28 февраля 2011

Бездомным предложили контракт со смертью

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Обездоленных граждан – т.н. лиц без определённого места жительства в эти дни не поминает всуе разве что глупый и ленивый. Высказаться на ставшую в одночасье актуальной тему спешат и высшие должностные лица, и маститые акулы пера, и многочисленные сетевые эксперты. «Шутка» читинского мэра, вскользь посетовавшего на невозможность легального «отстрела бомжей», оказалась, в общем-то, всем на руку. При этом очевидно, что поднятая шумиха и реальные проблемы бездомных, и уж тем более – пути решения этих проблем, между собой почти не сопрягаются.

Когда в товарищах согласья нет


Напомним, неудачно пошутив насчёт бездомных (эту реплику сразу растиражировали СМИ), мэр Читы Анатолий Михалёв извинился, отыграл назад и, тут же, перевёл тему в другую плоскость. «В настоящее время, когда остро встал вопрос об антитеррористической защищенности наших жилых домов, работниками УВД, управляющих компаний принимаются все меры по освобождению подвалов от незаконно там проживающих. К сожалению, операция носит временный успех. После короткого перерыва двери вновь взламываются, бомжи опять туда заселяются, и всё повторяется снова. Несколько дней назад в Чите в доме № 68 по улице Недорезова загорелся подвал, и мы были вынуждены в три часа ночи эвакуировать людей, временно размещали семьи с детьми в здании детского сада…» — принялся приводить конкретные примеры градоначальник. Прав ли он? Вероятно, да. Стало ли это для кого-то аргументом? Наверняка нет.

По мнению мэра Читы Анатолия Михалёва (слева), бомжи угрожают безопасности

Попытками оправдаться и отделить зёрна от плевел незадачливый мэр только усугубил своё положение. Для противников и политических оппонентов Михалёва его прокол послужил отличным плацдармом с тем, чтобы развернуть кампанию за его отставку. Так, коммунисты расценили слова единоросса Михалёва, «как опасное политическое заявление». «То, как произносились эти слова, – интонации, стилистика – ничто не говорит о том, что это была шутка. Не шутят жизнями людей государственные мужи», — припечатала секретарь Забайкальского крайкома КПРФ Ирина Щапова. На её взгляд, высказывание мэра «носит экстремистский характер и попахивает фашизмом». «Если сегодня отстреливать бомжей, как неугодных власти, то завтра кого — беспризорных детей?», — выстраивает логическую цепочку представитель компартии.

«Это вопрос колоссального цинизма «Единой России» и её руководства, — тут же вышел на глобальное обобщение в эфире Би-би-си другой представитель КПРФ, член комитета Госдумы по труду и социальной политике Николай Коломейцев. — Они сначала сделали людей бомжами, а теперь хотят их отстреливать. После таких заявлений прокурор обязан был возбудить уголовное дело и вообще назначить психиатрическую экспертизу. Здоров ли мэр, если он готов стрелять по людям, выдавать на них лицензии? Его надо срочно отстранить от должности».

По мнению члена КПРФ Николая Коломейцева, власть хочет отстреливать тех, кого она сама и породила

Целая плеяда не слишком-то известных политических и общественных деятелей не преминули воспользоваться ситуацией, в первую очередь, для собственного пиара. «Высказывание мэра Читы является аморальным и говорит о неспособности главы города выправить ситуацию в социальной сфере. Михалёв должен понести ответственность за свои слова», — погрозила пальцем член Общественной палаты России Надежда Школкина. По мнению Школкиной, речь может идти о статье 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», которая последнее время всё чаще применяется к представителям оппозиции.

Надежда Школкина назвала высказывание Анатолия Михалёва аморальным

К слову, с представителем ОП солидарно большинство пользователей блогосферы. Наиболее типичная позиция: «Вот только что по телеку сказали, что он (мэр Михалёв. – S.N.) отделается административным взысканием, как-то мягко, я бы посадил».

«Извинений мэра Читы за шутливую фразу об отстреле бомжей недостаточно, за такими высказываниями должны последовать дисциплинарные взыскания», — ратует всё же за более мягкое наказание член президентского совета по правам человека Елена Николаева. Николаева убеждена, что возникшую ситуацию обязаны прокомментировать «как местная дума, так и руководство Забайкальского края».

Откликнувшись на этот призыв, первый заместитель председателя Читинской городской думы, руководитель фракции «Единая Россия» в гордуме Анатолий Ибрагимов попытался обелить опального мэра, аттестовав Михалёва, как «трезвомыслящего человека, опытного и талантливого руководителя, дальновидного, умеющего мыслить масштабно; политика, благодаря которому Чита за последние годы получила более динамичное, нежели ранее, развитие». Ибрагимов не сомневается, что цитируемая на все лады неудачная фраза о бомжах была произнесена градоначальником «от отчаяния, с горечью, болью, это было криком души!». «Помочь людям вернуться к нормальной жизни – задача государственной значимости, задача федерального законодательства; её решение должно быть подкреплено соответствующим финансированием. Ведь людям необходимо дать жильё, работу по силам и возможностям, вернуть веру в доброе», — ударился в риторику вице-спикер.

Характерно, что на фоне этой благостной речи руководитель исполкома Забайкальского регионального отделения «Единой России» Дмитрий Кочергин недвусмысленно отмежевался от товарищей по партии. «Я считаю, что мэр Читы, отчитываясь перед депутатами городской думы, крайне некорректно высказался по поводу отношения к лицам без определенного места жительства, — отрезал главный забайкальский «медведь». — Подобные формулировки недопустимы. Мнение Михалёва не имеет никакого отношения к позиции и идеологии «Единой России». «Таких выражений официальные лица допускать не должны», — подхватил тезис сопартийца депутат Мосгордумы от «Единой России» Иван Новицкий.

Депутат Мосгордумы от «Единой России» Иван Новицкий убеждён, что Анатолий Михалёв позволил себе недопустимое высказывание

Пресс-служба Читинской городской администрации и УВД Забайкальского округа тем временем кинулись пересчитывать бродяг. Согласно опубликованной информации, цифры разошлись минимум в три раза.

«Позор пьяницам, тунеядцам»

Очевидно, когда страсти улягутся, последует череда внутрипартийных разборок и серия оргвыводов. Однако за гневными тирадами, обличительными опусами, местечковой и федеральной политической вознёй совершенно потерялась простая мысль: дело ведь вовсе не в личности конкретного мэра. И даже не в количестве бродяг в том или ином регионе (кто это может знать точно?). Сегодня все, словно по команде, кинулись защищать и жалеть «униженных и оскорблённых». А завтра благополучно о них забудут…

Кто пополняет сегодня ряды бездомных? Официальные социологические исследования показывают, что это «инвалиды, наркоманы, алкоголики, беженцы, а также бывшие заключенные и убегающие от родителей дети». Насчёт армии наркоманов и беженцев есть некоторые сомнения: всё-таки наркозависимые – это отдельный, крайне специфический, почти не смыкающийся с другими сегмент. А беженцы, если под ними понимать приезжих из «горячих точек» и неблагополучных регионов СНГ, либо переселяются в наши края по той или иной программе поддержки (по линии благотворительных фондов и т.д.), либо едут целенаправленно за работой и, как правило, находят её. (Особняком, видимо, стоят представители бывших республик СССР, которые претендовали, но не смогли добиться российского гражданства.)

Армию бомжей пополняют совершенно разные люди

В то же время из перечня почему-то выпали люди, имевшие, но потерявшие крышу над головой в силу самых разных неприродных катаклизмов. Например, в результате чьего-то мошенничества или просто неудачной сделки с недвижимостью; вследствие неразрешимого семейного конфликта, некорректно составленного завещания и т.д. Веяния последних лет: человек не смог вовремя вернуть ипотечный кредит или задолжал коммунальным службам. В итоге лишился квартиры. Подобный вариант развития событий обычно дополняется потерей работы или смертью близкого человека, который обеспечивал основные доходы семьи. А сколько обитателей бывших ведомственных, ныне приватизированных общежитий оказались на улице! Из-за прорех в законодательстве им никак не удаётся отстоять право на свои квадратные метры, полученные ещё при Советах. Только в Петербурге таких бездомных уже сотни (к счастью, не все из них становятся классическими бомжами). К когорте потенциальных «лиц БОМЖ» необходимо добавить и людей, страдающих психическими заболеваниями. Наверное, нет нужды объяснять, насколько это уязвимая часть общества.

У одних бродяг по той или иной причине утрачена или изначально отсутствует регистрация. У некоторых регистрация есть, но де-факто нет площади. Некоторые не только нигде не зарегистрированы, но и паспорта не имеют.

При этом, даже если абстрагироваться от «происхождения» и юридического статуса, бездомные – отнюдь не однородная масса. Кое-то из них при определённых условиях мог бы вернуться в социум. Другие готовы жить «на два дома»: скажем, летом — где придётся, зимой – в приюте. Кто-то не прочь периодически подрабатывать. А кто-то настолько свыкся со своим образом жизни, что менять ничего не хочет категорически. Добавим, что некоторые бомжи попрошайничают (но при этом лишь небольшая часть «профессиональных» нищих является бездомными).

Поэтому, очевидно, если говорить о некой государственной помощи, то к каждой группе бездомных нужно подходить избирательно.

Совсем иначе видят решение проблемы силовики, поддержавшие читинского мэра. «Мы не можем себе позволить иметь целый социальный класс, который ничего не приносит обществу, — заявил консолидированную позицию Алексей Будько, член Общественного совета Следственного управления Следственного комитета России по Забайкальскому краю. Согласно этой версии, бездомные «только потребляют ресурсы и время милиции, здравоохранения, соцзащиты, коммунальных служб» (причём в этом контексте без пяти минут полицию почему-то причислили к «социальным ведомствам»). «Считаю, что мы дозрели до введения уголовного наказания за тунеядство, причём на уровне всей страны, — продекларировал Будько. — И не надо думать, что бомжи, как опустившиеся и потерявшие профессиональные навыки люди, не будут полезны. Они запросто могут покрыть дефицит дешевой и неквалифицированной рабочей силы — разнорабочие, грузчики, дворники. Да на той же городской свалке сортировщиками мусора пусть работают!» — рубанул силовик-общественник.

Гражданин РФ имеет право быть бомжом

Концептуальное заявление вызвало лёгкий шок. Российский омбудсмен Владимир Лукин в связи с этим вынужден был публично разъяснить, что у каждого человека «есть право быть бомжом и бродягой». При этом всех людей, живущих на улице, полагает Лукин, следует «разделить на два типа» — добровольцы и недобровольцы.

Едва ли можно согласиться с омбудсменом по поводу существования «чистого» первого типа: тех, кто априори, не под давлением обстоятельств выбрал жизненный путь бомжа, всё же единицы. Здесь, скорее, надо говорить о том, что человек, опустившись на дно, «структурно» изменился и уже не мыслит себя в ином формате.

Владимир Лукин делит бомжей на два типа: добровольцев и недобровольцев

Тем не менее, уполномоченный Лукин прав в том, что соотечественникам, которые бродяжничают против своей воли, государство просто обязано помочь. Другим, в принципе – тоже. Однако это ещё сложнее.

По родству бродяжьей души

Конечно, введение в современную юридическую практику такого понятия, как тунеядство, — утопия. К временам суда над Иосифом Бродским (у которого, кстати, дом-то как раз был, и прописка была) мы уже не вернёмся, как бы этого кому-то не хотелось.

«В ходе очередной профилактической операции 9 февраля мы доставили в отделения милиции 126 человек без определенного места жительства, в основном — это жители Забайкальского края, – сообщают «с места событий» сотрудники УВД. Спрашивается: на каком основании задержали? Что предъявили?

В наше время человек может жить, во-первых, где угодно; во-вторых, использовать свои накопления, или быть чьим-то иждивенцем, если ему так удобнее, или просто нигде не работать. И это никого не касается. Если государство не заботится о нашем трудоустройстве, о решении наших жилищных проблем – какое оно имеет право требовать отчёта?

Бомжи часто создают проблемы окружающим

Другое дело, и это надо признать, что люди, которые ведут классический «бродяжий» образ жизни, зачастую создают серьёзные проблемы окружающим. Например, то что бездомных пускают в метро – это хорошо, особенно сейчас, в морозы. Никто бы не хотел, чтобы люди замёрзли на улице. Но приятно ли сидеть рядом с бомжом? Тот, кто ответит положительно, без сомнения, покривит душой. Эстетическая составляющая, запах – это цветочки, гораздо хуже то, что бездомные, к сожалению, являются разносчиками многих опасных инфекций.

Само собой, это не национальная российская проблема. Люди, предпочитающие или вынужденные жить на улице, есть во всех странах мира, включая самые богатые и самые развитые. Правда, специфика везде своя.

Например, в мусульманских странах редко встретишь пожилого бездомного. Даже если что-то случилось с близкими родственниками, всегда найдётся дальняя родня, которая приютит старика. Иначе – позор на весь род. В европейских странах с развитой демократией молодые ребята, да и люди постарше, особенно творческие, зачастую бродяжничают в порядке эксперимента, «поиска себя». Однако большинство из них бомжами в классическом варианте не становятся.

На Западе иногда становятся бомжами, чтобы "найти себя"

Медицина для бездомных – пожалуй, одно из наиболее узких мест. Если жильём и работой всех не обеспечишь (да и не все хотят), то медицинскую помощь в установленных государством объёмах лицам без определённого места жительства обязаны предоставлять наравне с остальными гражданами. Кстати, чуть ли не основной претензией, которую предъявил бродягам читинский мэр, было то, что они «занимают дорогостоящие койки в больницах».

Пациент скорее жив

Отказать бродяге, нуждающемуся в экстренной помощи, действительно не имеют права. В то же время, не секрет, что к бомжам в медицинских учреждениях относятся «несколько иначе», чем к другим пациентам. Но опять-таки, это проблема, не имеющая государственных границ. Достаточно вспомнить знаменитый сериал «ER»/ «Скорая помощь» (где, по свидетельствам профессионалов, весьма достоверно показаны будни чикагской окружной больницы). Когда в приёмное отделение поступает очередной бродяга, которого надо подлечить и провести санобработку, излучающие гуманизм медсёстры долго препираются между собой или тянут спички, дабы определить, кому достанется «приз». А потом поливают пациента из душа, отворачиваясь и зажимая нос рукой… Впрочем, всё по-доброму.

Персонал больниц не любит возиться с бездомными

Конечно, проблема явной и скрытой дискриминации больных гораздо шире проблемы здравоохранения «лиц БОМЖ». Что в Америке, что в России, один человек может выбирать, к какому врачу ему обратиться – частному или государственному, а у других выбора нет. Но это уже тема для отдельной статьи.

Справедливости ради заметим, что в тех же Штатах медицинской страховки зачастую не имеют не только бродяги, но и просто люди, оказавшиеся в тяжёлой жизненной ситуации. В России базовый полис ОМС и вместе с ним некие минимальные гарантии теоретически может получить каждый, в том числе, и бомж. Другое дело, что для этого, во-первых, нужно пройти бюрократические процедуры; во-вторых, бродяги эту бумажку быстро теряют.

Притом что самой острой медицинской проблемой бездомных, применительно к социуму, является как раз профилактика инфекционных заболеваний.

Нельзя сказать, что в этом плане ничего не делается. Периодически в СМИ появляются отчёты об очередной «операции»: бомжей собирают по городу и отвозят на специальные пункты, где их осматривают, «санируют», делают прививки, а иногда и рентген, дают чистую одежду, мыло, какие-то брошюры. Но, во-первых, это лишь разовые кампании, а не упорядоченная система. Во-вторых, о более сложных обследованиях, анализах, речи, как правило, не идёт. Врачи ссылаются на то, что обследовать кого-либо насильно не имеют права, а бомжи обычно обследоваться не хотят.

Немало бомжей не хотят менять свою жизнь

Это правда, как и то, что проводить полноценную диагностику людям, обитающим на улице, очень хлопотно и очень дорого. Но, в любом случае, обнаружив у бездомного человека ту или иную патологию, тем более — потенциально опасную для окружающих, его необходимо будет лечить. И вот тут-то доктора упираются в тупик. Ни организационных, ни правовых, ни финансовых возможностей для этого, по большому счёту, не предусмотрено.

Коллеги наших эскулапов за рубежом сталкиваются ровно с теми же проблемами. Энтузиасты обращаются в благотворительные фонды, открывают бесплатные амбулатории на базе крупных государственных больниц. Иногда центр медицинской помощи незастрахованным больным берёт под своё крыло преуспевающая частная клиника (опыт такого симбиоза со всеми плюсами и минусами наглядно показан в сериале «Сильное лекарство»). Однако даже при самом благоприятном стечении обстоятельств классический бродяга крайне редко становится послушным и ответственным пациентом.

В колхоз или в тюрьму?

Чем ещё государство может помочь бездомным? Строить новые приюты, ночлежки? Но это капля в море.

«Решать проблему за счёт увеличения мест в приютах неправильно. Не подумайте, что я согласен с тем варварским методом, который предложил Михалёв, но и брать бомжей на пожизненное содержание — это тоже не метод, — размышляет ЖЖ-пользователь kirovskiy_pro в интернет-сообществе «Волгоградский клуб блогеров». — Большинство бомжей сами работать не хотят и исправляться также не будут. Многих из них данный образ жизни вполне устраивает. Так не лучше ли предложить какие-нибудь конкретные меры для решения данной проблемы?»

Пока поддержка тех, кто остался без крыши над головой, преимущественно остаётся заботой общественных организаций.

Уже не первый год в целом ряде регионов России работают местные активисты международного пацифистского движения Food Not Bombs («Еда вместо бомб»). Вот что рассказывает об одной из последних акций FNB в Петербурге vireo17: «Накормили человек 35. В меню — макароны с кетчупом, чай и некие цитрусовые (мандарины). Также раздали несколько мешков одежды (что особенно актуально по такому холоду) и немного листовок… Снова проявились мусора, которые задали традиционные вопросы, но даже не стали придираться к баннеру, поспешив обратно в тёплую машину».

Акция "Еда вместо бомб"

В 2007 году была основана межрегиональная сеть помощи бездомным под девизом «За преодоление социальной исключённости», объединяющая ряд организаций Москвы, Петербурга, Мурманска, Архангельска, Петрозаводска и других городов.

Сотрудники одной из таких организаций, петербургской «Ночлежки», 23 февраля поздравили бездомных с Днем защитника Отечества. Людей пригласили в пункт обогрева на Обводном канале и подарили по праздничному набору (мыло, бритвенные станки, пара носков, банка консервов). Сбором подарков занималась инициативная группа волонтеров «Кто, если не мы?».

«Кто, если не я?» — решил, по-видимому, быстро сориентировавшийся в ситуации мэр Москвы Сергей Собянин. В эфире «Эха Москвы» столичный градоначальник пообещал «убрать бомжей с улиц». Детали преемник Юрия Лужкова предусмотрительно опустил.

В России насчитывается от 1,5 до 4,2 млн бездомных

Согласно отчётам международной организации «Врачи без границ», по разным оценкам, сегодня в России насчитывается от 1, 5 до 4, 2 млн бездомных. Наибольшая концентрация «современных странников» наблюдается в мегаполисах, прежде всего в Москве – около 75 тысяч человек, и в Санкт-Петербурге – около 50 тысяч.

Меж тем, гнев общественности в адрес «обнаглевшего чиновничества» параболически нарастает на фоне муссирования проблем бездомных. «Российский мэр озвучил вслух довольно распространенную среди ублюдков мысль — убивать слабых и бесполезных людей, обездоленных и униженных до такого скотского состояния, что многие ублюдки не считают их за людей. И в этом нет ничего зазорного», — пишет в Живом Журнале felbert. Добавим, некоторое время назад эту мысль довёл до логического завершения режиссёр Дмитрий Астрахан в своей гротескной ленте «Контракт со смертью». «Ублюдочное мышление довольно распространенное явление сегодня. Особенно среди чиновников», – констатирует felbert.

В Москве – около 75 тысяч бомжей, а в Санкт-Петербурге – около 50 тысяч

А на некоторых интернет-порталах уже появились «шуточные» опросы на злобу дня. Респондентам предлагается выбрать свой путь решения проблемы бездомных. Предлагаемые варианты ответов: «Отстреливать без лицензии»; «Усыплять»; «Лечить и отправлять на общественные работы, предоставив жильё»; «Создать в забытом колхозе ферму, где они могли бы возрождать сельское хозяйство»; «Построить для них большой приют»; «Сажать в тюрьму»; «Проверить обстоятельства, при которых они стали бомжами, и, по возможности, восстановить их законные права»; «У нас есть бомжи? Никогда не сталкивался с такой проблемой».