13 января 2011

На полюс напролом? Запросто!

Дмитрий ЖВАНИЯ
В Сахалинском заливе Охотского моря из ледового плена суда вызволяют дизель-электрические ледоколы «Магадан», «Адмирал Макаров» и «Красин». Для небольшого «Магадана» миссия оказалась невыполнимой. Мощные «Адмирал Макаров» и «Красин» тоже с задачей справились не в полном объёме. Рефрижератор «Берег надежды» и плавбаза «Содружество» всё ещё скованы льдами. ЧП в Сахалинском заливе в очередной раз наглядно показало, зачем России нужен атомный ледокольный флот, который едва не заржавел в годы экономической либерализации.

Ломать лёд холодной войны

Атомные ледоколы называют русским холодным оружием в Арктике. «Северные страны смотрят на Россию с завистью, – говорит советник директора «ОКБМ Африкантов». – Никто кроме нас не может прокладывать такие протяжённые пути по Северному Ледовитому океану. Без атомных ледоколов никак не обойтись тем, кто захочет осваивать арктический шельф. Однако сейчас есть более масштабная цель – проводка  крупнотоннажных судов по Северному морскому пути. Круглогодичная навигация в высоких широтах уже существует, но для ритмичной работы нужен очень мощный ледокол-лидер, способный передвигаться в любых льдах и при любых погодных условиях. Над решением этой задачи трудятся учёные и конструкторы».

Атомный лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть» и атомный ледокол «Сибирь»

Кстати, во многом благодаря достижениям атомного ледокольного судостроения, в нашей стране сегодня реализуется проект первой в мире плавучей атомной станции «Академик Ломоносов», спущенной со стапелей петербургского Балтийского завода 10 июня 2010 года. «ПАТЭС оснащена немного доработанной реакторной установкой ледокольного типа, – уточнил Юрий Панов. – Но, с тем же успехом, можно было взять за основу лодочный прототип».

Плавучая атомная электростанция «Академик Ломоносов»

Конечно, в авангарде атомного судостроения шли военные. Но о мирном использовании новой энергии советские учёные думали с самого зарождения отрасли. И в то же самое время, когда заканчивалось строительство первой советской атомной подводной лодки «Кит», на ленинградском Адмиралтейском заводе возводили первый в мире атомный ледокол «Ленин». Решение о создании атомного ледокола правительство приняло 20 ноября 1953 года. Проект разрабатывался в ЦКБ-15 (ныне  —  «Айсберг»). Главным конструктором ледокола был назначен Василий Неганов, а атомная установка для судна создавалась под руководством Игоря Африкантова. Проект в целом курировал академик Анатолий Александров, который одновременно был научным руководителем проекта по созданию военно-морского подводного атомохода. В июле 1956 года на верфях была заложена первая секция корпуса судна. Закладке предшествовали большие подготовительные мероприятия в цехах и на стапеле.

«При разработке документации на реактор для АПЛ и реакторной установки для ледокола использовался ряд общих технических решений, – объясняет советник директора «ОКБМ Африкантов» Юрий Панов. – Но были и существенные отличия. Например, насосы первого контура на ледоколе были горизонтальными, а для АПЛ – вертикальными. Как показала практика, последний вариант более удачен». Размеры атомохода «Ленин» рассчитывались с учётом требований эксплуатации. В итоге параметры оказались такие: длина 134 м, ширина 27,6 м, водоизмещение почти 18 тыс. т. Мощность энергетической установки обеспечивала скорость хода 18 узлов на чистой воде и 2 узла во льдах двухметровой толщины.

Работы на ленинградской судоверфи широко освещалось в советской прессе. Молодой сборщик Альберт Чертовский, беседуя с корреспондентом ленинградской комсомольской газеты «Смена», заявил: «Я счастлив, что строю атомный ледокол. Здесь я познал настоящую романтику труда и встретил настоящих героев – самоотверженных и настойчивых. Они многому меня научили». «Мне выпала огромная честь, – сказал «Смене» слесарь-сборщик Виктор Архипов. – Стараешься делать так, чтобы всё было красиво и прочно. Ведь смотреть на творение наших рук будут миллионы людей». Сейчас, конечно, можно посмеяться над советским пафосом представителей класса-гегемона. Но с другой стороны, им можно и позавидовать. Ведь в наше время далеко не многие находят смысл в своём труде, кроме заработка.

Спустили атомоход на воду 5 декабря 1957 года, в день советской конституции. «С утра моросил дождь, дул резкий, порывистый ветер. Но участники церемонии не замечали хмурой погоды. Все площадки вокруг стапеля заполнились людьми. Многие поднялись на строившийся по соседству танкер. Когда корма судна с шумом врезается в невские воды, десятки голубей устремляются в воздух, – писала «Смена». – Мягко осев, соскальзывает с порога спусковых дорожек нос атомохода, и в тот же момент на флагштоке взвивается флаг. Торжественно звучит государственный гимн. Радостными гудками приветствуют своего могучего собрата суда, выстроившиеся в устье Невы. Гремят цепи якорей, ледокол замедляет ход, останавливается. По команде начальника цеха Никитина буксиры отводят ледокол к достроечному пирсу завода. Взволнованные и радостные, обмениваясь впечатлениями и поздравлениями, расходились строители ледокола». Кстати,  для атомохода «Ленин» потребовалось несколько тысяч труб различной длины и диаметра. Специалисты подсчитали, что если трубы вытянуть в одну линию, их длина составит 75 километров.

Пришвартованный у Адмиралтейских верфей ледокол посетили президент Финляндии Урхо Кекконен, премьер-министр Англии Гарольд Макмиллан, Ричард Никсон, тогда ещё вице-президент США, и другие важные персоны. А завершение работ на ледоколе «Ленин» пришлось на визит Никиты Хрущёва в Америку. 14 сентября 1959 года советская пресса опубликовала текст, поданный как ответ руководителя СССР на письма и телеграммы трудящихся: «Наша поездка в США совпала с двумя величайшими событиями: впервые в истории успешно осуществлён полет космической ракеты на Луну, посланной с Земли советскими людьми, и вышел в плавание первый в мире атомный ледокол «Ленин»… Он будет ломать не только льды океанов, но и льды холодной войны».

Первая арктическая навигация атомного ледокола «Ленин» началась 19 августа 1960 г. Она длилась 3 месяца 10 дней. Атомоход прошел более 10000 миль, из которых более 7000 миль – в тяжелых ледовых условиях, провел через льды Карского моря и моря Лаптевых 92 судна. Ледокол отлично зарекомендовал себя во льдах. Если бы не «Ленин», то дизельные ледоколы «Красин» и «Капитан Мелехов» не смогли отбуксировать пароход «Володарский» и теплоход «Разлив» у мыса Щербина в проливе Вилькицкого в условиях сжатия льда. Только за первые 6 лет эксплуатации ледокол прошел свыше 82 тысяч морских миль и самостоятельно провел более 400 судов. Как замечает Юрий Панов, «эксплуатация атомохода в Арктике показала преимущество ядерного реактора перед традиционными силовыми установками, использующими органическое топливо».

Правда, не обошлось и без аварий. Первая случилась в феврале 1965 года, когда получила повреждения активная зона реактора. Частью топлива «Ленин» поделился с плавтехбазой «Лепсе», где оно хранится и по сей день, отчасти поэтому  плавтехбаза «Лепсе» является одним из самых опасных и сложных ядерно-опасных объектов на северо-западе России. Остальное топливо было выгружено и помещено в контейнер. В 1967 году контейнер погрузили на понтон и затопили в заливе Цивольки (восточное побережье архипелага Новая Земля). Вскоре после этого произошла вторая авария – трубопроводы реактора дали течь. Во время ликвидации протечки оборудованию реакторной установки были нанесены серьезные механические повреждения. После этого, конструкторы и решили полностью заменить весь реакторный отсек. Часть топлива была опять-таки помещена на ту же  плавтехбазу «Лепсе», а реакторную установку отбуксировали к Новой земле, в залив Цивольки, и затопили.

«Отработавшие свой ресурс атомные установки после приведения их в безопасное состояние были затоплены в районе Новой Земли. Вплоть до настоящего времени «Курчатовский институт» проводит мониторинг радиационного фона в этом месте. Никаких превышений радиационного фона там не зафиксировано», – утверждает Юрий Панов.

Новый тип Ядерной энергетической установки (ЯЭУ) проектировало Бюро Игоря Африкантова. Конструкторы поместили её в корпусе «Ленина», получилось очень удачно. В итоге Африкантов добился в Москве запуска в производство этой установки для первого ледокола. Поскольку «Ленин» должен был вернуться в строй к столетию большевистского вождя, все работы велись в ускоренном темпе.

После этого «Ленин» отработал ещё 19 лет. В 1989-м его вывели из эксплуатации. «И 20 лет стоял, ждал своей участи вдали от цивилизации. В разгар перестройки про ледокол, да ещё с таким названием, забыли, – рассказывает нынешний капитан «Ленина» Александр Баринов. —  Он гнил в Мурманске на территории ВГУПатомфлота (это последнее время он так называется, а раньше это была база 92). Кстати, эта ремонтная база строилась именно под ледокол «Ленин». А номер 92 ей дан потому, что в таблице Менделеева это номер урана. Когда в 1960 году ледокол «Ленин» первый раз пришел из Ленинграда в Мурманск, там был один деревянный причал, да сарай на берегу. А сейчас там мощное ремонтное предприятие, обслуживающее десять атомоходов. Большая серьезная база была построена за эти 50 лет».

В 2009 г. ледокол «Ленин» стал Музеем освоения Арктики

В мае 2009 года на «Ленине» создали Музей освоения Арктики. «В 2009 году ледокол «Ленин» решили сделать музеем и поставили на плавпричал в центре города, около здания морского вокзала. С того момента началось активное посещение «Ленина». Сейчас это одно из самых посещаемых мест в городе Мурманске: из 400 тысяч жителей города  32 тысячи уже побывали на ледоколе  «Ленин». С большим интересом люди ходят на экскурсии, узнают много нового. И для меня стал откровением неожиданный факт: оказывается не все мурманчане, даже те, что всю жизнь прожили в городе, не говоря о молодом поколении, знают, что в городе есть атомный флот. А атомный флот – это брэнд не только Мурманска и всего Заполярья, а вообще всей нашей страны. Это уникальный флот, единственный в мире! Больше нигде в мире нет атомных ледоколов. Россия, обладая этим флотом, чувствует себя хозяйкой Арктики. Ведь обычно хозяин кто? Тот, кто круглогодично там находится, а это атомные ледоколы и суда, которые они проводят. Я так думаю, что на этом и должна строиться большая политика в подобных вопросах», – говорит капитан легендарного ледокола.

Флагшток на макушке Земли

Второй советский ледокол «Арктика» был заложен 3 июля 1971 года на стапелях ленинградского Балтийского завода, а уже 26 декабря 1972 года спущен на воду. По решению правительства сразу был проверен мобилизационный вариант использования ледокола – как крейсера береговой обороны. Корабль оснастили крупнокалиберными артиллерийскими установками с боезапасом, а также дополнительным радиолокационным и радиоэлектронным оборудованием. В период испытаний с борта велась стрельба по мишеням. «Линейные ледоколы изначально создавались как суда двойного назначения, – говорит Юрий Панов. – На специальную площадку были стянуты пушки, пулемёты. К счастью, за полвека существования атомного флота так и не появилась необходимость применять вооружение по назначению».

Ледокол «Арктика» у причала Балтийского завода

В историю «Арктика» вошла как первое надводное судно, достигшее «макушки» земного шара – Северного полюса. Случилось это 17 августа 1977 года в 4 часа утра по московскому времени. Ранее у полюса всплывали подводные лодки: вначале американская SSN-578 (1959 год), а потом наша «Ленинский комсомол» (1962 год).

По предварительным расчетам путь «Арктики» к полюсу предполагалось проложить по прямой линии с запада. Против такого маршрута категорически возражал Валерий Купецкий, автор теории «свободной воды» и долговременных ледовых прогнозов на основании «солнечной матрицы». Он доказывал, что на западном направлении в это время года ледокол ждут непроходимые льды, тогда как из восточной части моря Лаптевых ледовая обстановка позволяет без риска выйти на простор «Великой Сибирской полыньи». Его поддержали капитаны. Весомыми посчитал его доводы министр морского флота Тимофей Гуженко, и маршрут было поручено разработать Купецкому. Выйдя из Мурманска, пройдя Карское море, миновав пролив Вилькицкого, «Арктика» вошла в море Лаптевых по 130-му меридиану и повернула на север.

«Арктика» уходит на первое тестирование

Руководил экспедицией сам министр морского флота Тимофей Гуженко, а «Арктикой» командовал капитан Юрий Кучиев, который до того, как возглавить атомоход, проработал на ледоколах всех типов, а с 1964 года был капитаном «Ленина». В юности он мечтал стать летчиком-истребителем, но стал моряком, о чем никогда не жалел. «Я рвался в море, потому что выработался ритм борьбы. Во льдах всё время идет борьба: здесь давит, там тащит, корабли застревают, и эта мясорубка, борьба со стихией страшно увлекает. Я не стал летчиком-истребителем, но я стал истребителем льда», – сказал Кучиев в интервью газете «Молодежь Осетии» незадолго до своей кончины.

Два Юрия

По словам Кучиева, «арктическая среда резко отличается от обычного моря, а «ледорубщики» резко отличаются от флота торгового»: «у последних преобладают меркантильные соображения, а у «ледорубщиков» стихия, атмосфера сражения выковывает определенные человеческие качества». (Юрий Кучиев завещал развеять его прах и прах его жены над водами Арктики, это и было сделано с борта атомного ледокола «Ямал».)

Первыми на лед Северного полюса c борта «Арктики» спустились Фидус Асхадуллин и мастер-ремонтник по фамилии Шпринг, чтобы установить на макушке Земли стальной блестящий стержень. В 9 часов 40 минут по московскому времени над Северным полюсом был поднят флаг Советского Союза. Капитан ледокола Юрий Кучиев прикрепил у подножия флагштока древко от флага экспедиции Георгия Седова, которая не смогла тогда дойти до Северного полюса. «Я испытал совершенно необыкновенное волнение, – вспоминал Юрий Кучиев, – когда донес до Северного полюса древко флага, который не донес до Полюса погибший на острове Рудольфа известный полярный исследователь Георгий Седов, это древко было найдено у его могилы».

Моряки и ученые совершили «кругосветное путешествие»: вокруг десятиметровой стальной мачты, к которой крепилось полотнище, протоптали круг радиусом метров в двадцать и друг за другом по этому кругу прошли, пересекая все земные меридианы. Старший техник Рафик Булатов изготовил из куска резины сувенирный «почтовый» штемпель с надписью: «Северный полюс. Атомный ледокол «Арктика» 17 августа 1977 г.», и стал штамповать конверты, открытки, фотографии, всего – 120 штук. Перед уходом с полюса моряки спустили на дно Северного Ледовитого океана памятную металлическую плиту с изображением Государственного герба СССР, капсулу с проектом конституции СССР и текстом гимна, а также и сувенирный штемпель похода.

Сувенирный «почтовый» штемпель, изготовленный старшим техником Рафиком Булатовым

В ноябре 1982 года согласно постановлению ЦК КПСС было решено увековечить память умершего генсека Леонида Брежнева и назвать его фамилией атомный ледокол. Есть версия, что в постановлении была допущена опечатка, «Брежневым» стал не строящийся атомоход, который впоследствии получил имя «Советский Союз», а действующий. Так или иначе, именно «Арктика» с 1982 года по 1986-й носила имя «Леонид Брежнев». В арктическом эфире в это время порой звучали анекдотические позывные: «Ленин»! «Ленин»! Ответьте «Брежневу»!».

Сибирский характер

Через десять лет, 25 мая 1987 года, до Северного полюса добрался другой советский ледокол – «Сибирь». 8 мая 1987 года атомоход «Сибирь» вышел из Мурманска. Его курс был проложен через Баренцево море между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа до 87° северной широты, где дрейфовала полярная станция. Для безопасности плавания на ледоколе была создана оперативно-научная группа, которая принимала с искусственных спутников Земли информацию о состоянии ледовой обстановки, поддерживала связь с ледовой разведкой. На ледоколе находились учёные, которые в ходе высокоширотного рейса занимались океанологическими, геофизическими, гидрометеорологическими исследованиями. Через десять дней «Сибирь» пробилась к полярной дрейфующей станции.

Маршрут «Сибири»

От Мурманска ледокол прошел 1360 миль, из них 1020 миль во льдах. Последние мили, чтобы прости сквозь льды 4-метровой толщины, пришлось преодолевать ударами. В это время года в столь высокие широты не заходило еще ни одно надводное судно. Постоянно велась ледовая разведка с вертолетов Ми-2 и Ми-8, а также с самолета Ил-24Н, что намного облегчало выбор пути судоводителями. Когда 14 полярников увидели приближающийся огромный ледокол, они начали жечь факелы, стрелять из ракетниц, бросали вверх шапки… Первый этап экспедиции закончился 18 мая, накануне 50-летия со дня организации научно-исследовательской дрейфующей станции СП-1.

До Северного полюса оставалось всего 212 миль. Воздушная разведка показала: чтобы достичь Северного полюса, понадобится около недели. Моряки, учёные и другие участники экспедиции решили идти напролом, и 25 мая 1987 года в 15 ч 59 мин по московскому времени ледокол «Сибирь» оказался в географической точке Северного полюса. Над полюсом снова установили красный флаг СССР. А участники экспедиции за считанные минуты совершили кругосветное путешествие, пересекая один за другим все меридианы Земли.

Затем ледокол двинулся на юг. Ледовая обстановка была очень тяжёлой. «Сибирь» обогнула Землю Франца-Иосифа с запада, а потом взяла курс на мыс Желания — северную оконечность Новой Земли. У Новой Земли ледокол встретил караван судов во главе с ледоколом «Красин». «Сибирь» продолжила путь с судном на буксире, на Диксоне с борта высадили полярников СП-27, и взяли на борт груз и персонал СП-29.

Экспедиция на ледоколе «Сибирь» на Северном полюсе

4 июня  «Сибирь» взяла курс на северо-восток к проливу Вилькицкого. 6 июня вышла в море Лаптевых и повернула на север. Скорость резко упала. Начинался лед Таймырского массива. Ледокол был вынужден вновь прокладывать себе путь ударами… 9 июня атомоход подошёл к льдине, которая находилась в координатах 80°15′ северной широты, 113°27′ восточной долготы, где предстояло разместиться экспедиции «Северный полюс-29». Разгрузка шла круглые сутки. Надо было не только извлечь 360т груза из трюмов ледокола, но и развезти его тракторами по своим местам, помочь полярникам поставить домики. 19 июня атомный ледокол «Сибирь» возвратился в порт приписки.

Пресса того времени писала: «С большой радостью встретили моряки и члены экспедиции приветствие Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева: «Дорогие товарищи! Советские люди с гордостью и восхищением следят за ходом вашей экспедиции. В славную историю освоения и изучения Арктики вписана новая замечательная страница. Желаю успешного завершения намеченной программы. Здоровья вам и счастья, новых свершений на благо нашей социалистической Отчизны».

А сейчас на полюс атомоходы возят даже туристов. «На полюс ходят уже более 30 лет, нарабатывался опыт плавания, обогатились человеческие знания, — говорит капитан «Ленина» Александр Баринов. — Сейчас это стало обычной работой. И теперь туда каждые две недели ходит с туристами новый атомоход «50 лет Победы» – точно по расписанию. На рейс дается две недели. Первый рейс был, если не ошибаюсь, в 1990 году совершен на ледоколе «Россия». С тех пор был только один рейс, когда ледокол не дошёл до Северного полюса. Это было связано с тяжелой ледовой обстановкой и плохой видимостью, когда невозможно пользоваться вертолетной разведкой. Но для ледокола это не столь важно – он все равно бы дошёл».

«Сибирь» пробивает путь во льдах

Русская мощь

В настоящее время атомный ледокольный флот подведомственен госкорпорации «Росатом» (с 2008 года) и эксплуатируется ФГУП «Атомфлот».

В его состав входят:
— пять ледоколов мощностью по 75 тыс. л. с. («Арктика», «Россия», «Советский Союз», «Ямал» и «50 лет Победы»), их силовые установки которых имеют по два реактора;
— два ледокола мощностью по 40 тыс. л. с. («Таймыр», «Вайгач»), силовые установки которых имеют по одному реактору;
— лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть» мощностью 40 тыс. л. С. — силовая установка с одним реактором.

А первым, кто задумался о покорении Арктики с помощью ледоколов, был адмирал Степан Макаров, чьё имя носит ледокол, который сейчас спасает суда в Охотском море.  12 марта 1897 года на заседании Академии наук адмирал сказал: «Россия своим фасадом обращена к Ледовитому океану и поэтому ни одна нация не заинтересована в ледоколах более нас. Природа заковала нас во льды, и чем скорее мы сбросим эти оковы, тем раньше дадим возможность развернуться русской мощи».

История создания и развития советского атомного ледокольного флота – лучшее доказательство того, что для модернизационного прорыва в области высоких технологий нужна государственная воля. Советское государство, понимая необходимость атомных ледоколов для освоения Арктики, сумело обеспечить их появление и усовершенствование. А рыночные государства Заполярья не имеют атомного ледокольного флота до сих пор.  Поэтому удивляет мнение некоторых экспертов, что дальнейшее освоение Арктики надо доверить бизнес-структурам. Мол, бизнес разберётся, что и как осваивать. Бизнес исходит из соображений близкой экономической выгоды, а не из далёкой перспективы. С точки зрения экономической выгоды походы «Арктики» и «Сибири» на Северный полюс  совершенно бессмысленны. Но если бы «Арктика», а потом «Сибирь» не пробили бы путь на полюс, сейчас бы не было нынешнего коммерческого туристического маршрута на «макушку Земли».  Но моряки «Арктики» и «Сибири» ломали льды не для того, чтобы сейчас на полюс катались туристы, принося прибыль. Нашими полярниками двигали совсем другие соображения – научные и, условно говоря, — спортивные. А главное, они хотели поднять престиж своей Родины.