусова, также присутствует в «мансардном» списке. Инвестиционный договор по этому адресу датирован 2000-м годом, в качестве инвестора фигурирует некое частное лицо.

На Смольном проспекте, 6, доводится до ума мансарда депутата Законодательного собрания Никиты Ананова (фракция «Единая Россия»). Как видно из смольнинской справки, народный избранник заключил два инвестиционных договора на переоборудование трёх нежилых помещений, один — в 2000-м, другой — в 2005-м году. Кстати, ещё два помещения по этому же адресу, превращённые в мансарду, по договору 2004-го года числятся за ООО «Компания БизнесЛинк» (империю «БизнесЛинк» тесно связывают с семейством вице-губернатора Юрия Молчанова).

В мансарде на Смольном проспекте, 6, обосновался единоросс Никита Ананов

На Таврической, 37, возведена мансарда Эммы Лавринович, директора БКЗ «Октябрьский». Её соседями-мансардовладельцами стали предприниматель Марк Диновец и «нейтральное» частное лицо. С каждым из инвесторов в 2005-м году в один и тот же день был заключён свой договор на «часть нежилого помещения». Президенту Федерации дзюдо Петербурга Игорю Сидоркевичу договор 2000-го года дал право модернизировать чердак на улице Чайковского, 83 (Потёмкинской, 7).

Завершается парад инвесторов — видимо, по стечению обстоятельств — двумя весьма характерными договорами. Адреса вроде бы разные, и инвесторы вроде бы разные, однако при ближайшем рассмотрении прослеживается, как бы это сказать, связь. Под номером 127 значится договор, подписанный в середине 2000 года с ЗАО «Балтийская коммерция» — на переоборудование чердака на улице Якубовича, 2. А вслед за ним, под номером 128 — договор, дающий право построить мансарду на доме по набережной канала Грибоедова, 107 (он же дом 6 по Театральной площади). Второй из указанных договоров был заключён в конце 1999 года с Натальей Прахиной, женой Бориса Прахина, главы «Балтийской коммерции».

Сын за отца не отвечает

Что касается особняка Шишмарёва, то здесь в графе «инвестор» указано: «ООО «Невский, 3». Жители-то, само собой, рассчитывали узнать, кто стоит за таинственной фирмой, взявшей в качестве наименования адрес их дома (законом это не запрещено). Однако Смольный предпочёл данную информацию не раскрывать. Притом что из высказываний представителей застройщика следует, будто бы в создании пентхауса на доме-памятнике заинтересовано ни много, ни мало «второе лицо в «Единой России».

В приспособлении мансардного помещения под жильё на Невском,3, был заинтересован один из лидеров "Единой России"

По целому ряду других договоров в качестве инвесторов указаны такого же рода «адресные» структуры (например, ООО «Миллионная, 17»), фирмы с ни о чём не говорящими названиями или никому не известные физические лица. Забавно, что среди инвесторов-юрлиц удалось обнаружить ООО «Вертикаль» и ООО «Горизонталь».

Статистика адресов показывает, что наиболее привлекательными в глазах мансардостроителей выглядят Миллионная улица (10 договоров), Таврическая улица (7 договоров), Невский проспект (7 договоров). Миллионную застраивают мансардами чуть ли не «в линию»: дом 15, дом 17, дом 19, дом 23… По чётной стороне: дом 4. дом 6, дом 10, дом 12… Зато Таврическую инвесторы берут по кусочкам. Так, в 2004-м году некому физическому лицу выделили чердачное помещение в доме № 2. А спустя несколько месяцев (договор оформлен уже 2005-м годом) тому же самому физическому лицу передали ещё одно «пом. чердак», как пишут чиновники, в том же самом доме (неужели сразу постеснялись?).

Невский, 22-24 - по сути, это целый квартал, где на домах возводятся мансарды

Примечательно, что адрес «Невский, 22-24» встречается в таблице всего один раз. По информации Смольного, здесь был заключён единственный договор на преобразование чердака, датированный июнем 2007-го года, на имя физического лица Елены Хвостовской. Меж тем, по сведениям жителей, на доме за последнее время выросло уже не менее шести мансард (некоторые из них — двухуровневые), и это не предел: в ближайших планах инвесторов новое масштабное строительство.

На проблемах вышеупомянутого дома имеет смысл остановиться подробнее. Здесь — словно для примера, сконцентрировались все мыслимые скандалы и коллизии, которые несёт с собой оголтелое мансардное строительство. Особенно, если речь идёт об элитной сверхдорогой недвижимости, и в процессе замешаны очень важные персоны.

Большая Конюшенная, 10. Над исторической мансардой надстраивается новая

Де-факто Невский, 22-24, это даже не дом, а целый квартал, ограниченный Невским проспектом, Большой Конюшенной, Шведским переулком и Малой Конюшенной улицей. Жилой комплекс скомпонован вокруг доминанты – собора Святого Петра (Петрикирхе), здесь же находится и старейшее в городе училище (школа) Святого Петра, в настоящее время – средняя школа № 222 «Петришуле». В «консолидированный» адрес входят здания, расположенные на Большой Конюшенной, 10-12-14, и на Малой Конюшенной, 5-7-9; иногда их учитывают порознь, отсюда возникает путаница.

Согласно справке КГИОП за подписью заместителя председателя комитета Бориса Кирикова, «здание по адресу Невский, 22-24, состоит в списках памятников истории и культуры федерального значения… в связи с чем все ремонтно-реставрационные и строительные работы по зданию подлежат обязательному согласованию с КГИОП». Казалось бы, двойного толкования быть не может: «реконструкцию» чердаков необходимо согласовывать с охранными ведомствами (а те, по идее, должны такие проекты ветировать). Однако в различных бумагах из властных инстанций нет-нет, да и появляются ссылки на то, что якобы статус памятника закреплён только за Петрикирхе. Имеются разночтения и по принадлежности объектов наследия. Эпистолярный роман жителей с чиновниками на эту тему продолжается несколько лет. На адрес одной из активисток, Татьяны Борисовой (кстати, сама она тоже живёт в мансарде — только исторической) приходят многостраничные ответы, мало что проясняющие по сути вопроса.

Мансарда на Малой Конюшенной, 7 - вид со двора

Но то, что дом – «виповский», сомнений не вызывает ни у кого. Ректор Гуманитарного университета профсоюзов Александр Запесоцкий с сыном Юрием Запесоцким; сын Михаила Боярского предприниматель Сергей Боярский, ставший «звездой» ещё в юном возрасте, исполнив вместе со своим папой и отцом и сыном Резниковыми шлягер о динозавриках; предприниматель, известный в обеих столицах обозреватель и хроникёр светской жизни Юрий Дормидошин; ресторатор, гражданин Израиля Леонид Ноткин; легенда риелторского бизнеса, создатель скандально знаменитого холдинга «Любимый город», участник одного из самых громких уголовных процессов последнего десятилетия Александр Мошкалов с женой Ириной Мошкаловой; успешный отельер, владелец сети Nevsky Hotels Group Михаил Березин; жена вице-губернатора Ленинградской области по строительству, дорожному хозяйству, энергетическому комплексу и ЖКХ Николая Пасяды Алла Пасяда… Когда просматриваешь списки владельцев недвижимости в доме, в глазах рябит от обилия известных имён.

Ну-ка, отними

А то, что новопостроенных и строящихся мансард на Невском, 22-24, гораздо больше одной, видно невооружённым глазом. Например, на здании по Большой Конюшенной, 10, поверх исторической мансарды надстроен ещё один, современный этаж, а примерно четвёртая часть здания — там, где исторической мансарды не было, приросла двухуровневым новоделом, откровенно уродующим дом. На Большой Конюшенной, 12, опять-таки историческая мансарда обрела второй этаж. Соседний дом 14/ 22 надстроен мансардой со стороны двора; аналогичная участь постигла и дом 9/ 24 по Малой Конюшенной. На соседнем здании, № 7, над исторической мансардой возведён дополнительный этаж…

Мансарда на Большой Конюшенной, 12

Почему все перечисленные мансарды не попали в итоговый список, составленный Смольным? Версии существуют разные. Возможно, потому, что в запросе депутата Ковалёва речь идёт о мансардах, только ещё подлежащих «приёмке в эксплуатацию», согласно распоряжению правительства Санкт-Петербурга от 02.08.2010 N 76-рп, а мансарды на доме 22-24 уже вовсю эксплуатируются? Или потому, что в упомянутом распоряжении за подписью губернатора северной столицы фигурируют «жилые и нежилые помещения, созданные в соответствии с требованиями действующего законодательства» — а мансарды на доме 22-24 созданы с нарушениями закона?

По крайней мере, в письмах Петербургской городской прокуратуры, датированных мартом и июнем 2008-го года, однозначно сказано, что чердачные помещения 180-Н, 190-Н, 191-Н, 192-Н по рассматриваемому адресу незаконно «внесены в Реестр собственности Санкт-Петербурга в полном объёме». Прокуратура разъясняет, что, «поскольку указанные помещения являются общим имуществом дома, в собственности Петербурга может находиться только доля чердачного пространства, соответствующая количеству неприватизированных помещений в доме» (площадей, принадлежащих городу, по состоянию на февраль 2006 года в доме было менее 15 тысяч кв. м при общей площади, принадлежащей домовладельцам, 41 тысяча кв. м).

Предприниматель, известный в обеих столицах обозреватель и хроникёр светской жизни Юрий Дормидошин - обитатель дома на Невском, 22-24

В феврале 2006-го создаётся ТСЖ «Невский, 22-24», председателем которого избирается специалист по недвижимости Александр Мошкалов. А в марте тогдашняя глава Центрального района Светлана Штукова (сейчас — председатель Архивного комитета Петербурга) подписывает — в один и тот же день — целую пачку распоряжений «о переоборудовании чердачного помещения» в доме. Осчастливленными оказались Елена Мухаметова, Ирина Мошкалова (дважды), Леонид Ноткин, Михаил Березин.

К слову, уже упоминавшаяся жительница исторической мансарды в доме, член инициативной группы Татьяна Борисова рассказала Артели аналитиков, что госпожа Мухаметова наряду с этим настоятельно просила активистку «уступить» ей свою площадь.

— Прямых угроз не было, но звучало всё это весьма специфически, — признаётся Борисова.

«Передача объекта и выдача разрешения на начало производства работ в вышеназванных помещениях также осуществлены ГУ ЖА ЦАР с нарушением законодательства», — констатирует меж тем прокуратура. Характерно, что все рабочие проекты реконструкции данных чердачных помещений, по информации прокуроров, согласовал и КГИОП.

Одна из мансард на Невском, 22-24, возможно, будет принадлежать Юрию Запесоцкому, который считает, что хороших партнёров, как и настоящих друзей, не может быть много

«Работы по устройству мансард в чердачных помещениях объектов культурного наследия выполнены без согласованной в установленном порядке проектно-сметной документации; без разрешения на производство работ, выданного уполномоченным органом охраны культурного наследия; организацией, не имеющей лицензии на производство работ по реставрации», — возмущались руководители петербургского отделения ВООПИиК Александр Марголис и Маргарита Штиглиц (письмо датировано апрелем 2008 года).

«Устройство мансард на указанных зданиях является грубым нарушением законодательства… нарушило архитектурную композицию памятников, существенно изменило условия их визуального восприятия» — резюмировали влиятельные градозащитники. Казалось бы, после такого вердикта только и остаётся, что снести (и мансарды, и повинные головы). Тем более, что прокуратура направляла и Штуковой, и в ГУ ЖА ЦАР, и Метельскому (в бытность его ещё председателем КУГИ), и председателю КГИОП Вере Дементьевой предписания с требованием «устранить нарушения законодательства».

Вид на дома 7 и 9 по Малой Конюшенной улице

На этом примере хорошо видно, что схема отчуждения чердаков в многоквартирных домах, с тем, чтобы превратить их в мансарды, вовсе не такая уж мудрёная. И статус уникального памятника не спасает. Достаточно, чтобы КУГИ «неправильно учёл» чердак в реестре собственности города, потом передать помещения нужному инвестору — и дальше всё завертится. А после того, как всё завертелось, остановить машину уже практически невозможно.

Как выяснилось, мансарда, возникшая, например, на месте бывшего чердачного помещения 192-Н (напомним, незаконно включённого в реестр казны Петербурга), была сдана в эксплуатацию ещё в 2007 году. Де-юре это уже никакой не чердак, а жилая квартира, находящаяся в частной собственности господина Березина, и попробуй теперь с ней что-нибудь сделать! Точно так же, без помех и проволочек, был введён в эксплуатацию другой «реконструированный» чердак, из него получились целых две квартиры-мансарды. Одна из этих квартир (188, 5 кв. м) зарегистрирована на имя господина Ноткина, вторая (275, 4 кв. м) – на имя бывшего пресс-секретаря губернатора Петербурга Наталии Кутобаевой (Фоменко), нынешней жены уже упоминавшегося в этом тексте шоумена Николая Фоменко. Как так вышло, что по адресу: Невский, 3, они защищают здание-памятник от строительства современной мансарды, а на Невском, 22-24, — наоборот, сами же и выступают в качестве «дольщиков», члены семьи Фоменко предпочитают не комментировать.

Одна из мансард на Невском, 22-24, построена для Наталии Кутобаевой, бывшего секретаря Валентины Матвиенко (справа) и жены шоумена Николая Фоменко

Double room по-мохначёвски

Летом 2010 года в ТСЖ «Невский, 22-24» под руководством Александра Мошкалова со знанием дела распределили «под реконструкцию» ещё целый ряд чердаков. Речь идёт минимум о восьми чердачных помещениях. Потенциальными инвесторами названы всё тот же Березин, всё та же Мошкалова, Юрий Запесоцкий, Алла Пасяда, ещё три физических лица и частная компания. Только теперь инвестиционные договора будущим хозяевам новых мансард предстояло заключать не с КУГИ, а с товариществом в лице всё того же Мошкалова. Особенно внушительно выглядел, очевидно, договор, подписанный, с одной стороны — женой, с другой стороны — мужем.

Однако, судя по всему, на этот раз ставки оказались столь высоки, что главные действующие лица – риелтор Мошкалов и отельер Березин — не сумели договориться. Осенью грянула война.

За мансарды в районе собора святого Петра идёт война

Именитое сообщество дома раскололось на два противоборствующих лагеря. Жильцы стали находить в почтовых ящиках уведомления, подписанные той и другой сторонами конфликта: ещё вчера дружественные, «команда риелтора» и «команда отельера», не стесняясь, обвиняли друг друга во всех смертных грехах, припоминая и далёкое прошлое, и сегодняшние реалии.

«Мошкалов А. В. ведёт деятельность по управлению ТСЖ исходя из своей личной заинтересованности и корысти», — уличал оппонента Михаил Березин, отстранённый от должности председателя ревизионной комиссии ТСЖ. В свою очередь Александр Мошкалов и его соратники предостерегали жильцов от того, чтобы «доверить управление ТСЖ людям, извлекающим из нашего дома огромную коммерческую прибыль, захватывая при этом общее имущество и выкидывая собственников из их квартир» (имея в виду Березина).

«Сомнительная репутация», «мотивы наживы», «временщики»… «Обращаю ваше внимание на судьбу чердачных помещений, которыми незаконно завладела семья Мошкаловых», — призывал соседей к бдительности господин Березин, игнорируя собственное «бревно в глазу».

Не оставшись в долгу, команда Мошкалова предъявила Березину ответные претензии в «захвате чердака». А также впрямую обвинила руководство «Невского Гранд отеля» (эта гостиница из двух корпусов, входящая в сеть Nevsky Hotels Group, расположена всё в том же доме 22-24, на углу Невского и Большой Конюшенной) в «незаконной реконструкции помещения по поддельным документам».

Пока Юрий Зудов ухаживал за мамой на проспекте Луначарского, в его комнатах на Невском разместились гостиничные номера

Интересно, а раньше-то почему молчали? Нашумевшая история с квартирой, превращённой в гостиницу, тянется уже лет пять. Её ключевой персонаж, собственник недвижимости в доме 22-24, он же — жертва отельеров Юрий Зудов получил широкую известность отнюдь не по своей воле. Представьте: возвращается человек после долгого отсутствия домой, а вместо его двух комнат – гостиничный номер!.. У Зудова охотно брали интервью, снимали репортажи с его участием. За это время, по его подсчётам, он направил в различные инстанции более ста (!) заявлений. Но жить всё это время ему по-прежнему было негде. И только в этом году Юрию удалось, наконец, выиграть судебную тяжбу и полностью отстоять своё право на принадлежащее ему жильё.

Владелец сети отелей в процессе не участвовал, отдувались непосредственные заказчики проекта так называемой «перепланировки квартиры», супруги Мохначёвы. Проект был утверждён МВК Центрального района в мае 2006 года, а в сентябре уже реализован. Заметим, пресловутое согласование МВК, которое и дало ход дальнейшему развитию событий, по результатам целого ряда проверок (в том числе, районной прокуратуры) уже давно признано недействительным. Но лишь теперь Куйбышевский суд обязал ответчиков привести квартиру в первоначальное состояние и вернуть законному владельцу его комнаты и часть мест общего пользования. Также Мохначёвы должны будут выплатить соседу поневоле определённую, хотя и очень небольшую денежную сумму, покрывающую судебные издержки. Истец на этом не остановился и требует для обидчиков уголовной ответственности.

Добавим, что тот же самый Михаил Мохначёв в качестве частного инвестора с грандиозным скандалом надстроил двухэтажной мансардой уже упоминавшееся в этом тексте историческое здание на Миллионной улице, 12, где в 1917-м году Великий князь Михаил Романов отрекся от престола.

Строительство очередной мансарды

Жителям Миллионной, как уже было сказано, отстоять свой дом не удалось. Кстати, Мохначёв, помимо прочего, пытался присвоить себе и пост председателя ТСЖ «Миллионная, 12». «В нарушение действующего законодательства, с 17 по 20 августа 2009 года было проведено внеочередное собрание в форме заочного голосования, на котором Мохначев М. А. сам себя избрал председателем ТСЖ, — не мудрствуя лукаво, назвал вещи своими именами и. о. начальника КМ УВД по Петроградскому району в сентябре 2009 года. — Т. о. следует вывод, что документы, представленные в МИ ФНС России №15 по Санкт-Петербургу, содержат заведомо ложные сведения в отношении регистрации и (или) изменений, вносимых в учредительные документы ТСЖ». Впрочем, за констатацией фактов опять-таки ничего не последовало. Ну подумаешь — сам себя избрал и ложные сведения представил.

Инвестиционный договор с «проверенным человеком» подписал – а как иначе — всё тот же КУГИ, соответствующее распоряжение издала всё та же администрация Центрального района. Причём, согласно смольнинской таблице, договор (как будто бы с Мохначёвым) был заключён в мае 2004 года, хотя тогда инвесторы были совсем другими, фамилия же «Мохначёв» появилась в документах только в 2009-м году.

А тем временем борьба за власть в ТСЖ «Невский, 22-24» достигла апогея. В настоящий момент Мошкалов и его команда утверждают, что легитимно избрались в правление на новый срок. Команда Березина утверждает обратное. «В товариществе в настоящее время сложилась чрезвычайная ситуация», — пишет Михаил Березин в официальном уведомлении на бланке ТСЖ.

В эти дни в доме должно завершиться внеочередное заочное голосование по ряду судьбоносных вопросов, инициированное Березиным и его сторонниками. В состав нового правления товарищества Березин предлагает включить себя, представителей двух коммерческих фирм, Аллу Пасяду и представителя администрации Центрального района. А в состав счётной группы — представителя администрации Центрального района, представителя ряда организаций — крупных собственников помещений в доме и — конечно же — Михаила Мохначёва.

В то время, как богатые и знаменитые бьются не на жизнь, а на смерть, рядовые жильцы дома пытаются подсчитать уже понесённые потери — и понять, от кого же из претендентов ждать худшего. И приходят к выводу, что хрен редьки не слаще.

Справка

Большая Итальянская ул. (ныне Итальянская), 37/ 18 (угол Караванной ул.). Доходный дом М. Мальцевой — Дом Фролова. Построен: конец XVIII – начало XIX века, автор не установлен. Перестроен: арх. Сюзор П. Ю., 1870 год. Выявленный объект культурного наследия, рег. № 113 Списка ВВО 2005 года.

Невский пр., 3. Особняк И.  З. Шпаковского (А. Ф. Шишмарёва). Построен: арх. не установлен, 1779 год. Перестроен: арх. Брюллов А. П., Горностаев А. А., 1840-1841 годы. Памятник архитектуры регионального значения.

Миллионная ул., 12. Дом И. Верта — Дом Общества эксплуатации электрической энергии. Построен: середина XVIII века, архитектор не установлен. Перестроен: арх. Сегаль М. И., 1900 год. Объединённая охранная зона.


Невский пр., 22-24. Немецкая евангелическо-лютеранская церковь Св. Апостола Петра (с оградой) построена по проекту архитектора А. П. Броллюва в 1833-1838 годах. Входящие ныне в её комплекс жилые дома начали строить ещё раньше, в середине XVIII века — но свой окончательный облик они приобрели в 1910-1913 годах по проекту архитектора В. Э. Коллинса. Сейчас этот комплекс состоит из храма, школы и шести жилых домов (два — в стиле классицизм, четыре — в стиле высокой эклектики). Особенно нарядными смотрятся здания в эклектике, фасады которых богато декорированы лепниной и завершены оригинальными мансардами сложной конфигурации (Б. Конюшенная, 10 и 12; М. Конюшенная, 5 и 7). Эти здания числятся в списках выявленных объектов наследия, остальные — в списках федеральных памятников.

  • Елена Петрова

    М.Мохначев и М.Березин должны получить уголовные сроки. Это мошенники и их действия описаны в УК РФ.
    Однако, правоохранительные органы забыли о своих прямых обязанностях и посылают жителей дома судиться по уголовным делам в гражданский суд. Гражданский суд признал правоту жителей (тем самым выполнив за них функцию дознания), а дальше то что? Вор должен сидеть в тюрьме!!!!

    • Иван Новиков

      Приходите 3 апреля на Пионерскую площадь в 12.30 увидимся на митинге в Защиту города

  • http://www.gradpetra.info Дмитрий

    мансарды всегда строились в Петербурге, это беда не сегодняшнего дня, разница только в одном, раньше мансардный этаж был предназначен для бедных слоев населения, там обычно селились студенты, а теперь всё наоборот, в центре, на той же Большой Конюшенной, 10 и раньше была мансарда (в правой части), в наше время её просто продлили…
    http://www.gradpetra.info/?p=ph_view&id=11995&h=10

    А вот мансарды, построенные давненько на 10-й Советской
    http://www.gradpetra.info/?p=ph_view&id=21527

    Да, и если Вы обратите внимание на тот же дом 10 по Большой Конюшенной, то сможете обратить внимание, что этот дом неоднократно рос вверх, и раньше, когда горожане жили в городе, а не в музее, это не вызывало ни у кого возражений….

  • http://stroitelstvo.aurumv.ru/?p=286 Не в том дело, что мастеров хороших нет, а в том, кто разрешает строительство и какие /  Строительство блог

    […] мансард на исторических и архитектурных памятниках: http://sensusnovus.ru/analytics/2011/03/30/6524.html. В принципе, после площади Восстания, наверное, нам уже […]

    • http://набожителизанимаюкрышиичердаки Нина

      Света, поздравляем Вас и просим выслать копию решения суда для судебной практики- мы тоже судимся и за мансарду и за крышу и за вестибюль и за подвал, против приспособленца -в роли управляющей компании-4 иска в производстве.На мансарде самовольно сделали квартиры и поселились 5 семей- замок кодовый поставили.И в прокуратуру много раз писали и в жилищную инспекцию и уполномоченному по правам человека и.т.п.- как все -другим чиновникам- толку никакого-теперь судимся. Говорят , что в одной из построенных квартир работник водоканала живёт- чут-ли не главный бухгалтер.Прокуратура нам вообще писала , что и права -то у нас нет , якобы живём в общежитии , а это не общее имущество, но мы в суде доказали , что живём в жилом многоквартирном доме.Подлые приспособленцы живут да ещё от нас , собственников жилых помещений денег требуют. Ни у чиновников ни у этих хапуг совисти нет. На проокурора области за бездействие в суд подали так суд сказал, что у прокурора нет обязанность стоять на защите прав граждан , а есть только право-хочу защищаю- хочу-нет, но зарплату , видно , каждый месяц получает, которая формируется из налогов граждан.

  • Светлана Павловна Цылева

    Накануне Праздника БЛАГОВЕЩЕНИЯ (7 апреля) обращаюсь
    ко всем с БЛАГОЙ ВЕСТЬЮ!!!
    Горсуд ВЫИГРАН!!!!!
    МАНСАРДАМ — НЕТ на ул. Итальянской, 37.
    Решение Куйбышевского суда в пользу жильцов оставлено в силе. Судебные издержки в сумме 148 тыс. 358 руб. 65 копеек должны выплатить истцам КУГИ и инвестор Воробьёва И. В. в равной пропорции.

  • http://tsgdom.ru Андрей

    Уважаемые граждане, коллеги!

    Комиссия по защите прав собственников жилья на общее долевое имущество в многоквартирных домах при межрегиональной Ассоциации НКО ТСЖ и ЖСК (Москва) организует сбор данных о домах, в которых общее имущество: подвалы, колясочные, чердаки подверглись незаконному отчуждению, в том числе и муниципальными властями.

    Анкеты о пострадавших домах просим направлять по адресу: info@tsgdom.ru на специально созданный для защиты прав собственников жилых домов сайт tsgdom.ru,
    Бланк Анкеты размещен на: http://tsgdom.ru/projects/38-events/219-mater-po-otchuzhd-imush

    С уважением,
    председатель комиссии ОДИ, Ассоциации НКО ТСЖ и ЖСК,
    Пинчуков А.П.
    Тел. 8 9106607061

  • http://набожителизанимаюкрышиичердаки Нина

    Уважаемый Андрей, Вы пишете о комиссии, но я живу в г. Иркутске.дом , в котором я живу был построен в 85-90 годах 20 века.Дом построен тремя блоками.Дом строился по индивидуальному проекту » Иркутскгражданпроект» по заказу государстваи , разумеется, на народные деньги, но благодаря противоправным действиям или бездействиям чиновников разных уровней дом ратаскан по блокам.Блок «В» был зарегестрирован в собственность города в 1996году, но здан в аренду , а субарендаторами теперь является государство так как помешения берет у арендатора для своих нужд- ох и богато у нас государство. Блоки» и Бок»Б» на халяву были зарегестрированы за инвалидными организациями- заметьте — на халяву так как эти блоки у государства не покупались , а так , типа в порядке исключения одной инвалидной организации , якобы дали да ещё в придачу , в порядке исключения предприятие, не хило,а? Вот эти инвалиды и лишили жильцов и крыши и мансарды и вестибюля и колясочной и подвала- куда только не писали- одни отписки, а прокуратура и вовсе насмешила- типа мы проживаем в общежитии , а в общежитии ,дескать , нет общего имущества.Просили прокурора встать на защиту наших прав , так иски написали, что мы в общежитии живём, а какая о общежитии приватизация_ пришлось кучу доказательств предоставлять , что живём в многоквартирном доме, слава богу суд нам поверил-блок «Б» домом , а не общежитием признал, но не шибко-то чиновники торопятся решение суда исполнять- куда не кинь-везде подделки.В БТИ в тех паспорте встроенные шкафы комнатами обозначены , регистрационная служба регистрируя имущество только квадраты в коммунальной квартире жилого помещения , а общего имущества коммунальной квартиры оставляют инвалидам да и других нарушений не счесть.Прокуратура области боготворит к инвалидам-судимся….

  • http://vk.com/id234314338 Олег Козырев

    Просто ублюдочная власть. Ничего Святого! Мне кажется, что Губернатор Санкт-Петербурга, не только совершенно не компетентный, но и психически нездоровый.