20 февраля 2011

Последний бой профсоюзов США

Михаэль ДОРФМАН

Невиданные вещи творятся сегодня. Профсоюзы вывели народ на улицы. Не в Египте и не в Тунисе, а в американском штате Висконсин. Получив в ноябре 2010 года власть в штате, Республиканская партия повела наступление на права профсоюзов. Новый законопроект отбирает у профсоюзов работников штатной и местной администрации, учителей и другие права коллективного представительства. Поодиночке легче сломать. На очереди Огайо и Мичиган, где республиканцы тоже взяли власть. В частном секторе в США профсоюзов почти не осталось. Один за другим большой бизнес уничтожает профсоюзы, сначала в мясообрабатывающей промышленности, затем в пищевой, потом в сталелитейной.

Обама ищет новых союзников

В прошлом году с помощью Барака Обамы сломали хребет профсоюзам автомобильной промышленности. Теперь принимаются за последний бастион – профсоюзы сотрудников штатной и федеральной администрации. Только там остались медицинское страхование пенсионные и другие социальные права. Во всей остальной Америке всё это уже давно считается роскошью. Республиканцы рассчитывают на эгоизм разобщенной массы американцев, на то, что их избирателю будет хорошо, если кому-то станет плохо.

Президент США Барак Обама (в центре) на заводе «Orion Energy Systems, Inc.» в Манитовоке, штат Висконсин

В Белом доме сидит демагог, въехавший во власть на голосах и деньгах рабочих. Только на промежуточных выборах в ноябре Американская конфедерация профсоюзов AFL-CIO потратила на избирательную кампанию демократов свыше 100 миллионов долларов, а локальные профсоюзные организации ещё около 50 миллионов. Однако большой бизнес имеет куда больше денег, и может тратить их беспрепятственно. Обама понимает, что не получит голосов рабочей Америки, и теперь ищет новых союзников. СМИ у нас полны заявлений, что «Обама склонился к центру». Словно раньше он слушал исключительно Ноама Хомского и Славоя Жижека, а вот теперь поправел.

По-другому быть не может

С наступлением эры рейганизма в Америке в 1980-е годы  профсоюзы стали считаться врагом, если не общества, то власти. Профсоюзы не приглашаются к партнерству, пресса встречает профсоюзные акции враждебно, а законодатели наложили множество ограничений, делающих организацию трудящихся затрудненной, а то и невозможной. Под наступление на профсоюзы подведена и теоретическая база: всё, что мешает современному гегемону, большому бизнесу, в максимализации доходов – заведомо плохо. В свободнорыночных фридманистских учебниках и справочниках профсоюзы попросту названы помехой. Сильное профсоюзное движение числится среди недостатков экономики разных стран. 20 лет наступления на права трудящихся и  изменения в экономике привели к ослаблению профсоюзного движения.

Американские профсоюзы – конечно, не идеал. В отличие от корпораций, имеющих свои тайные планы сделать на всём деньги, с профсоюзами всё ясно: откуда у них деньги, и чего они хотят. Американские профсоюзы имеют множество недостатков. Там есть коррупция, непотизм, блат, политиканство, и даже связи с мафией. Чтобы разбить рабочее движение, запугать рабочих, хозяева нанимали мафию. И профсоюзы – тоже. Так и во всём.  В мире, где алчность, стяжательство и корыстолюбие  почитается добродетелями, а жадность возведена не только в добродетель, но и в главную корпоративную обязанность, в мире, где не деньги служат делу, а дело является побочным продуктом деланья денег – профсоюзы просто не могут быть лучше, моральней или добрей хозяев. Считается, что хозяева для увеличения доходов могут делать всё, что не запрещено законом. От трудящихся требуется высокая мораль, самопожертвование и  верность долгу. В атмосфере корпоративной жадности, когда всё делается за деньги и ради денег, рабочие и их объединения не могут быть иными.

Атака работодателей

Больше половины населения США, около 160 миллионов американцев, заявляют, что хотели бы состоять в профсоюзе, если бы могли. Однако очень малая доля из них действительно может объединиться. В Америке действует закон, требующий для создания профкома осуществление процедуры всеобщего тайного голосования всех рабочих. Такое же голосование требуется для начала забастовки, а также для утверждения её результатов.

День труда в США

Ущемление профсоюзных прав нарушает демократические свободы американцев. Более того, доводы большого бизнеса, ранее считавшиеся абсолютными, теперь звучат не убедительно. Большой бизнес  не выполнил своей части общественного договора, и экономический рост не привел к росту благосостояния для всех.

Исследование, проведенное в 2008 году Корнелльским Университетом совместно с Госкомиссией по торговому дефициту, показывает, что работодатели постоянно влияют на голосование. Сторонников юнионизации преследуют и увольняют. По данным исследования, 25% частных работодателей практикуют незаконное увольнение активистов за создание профсоюзов. Больше 2/3  практикуют использование управленческого звена для  давления на рабочих, беседы «один на один». 92% работодателей оказывают давление на рабочих с целью склонить их к участию в антипрофсоюзных митингах и собраниях, запрещают профсоюзные собрания на территории своих компаний. За последние 45 лет резко выросло число работодателей, решением суда вынужденных компенсировать незаконное увольнение работников за их желание создать профсоюз. И это при том, что в течение последних 30 лет, все американские администрации были враждебны к профсоюзам и на соблюдение рабочего законодательства времен Рузвельта и Трумена не находилось достаточно ресурсов. Да и наказания и штрафы такие незначительные, что работодателю выгодней понести штраф и списать его в расход.

Кризис среднего класса

Профсоюзы были активным участником создания американского среднего класса. Средний класс ведь определяется не уровнем доходов, а наличием экономической независимости от государства или корпоративного бизнеса. Именно профсоюзы добились таких условий и зарплат, что заводские рабочие могли послать своих детей в университеты. Не случайно, что размывание американского среднего класса идёт рука об руку с наступлением на профсоюзы. Мы наблюдаем исчезновение хозяев, и видим всё больше и больше менеджеров, а также отчужденных от производства рантье. Отсутствие рабочей организации позволяет ликвидировать высокооплачиваемые должности и отдавать работу в развивающиеся страны. За последние 10 лет уровень доходов среднего класса снизился на 17%. Зато доходы управленческого суперкласса подскочили вверх, и общественная пропасть расширилась.

Наступление на профсоюзы бьёт по среднему классу

Ещё хуже дело с социальным обеспечением. Всё больше и больше американцев оказываются без медицинского страхования. Качество медицинских страховых планов снижается, а цена растёт. Всё больше и больше рабочих на полной ставке не способны обеспечить прожиточный минимум.

Дело не в абсолютных цифрах. Так, район Нью-Йорка Лонг-Айленд — одна из самых дорогих зон в США. Здесь годовой доход ниже $40-45 тысяч, который обеспечивает приличную жизнь в других местах и в два раза превышает официальный уровень бедности в США ($18 тысяч на семью не менялся с 1960-х годов), можно считать бедностью.

Надежда остаётся

Президент Обама не выполнил обещание провести Закон о свободных выборах в профсоюзах, обходящий тайное голосование. По проекту закона, достаточно подписей большинства работников, чтобы их местный комитет считался их представителем на переговорах с хозяевами. В точности, как это происходит, когда профком хотят расформировать. Однако в обществе свободного рынка, свобода существует не для работников и их представителей. Команда, подобранная Обамой для решения экономических проблем, включает всё те же старые лица сторонников фримаркета и защитников гегемонии большого бизнеса в американском обществе. Большие надежды вызывало назначение Хильды Солис на пост министра труда. Она была известна тем, что симпатизировала профсоюзам. Однако Солис назначили, зато всем предложениям об укреплении профсоюзов демократы «дали умереть» в Конгрессе.

Надежда всегда остаётся, но не на президента, а на общественную деятельность, которую у нас стесняются назвать классовой борьбой. Размывание и обеднение среднего класса, а также увеличение общественной пропасти во многом снимает существовавшие барьеры и облегчает борьбу за общественную справедливость. Хотя классовая война в обществе идёт во всю. И развязал её 1% сверхбогатой интернациональной плутократической элиты за перераспределение общественных благ и доходов в свою пользу. Профсоюзы в Америке – одна из основных преград, оставшихся на их пути.